• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Мы много писали о белорусских программистах в других странах: в США, Чехии, Португалии и Германии. Но не все уезжают навсегда. 42.TUT.BY собрал три истории IT-специалистов, которые поработали за границей, а потом вернулись в Беларусь.

«Мне назначили собеседование на два ночи»

Егор Цыганок

Маршрут: Гомель — Москва — Минск

Сейчас работает в «Яндексе»

На работу в Москву я попал в 2010 году. Друг позвонил через Skype, чтобы проверить связь. Узнал, что я интересуюсь новой работой, и сразу пригласил в свой отдел в крупную московскую компанию, которая занимается 1C. Я и решил, что буду жить у родственников, и переехал за один день.

Меня сразу оформили, а потом попросили формально поговорить с генеральным директором. Это было самое смешное. Оказалось, что в тот день он был свободен только в два часа ночи. И вот, мне назначили собеседование на два ночи! Это был первый шок от Москвы.

Официально вышел на работу через несколько дней. Я жил у родственников, а семья осталась в Минске.

У меня не было никаких супер-ожиданий от Москвы. Правда, до этого у меня сложилось убеждение, что коренные москвичи — это рантье, которые сдают квартиры, живут на дачах и сами ничего не делают. По факту это абсолютно не так. Одни из самых крутых специалистов — это коренные москвичи. Они по-другому мыслят, по-другому действуют. Они не боятся ответственности, не боятся брать на себя риски. Если они понимают, что какой-то процесс делается неправильно, они быстро и ловко перестраиваются. Это то, чему я там научился.

В Москве можно найти любое сообщество по интересам — хипстеры, любители книг, любители татуировок… В этом плане Москва классная. Плюс там очень много людей. В Минск иногда приезжают туристы и удивляются: почему на главном проспекте никого нет? В Москве ты круглосуточно не можешь оказаться на какой-нибудь улице один. Где бы ты ни находился — всегда есть люди.

Поначалу я не хотел оставаться в Москве насовсем с семьей, потому что дети были маленькими. Потом они подросли и я начал об этом задумываться. Но к тому моменту жизнь в Москве стала очень дорогой. Я взялся считать и понял, что моя цель — зарабатывать деньги, а не переселиться. Если считать все расходы, которые у меня были бы с семьей в Москве, то в принципе так же можно было жить и в Минске с моей старой работой.

У меня всегда была мысль, что работать классно в Москве, а жить — здесь. Несмотря на все эти сообщества, в плане жизни здесь лучше — экология, жизнь с детьми, множество других факторов.

В 2016 году я узнал, что «Яндекс» ищет человека на должность регионального менеджера в Беларуси. А управление проектами — как раз моя специальность. На тот момент я в любой момент был готов сорваться и уехать обратно, если бы было хорошее предложение. Попробовал — получилось.

Сейчас я работаю региональным менеджером «Яндекса» в Беларуси, являюсь «заказчиком» от белорусского народа к «Яндексу».

Мне кажется, в IT-сфере уровень дохода в Москве и Минске одинаковый. Эта сфера очень подвержена глобализации, ведь не важно, где ты находишься физически. Если кто-то будет меньше платить, специалист просто уйдет. Поэтому зарплаты в Москве примерно такие же — может, немного выше из-за того, что конкуренция выше.

«Туман проще увидеть в Минске, чем в Лондоне»

Сергей Батюков

Маршрут: Минск — Москва — Минск — Москва — Лондон — Минск

Сейчас работает в Gismart

В Москву я уехал в поисках работы в 2005 году. Тогда Минск еще не был крупным центром разработки, и многие специалисты уезжали в Россию. Там я устроился на свою первую серьезную работу в компанию IPONWEB. Компания была успешным аутсорсером для больших рекламных сетей (Rightmedia, Yahoo, AppNexus). В какой-то момент появилась идея открыть офис в Минске, я вернулся. Через два года условия поменялись, и мы были вынуждены закрыть офис в Минске, я переехал обратно в Москву.

Мы работали с компанией AppNexus, её основатели знали нас уже порядка восьми лет, и мне предложили поработать у них. Было интересно попробовать себя в глобальной международной компании (~1200 сотрудников, десятки офисов) и я согласился на переезд. Изначально планировалось, что я поеду в Нью-Йорк, однако лимит рабочих иммигрантских виз в США в 2013 году был исчерпан, и я оказался в Лондоне.

Весь процесс переезда занял около полугода. Приглашающая компания очень сильно помогала. Первым в Великобритании меня удивил улыбающийся миграционный офицер, и фраза «Welcome to the United Kingdom», когда пересекал границу в аэропорту Хитроу.

С бытовой точки зрения в Лондоне всё в порядке, при желании можно найти и черный хлеб, и кефир. Есть масса магазинов, продающих знакомые продукты из Восточной Европы. Чего не хватало — это общения с друзьями и близкими.

Мы, в основном, знаем стереотипы об англичанах. Вежливость, консервативность и пунктуальность — это действительно присутствует, однако есть и chavs (что-то вроде гопника), к которым это всё неприменимо. А вот широко известный five o’clock tea — это миф: англичане пьют чай из пакетиков, заваривая его на ходу. Туман проще увидеть в Минске, нежели в Лондоне.

