velcom /

В Сети все еще гуляют страшилки о том, что вышки сотовой связи облучают, а длительные разговоры по мобильному телефону негативно влияют на мозг. Но можно ли верить слухам? Вредно ли находиться вблизи антенн, которые используются в базовых станциях, и можно ли назвать смартфон источником опасного радиочастотного излучения? «Время перемен» — проект, в котором velcom c его тарифами «Комфорт» рассказывает о новых технологиях, — искал ответы вместе с ведущим инженером лаборатории электромагнитных полей Минского центра гигиены и эпидемиологии Анатолием Лепехиным.

«Получили снимок Венеры — и началось сумасшествие»

До того как связать свою жизнь с мобильной связью, Анатолий Лепехин, выпускник физического факультета БГУ, занимался разработками для дальнего космоса. В лаборатории электромагнитных полей пытливые умы вершили «вселенские дела». В частности, разрабатывали антенны дальней радиосвязи, которые устанавливались на космических аппаратах «Венера-9» и «Венера-10». Они были оснащены комплексом научной аппаратуры для исследования поверхности «утренней звезды». А для передачи полученной информации на космическую станцию, выведенную на орбиту Венеры, была нужна радиоантенна.

— Аппарат садился на поверхность планеты, а связь с ним осуществлялась через спиральные антенны на солнечных батареях, которые передавали информацию на Землю посредством зеркала — радиолинейной линии связи, — делится подробностями Анатолий Лепехин. — Мы рассчитывали аппарат таким образом, чтобы он хотя бы полчаса продержался на поверхности для забора данных: температуры, давления, плотности атмосферы и грунта. Оказалось, что на Венере температура 500 градусов по Цельсию и давление 90 атмосфер. Более того, в ее атмосфере обнаружили капли серной кислоты.

Специалист вспоминает, что станция летела до Венеры около 8 месяцев, преодолев за это время 70 миллионов километров. Спускаемый аппарат на парашюте был сброшен со станции, когда она входила в атмосферу планеты. В момент посадки устройства ученый находился в центре дальней космической связи в Евпатории — штаб-квартире «советского НАСА».

— Посадка произошла в 3 или 4 утра — мы примерно знали, когда аппарат войдет в атмосферу, и собрались в это время большом зале. И вот он должен был уже спуститься — но тишина. Генерал говорит: «Ну, наверное, опять за бугор ушла». Все решили, что случилась неудача. Сидим, болтаем между собой. И вдруг какой-то военный вносит в зал широкую ленту, с нее еще что-то капает, а на этой ленте — первое изображение поверхности Венеры! И тут началось сумасшествие. Это не передать, это надо пережить. Завтра все это было в газетах, — вспоминает Лепехин, получивший тогда госпремию за разработку антенны.

«Базовую станцию можно поставить хоть на подоконнике»

Через какое-то время молодому ученому пришлось сменить «космическую» работу на земную. В эпоху мобильной связи он перешел в Минский центр гигиены и эпидемиологии.

Сейчас базовые станции работают в диапазоне частот 900 МГц, 1800 МГц и 2100 МГц. Строительство вышек производится в соответствии Санитарными нормами и правилами (СаНПиН). Самый главный показатель — плотность потока энергии (электромагнитного поля), или сокращенно ППЭ, который не должен превышать 10 микроватт на квадратный сантиметр (мкВт/см2).

— В своей работе мы руководствуемся сборником «Требования к электромагнитным излучениям радиочастотного диапазона при их воздействии на человека» — это наша «Библия», общий документ. По сотовой связи есть отдельный: «Гигиенические требования к установке и эксплуатации систем сотовой связи». Но требования в них одинаковые, — поясняет специалист.

Документ не содержит никаких ограничений по месторасположению базовых станций и расстоянию от них до жилых помещений.

— У нас антенны сотовой связи стоят не только на улицах, домах, столбах освещения. Многие из тех, кто снимает где-нибудь помещение, заключают с операторами договор на установку антенн или репитеров (усилителей мобильной связи) прямо в помещении. Антенну можно поставить хоть на подоконнике, лишь бы не было превышения плотности потока энергии 10 мкВт/см2, — говорит Лепехин. — У современных антенн излучение стало немного меньше, чем было у старых, но увеличилось само число антенн, так что ситуация особо не изменилась. Другой вопрос в том, что даже при установке нового оборудования мы внимательно измеряем плотность потока энергии. Если есть хоть небольшое превышение нормы, то разрешение мы просто не подпишем. Этот норматив считается одним из самых жестких.

В Европе и США норматив в десятки раз выше

Во многих западных странах норматив электромагнитного излучения составляет от 100 мкВт/см2 до 1000 мкВт/см2 в зависимости от диапазона частоты передачи.

— Если доказано, что даже 100 мкВт/см2 не вредно для человека, то почему мы ставим в рамки владельцев радиотехнических устройств? Я считаю, что его можно смело увеличить до 120−140 мкВт/см2, — признается Анатолий Васильевич.

При пользовании мобильной связью также нужно учитывать удаленность сотовых антенн от смартфона. Чем она больше, тем мощнее будет работать антенна самого мобильного аппарата на прием-отдачу сигнала.

