/ Фото: Надежда Бужан /

«Пишу вам письмо, мои дорогие братья, вам, мама, сестра и дети. Пусть это письмо послужит мне спасением. Лети, мое письмецо, на мою родину и неси от меня веселую новость, что я здоров благодаря Господу Богу. Пусть отступит от вас страшная тревога…» — эти строки писал родным в деревню Уртишки рядовой русской армии Ян Дедуль.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Пожелтевшее от времени письмо хранится в музейной комнате Лелюкинской школы, которую создал учитель истории Андрей Волчок. Когда выпадает свободное время, он на машине объезжает родной район в поисках исчезающей старины, а помогает ему сотрудник местного лесничества Андрей Михальский.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Андрей Волчок

Эти люди стали помощниками в нашей очередной экспедиции, посвященной 100-летию Первой мировой войны.

История под ногами

Два Андрея нас встречают у деревни Борисовка, где история оказывается просто под ногами: местный житель соорудил небольшую эстакаду прямо из немецких бетонных блоков, которым более 100 лет.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Та самая эстакада

«Народ у нас в районе самый хозяйственный оказался, — констатирует Андрей, — поэтому большинство оборонительных сооружений разобрано».

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Несколько «цементовиков» (местное название немецких блоков) хранится в школьном музее. Из таких блоков построен не один фундамент в окрестностях

Война — это всегда потери. Здесь, в Борисовке, прямо у дороги случайно нашлись несколько могил, возможно, немецких солдат. От неотмеченного на картах кладбища — немцы тщательно фиксируют свои захоронения — остались несколько квадратных бетонных плит, а само захоронение чудом не уничтожили во время дорожных работ.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Мимо забытых могил легко пройти и не заметить

Жить рядом с войной стало для белорусов привычным делом. В соседней деревне Бакшты сохранилось несколько бетонных ДОТов — война медленно становилась позиционной, и немцы с присущей им педантичностью основательно подходили к обустройству обороны.

Мирный «бетон»

До наших дней сохранились два бетонных дота в деревне Бакшты. Ближайший к кладбищу имеет Г-образную форму. Длина передней и задней части составляет 8 м, размер боковых сторон — 6 м (большая) и 4 м (меньшая).

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Чтобы добраться до дотов, приходится ехать прямо по полю, дорог тут уже нет лет сто

В задней части сооружения имеется три отдельных входа. Внутри помещение разделено на две части, связанные между собой сквозными проходами, также имеется отдельная комната, в боковой стене которой есть смотровая щель для наблюдения за местностью.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Андрей Михальский внутри немецкого ДОТа

Потолки укреплены продольными металлическими полосами. Над амбразурами для прочности вмонтированы рельсы с маркировкой фабрики Круппа.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Сталь Круппа все так же прочна, хотя и прошла сотня лет

«Когда дом строили в 1953 году, то хотели разобрать дот на фундамент, — рассказывает 91-летняя местная жительница Лидия Кординова, — не было ни кирпича, ни вообще каких-либо стройматериалов. Но председатель запретил разбирать. Раньше рядом с этими дотами стояла церковь, но она была уничтожена во время обстрелов, как и сама деревня. Все население было переселено в соседние села».

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Немецкий ДОТ прошел конверсию и теперь служит мирным целям

В прошлом году прямо на грядках Лидия Кординова нашла остов артиллерийского снаряда крупного калибра: «Такой большой был, что даже участковый сразу поднять не смог», — рассказывает пенсионерка.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
91-летняя Лидия Кординова вспоминает, что часто находит осколки снарядов в своем огороде

Снарядов и гильз от них после войны здесь много было, — подтверждает Андрей Михальский, — местные жители обрезали гильзы от 76-мм снарядов и отбивали на них косы, а на 150-мм ровняли гвозди.

Проведать семью в тылу врага

Позиции немцев и русских тогда разделяла небольшая речка Западная Березина. Сегодня ландшафт значительно поменялся и, например, асфальтовая дорога проходит прямо у двух небольших немецких блиндажей для укрытия личного состава.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Пулеметная амбразура немецкого ДОТа, прикрывающего правый берег Западной Березины

Сохранилась местная легенда, что во время войны один из местных жителей, который служил в русской армии, попал служить в родные места. Его семья находилась в одной из деревень на противоположном берегу Березины, где располагались немцы. Уж очень сильно ему хотелось проведать свою семью. По договоренности между русскими и немецкими солдатами, он был переправлен через реку, где его встретили немцы, переодели в свою форму и так он смог попасть к родным. Потом наутро вернулся обратно.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Одним из любимых напитков немцев было шампанское «Красная Шапочка». Андрею Михальскому как-то удалось найти сохранившиеся полбутылки этого напитка

Всё это было ближе к концу войны, когда братания стали обычным явлением в уставших от войны армиях. Но до этого, осенью 1915 года на территории района шли настоящие бои, о чем говорит большое количество захоронений в окрестных лесах. В немецком полковом журнале сохранились записи об этом.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Типичный блиндаж для немецких солдат, охранявших подходы к реке. При обстреле в нем можно было быстро укрыться. Сегодня он расположен прямо у дороги — строители просто положили асфальт поверху

Например, немецкий полковой журнал 31-й ландверного пехотного полка сообщает о тяжелых боях в районе деревни Забелавцы, где немцы в течение дня не могли продвинуться вперед из-за непроходимости местности — окопаться полностью невозможно, несмотря на артиллерийскую подготовку. Ответный огонь русских нанес наступающим сильные потери. Обе стороны неоднократно поднимались в штыковые атаки.