В общей сложности я проработал в Лондоне год и восемь месяцев. Изначально в Лондоне были инженерные команды и работал технический директор, было интересно. Однако в 2015 году из инженеров остался только я, остальные люди в офисе занимались продажами и маркетингом. Поэтому стал подумывать о возвращении. Даже из Лондона я взаимодействовал с командой в основном с помощью видеозвонков, почты и сообщений, поэтому компания была не против переезда. После возвращения, я еще полгода работал на AppNexus, как контрактор. Выяснилось, что работа из дома — это не для меня, и я пошел искать работу в Минске.

Возвращение в Минск прошло безболезненно. За те 6 лет, что я в нем не жил, город сделал несколько шагов к созданию комфортной среды для его жителей. Мне пришелся по душе спокойный ритм и отсутствие пробок после больших городов.

Сейчас в Gismart я занимаюсь разработкой бэкенда (серверная часть для мобильных приложений). Меня удерживают прежде всего люди, с которыми я работаю. В любой компании кадры решают всё, и, к счастью, в Gismart полностью разделяют мою точку зрения. Все процессы у нас построены таким образом, что интересы работников и качество выпускаемого продукта всегда находятся на первом месте.

Для меня комфортнее всего — в Минске, я здесь дома. Если рассматривать заработную плату как абсолютную величину, у Лондона безусловно есть преимущество. Но это очень дорогой город для жизни, только аренда квартиры и коммуналка отнимала где-то 1700 фунтов в месяц. С учетом этого Минск тоже выигрывает. Думаю, темпы развития IT-индустрии в Беларуси делают Минск в перспективе очень интересным местом для жизни и работы.

«Это было очень непростое решение — возвращаться из Америки в Беларусь»

Евгений Овчинников

Маршрут: Минск — Чикаго — Минск

Сейчас работает в EPAM

Я закончил «политех» по специальности информационная безопасность, работал в Государственном таможенном комитете в отделе информационной безопасности. После этого я уехал в Штаты.

Почему уезжал? Представилась хорошая возможность, у меня было несколько друзей в США. Так сложились звезды, что в колледже Solex искали человека с навыками, как у меня. Меня порекомендовали, я прошел несколько собеседований, в том числе с руководителем колледжа. Учился и параллельно работал IT-менеджером.

Я прожил год в Чикаго, это незабываемый город на берегу озера Мичиган. Естественно, это был новый опыт, хотелось подтянуть английский. Учитывая мой характер, я бы не сказал, что было сложнее, чем в Беларуси. Было по-другому. В каких-то вещах было трудно, но это было больше связано с адаптацией, нужно было «въехать» и понять, как все работает.

В первое время после переезда мне не хватало времени. Ритм жизни другой, более насыщенный. Где-то через два месяца на меня нашла первая волна ностальгии. Один из примеров: в Штатах не принято собирать грибы. Если кто-то оставит машину на обочине и пойдет собирать грибы, может приехать полиция и начать задавать вопросы. Им это непонятно. Таких простых вещей мне не хватало.

Если говорить про крупные IT-компании c офисами в Беларуси, то отличий от США в работе немного. В Америке другой стиль жизни. Исходя из моего опыта, люди в бизнесе там очень целеустремленные, знают, чего хотят от жизни. Они сфокусированы на результат. Американцы постоянно в движении, стараются использовать любую представившуюся возможность. Это часть их культуры. Эту частичку культуры впитал и я.

Почему вернулся? До сих пор мне задают этот вопрос. Это было очень непростое решение — уезжать из Америки. Изначально были планы оформлять вид на жительство. Но появилось несколько семейных вопросов, которые я хотел решить и поехать обратно. Однако обстоятельства изменились.

Я вернулся в Беларусь в конце 2010 года и через пару месяцев пошел работать в IT-компанию. В последующие годы мне доводилось зимовать в Юго-Восточной Азии: Таиланд, Сингапур, Малайзия, Индонезия. Больше всего понравился Таиланд — это страна улыбок.

Сейчас я инжиниринг-менеджер в EPAM. Мне представилась отличная возможность работать с крупными клиентами, вести несколько программ. Люди, с которыми ты работаешь, твое окружение, команда — это очень важная составляющая успеха. И могу сказать, что мне повезло. Помимо бизнеса, я развиваю EPAM Running Club. 9 сентября мы с нашей замечательной командой бежим Минский полумарафон и приглашаем желающих присоединиться.

Возвращаясь к Америке, стоимость жизни там значительно выше. В Калифорнии только аренда скромной квартиры составит порядка трех тысяч долларов. В Беларуси жить дешевле, конечно. Можно переехать в Штаты примерно на ту же позицию, и на руках будет оставаться примерно столько же денег. Переезжать ради переезда мне сейчас неинтересно.

{banner_819}{banner_825}
-55%
-20%
-20%
-10%
-25%
-22%
-10%
-40%
-10%
-22%
0063371