Выходит, что вышка связи рядом с домом порою безопаснее, чем вдали от него. Показательный случай был не так давно при установке мачты velcom на улице Притыцкого. Конструкцию поставили в 25 м от дома, но при этом все показатели в норме — плотность потока энергии даже гипотетически не может приблизиться к безопасным 10 мкВт/см2. И при этом телефоны жильцов не «греют», поскольку для передачи сигнала требуется минимальная мощность.

«Путают с радиоактивным излучением»

Нередко обыватели путают излучение радиочастотного диапазона с рентгеновским или радиоактивным. Неспециалист может любой вид излучения счесть радиацией. Доходит до анекдотичных ситуаций.

— Иногда приводят такой довод: мол, понимаете, даже тараканы ушли. Но, как ни странно, тараканы действительно не любят частоту, на которой работает мобильная связь. Если сравнить с 1995 годом, тараканов стало гораздо меньше, в том числе из-за сотовой связи. Когда телефонов было мало, я даже предлагал ребятам из радиотехнического института организовать выпуск просто передатчиков для борьбы с насекомыми, — вспоминает Лепехин.

Чаще всего, уверяет специалист, беседы с гражданами при установке базовых станций вблизи их жилья проходят гладко. Хотя из раза в раз приходится слышать: «Нас облучают, не надо нам здесь базовых станций».

В квартирах минчан ППЭ обычно не превышает 1 мкВт/см2.

— Понимаете, мы никогда не допустим, чтобы в жилых помещениях, на прилегающей территории ППЭ было выше нормы. Мобильные операторы в Беларуси соблюдают все требования законодательства. Где бы они ни размещали базовые станции, человек всегда находится в безопасности, — заверяет инженер.

«Чем старше телефон, тем больше он излучает»

В повседневной жизни человека окружают различные источники электромагнитного поля — это и микроволновые печи, и телевидение, и радио, и мобильные телефоны, и роутеры, которые «раздают» Wi-Fi. Однако излучение последних совсем небольшое — ниже, чем у базовой станции. Совсем другое дело — сотовый телефон.

— Для телефона нормативы у нас не 10, а 100 мкВт/см2. Почему? Потому что «десятка» — это ограничение для прилегающей территории, где человек может находиться под воздействием антенн в течение суток. А по телефону мы максимум говорим два часа в день. Поэтому норматив и выше, — объясняет специалист.

Интенсивность воздействия зависит от поколения телефона. Чем современнее устройство, тем меньше оно излучает в окружающую среду, заверяет ученый. Дело в том, что базовая станция «дает команду» телефону больше или меньше передавать энергии в зависимости от его чувствительности. У старых телефонов этот уровень значительно ниже, соответственно, радиочастотное излучение от них интенсивнее.

Кроме того, уровень излучения зависит и от удаленности от базовой станции. Чем она дальше, тем больше вынужден излучать телефон для устойчивого сигнала. Все знают, что если спуститься в подвал, то связь может стать значительно хуже. А мобильный телефон в этот момент начинает излучать гораздо сильнее, пытаясь найти сеть.

— Немного математики: интенсивность электромагнитного поля обратно пропорциональна квадрату расстояния. То есть, чем дальше находишься от человека, разговаривающего по мобильному, тем меньшее излучение испытываешь от его телефона, — рассказывает собеседник.

«Наши беды никак не от электромагнитных полей»

Специалист уверяет, что не надо бояться сотовой связи:

— Основной вред здоровью приносят плохая вода, пища и воздух. Они и определяют все наши беды, но никак не электромагнитные поля. От них мы хорошо защищены даже на генетическом уровне: ведь миллиарды лет, пока шло развитие нас и других живых организмов, мы находились под воздействием солнца. Наш организм адаптировался к длинноволновому диапазону, к ультрафиолету, потому что он проходит через озоновый слой. То же рентгеновское излучение более опасно, чем радиочастотное.

90% излучения, по словам специалиста, уходит в «никуда».

— Если бы нам научиться собирать эту энергию, которой мы не пользуемся. Но это, скорее всего, было бы дороже, чем просто потерять ее, — убежден инженер.

Роль операторов сотовой связи со временем будет только возрастать. Уже сейчас при их активном участии формируется концепция «умных городов», в которых светофоры, фонари и прочие приборы управляются с помощью устройств, подключенных к сети «интернета вещей», таких как узкополосная сеть NB-IoT (Narrow Band Internet of Things), которую в прошлом году запустил velcom.

— Возможно, в скором времени все будет регулироваться через электромагнитное излучение. Я думаю, операторов сотовой связи обязательно подключат к этим процессам, потому что их сеть развернута в Беларуси более чем на 90% территории страны, — считает Анатолий Лепехин.

***

Партнер материала:
Чтобы везде быть на связи и не переплачивать, подключайте тарифы «Комфорт» и «Комфорт+» от velcom. Тут вам и безлимитные 3G-звонки, и много интернета (до 16 ГБ), и низкая цена 1 МБ сверх нормы, и абонплата за полцены для новичков Рекомендуем — не пожалеете!

Материал подготовлен при поддержке velcom.

-15%
-5%
-10%
-5%
-33%
-40%
-10%
-30%
-50%