Из журнала можно узнать, что в результате «…сильнейшего напора противника в плен к русским попали надежный и храбрый вице-фельдфебель Мурр (2-я рота), который получил легкое ранение, и 4 человека из 2-й роты… Общие потери полка за эти два дня составили 56 убитых и 186 раненых».

Редкий камень и могила мушкетера

Свободное время от работы Андрей Михальский посвящает своему главному увлечению — истории. Местные леса полны артефактов, поиски которых — настоящее приключение. Например, Андрею удалось отыскать редкий дислокационный камень — таких на всю Беларусь осталось не более десятка.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Дислокационный камень.

На камне сохранилась немецкая символика и надпись, говорящая, что здесь располагался 3-й батальон 17-пехотного полка. Сейчас вокруг камня непроходимый лес — кустарник, ели, осины. Трудно представить, что сто лет назад здесь был неглубокий немецкий тыл: складские постройки, баня, штабные сооружения.

Фото из архива Дмитрия Богданова.
Дислокационный камень сто лет назад. Фото: из архива Владимира Богданова

По собственной инициативе Андрей Михальский вместе с Андреем Волчком ухаживает за воинскими захоронениями. Ими было восстановлено немецкое кладбище и обустроены могилы двух русских солдат. Мужчины сокрушаются, что многие могилы были разграблены «черными копателями».

— Мы не делаем разницы между убитыми солдатами, русские или немцы — все они жертвы страшной войны. Это просто по-человечески сохранять о них память, — констатирует Андрей Волчок.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Два Андрея на восстановленном ими кладбище.

Во время беседы мы стоим около восстановленного мужчинами кладбища в лесу около деревни Шильвы Лелюкинского сельского совета. Здесь на могиле мушкетера (так называли стрелков в кайзеровской армии) 341-го пехотного полка сохранился остаток деревянного креста, на котором просматривается дата захоронения 15.12.15. То есть дереву уже более 100 лет, правда, до наших дней сохранилась лишь часть креста.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Памятный крест, перекладина не сохранилась.

— Однажды пришел сюда, а одна из могил частично раскопана — кости разбросаны вокруг, крест выдернут из земли и отброшен в сторону. Копали неглубоко, наверняка — любители, — сокрушается Андрей Волчок.

Необычная смерть

Захоронения в черте населенных пунктов сохранились намного лучше. Одно из них — в центре деревни Юратишки, у самой церкви.

Местные жители рассказывают такую легенду: немцы устроили в церкви полевой госпиталь, но большинство раненых солдат там умирали. Тогда местные жители попросили перенести медицинское заведение из святых стен, что и было сделано: госпиталь переехал в соседнюю деревню. Подтверждением этой истории можно считать сохранившиеся захоронения немецких солдат и офицеров на территории церкви. Фамилии и имена некоторых похороненных различимы и читаемы.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Сотню лет назад в Юратишках располагался штаб 85-й ландверной дивизии. Памятный знак сохранился до сих пор

Тем временем Андрей Волчок показывает картину, которую написал немецкий художник von K. Wiederhold. На ней изображен запорошенный снегом большой сельский дом. Картина была написана акварелью в 1915 году.

Изображение von K. Wiederhold
Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Современный вид дома Радкевичей

Оказывается, этот дом сохранился до сих пор и находится совсем неподалеку. На картине изображена усадьба помещика Радкевича. Здесь во время войны находился штаб 85-й ландверной дивизии. Об этом свидетельствует и огромный памятный знак, установленный напротив.

Конечно, полностью он не сохранился, несколько камней с высеченными вензелями и оружием кто-то из местных позаимствовал на фундамент.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Тем временем день подходит к концу, но до заката мы успеваем увидеть еще один артефакт Первой мировой войны — могилу немецких солдат, которые погибли от удара молнии. Об этом говорится прямо на надписи на бетонной плите. Это единственный случай, зафиксированный для истории в камне, больше такого не встретить нигде в Беларуси.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Передвигаться приходится в основном по гравийным дорогам: там, где когда-то шумели бои, сейчас колхозные поля и лесные угодья

P. S. Еще один житель деревни Уртишки Онуфрий Дедуль также был призван в русскую армию. За проявленную доблесть и отвагу Онуфрий был награжден двумя Георгиевскими крестами. После возвращения домой вступил в ряды рабоче-крестьянской Красной армии, дрался с Деникиным и белочехами, но служить не остался — разочаровался в политике большевиков. В Великой Отечественной войне Онуфрий Дедуль не участвовал, умер георгиевский кавалер в 50-х годах.

Читайте также:

Земля мертвых: Поставский район, о котором мы не знали

-50%
-11%
-26%
-50%
-25%
-50%
-10%
-10%
-21%
-50%