• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

График у четырехлетней YouTube-селебрити из Бреста Миланы Крусь очень напряженный. Утром детский сад, потом кружки: танцы, гимнастика или моделинг, вечером — репетиции и многочасовые съемки очередного ролика для канала. В своих видеоблогах Милана делает зарядку, застилает постель, ходит с куклой Бэби Бон на пикник, готовит папе-дальнобойщику пластмассовый фруктовый салат на игрушечной кухне. В общем, делится со своей аудиторией обычной дошкольной рутиной. За несколько месяцев ее канал собрал больше 100 тысяч подписчиков и 24 миллиона просмотров.

Фото: TUT.BY

С Миланой мы встречаемся после съемок очередного ролика, который будет посвящен злоключениям привередливого посетителя ее домашнего кафе. По углам лоджии стандартной брестской трешки стоят выключенные софтбоксы на штативах, а юная актриса на диване в гостиной помогает младшему брату Димке разобраться с мягкой игрушкой, похожей на могвая из фильма «Гремлины» 1984 года.

— Ух ты, это Гизмо?

— Нет, это Фёрби, — удивленно объясняет Милана.

В сфере детского игрушкостроения законы логики действуют иначе. Даже стандартный тест на очевидность здесь отказывается работать: если игрушка выглядит как могвай, ходит как могвай, и крякает как могвай, совершенно не обязательно, что это могвай. Сказали Фёрби — значит Фёрби.

За пределами YouTube Милана такая же непосредственная, как и в кадре. На вопросы отвечает искренне — когда словами, когда живой детской мимикой и активной жестикуляцией.

— Милана, а ты сама кого смотришь на YouTube?

— Катю на скейте [Miss Katy, одна из самых популярных русскоязычных детей-блогеров с более чем 10 млн подписчиков].

— Устала сегодня на съемках?

(Милана улыбается и отрицательно качает головой.)

— Подружки подписались на твой канал?

(Улыбается и утвердительно качает головой.)

— Твой любимый видеоролик какой?

— Как я снималась в детском центре.

— Даже не сомневался! А папа как себя ведет на съемках?

(Улыбается и показывает большой палец.)

— Не мешает работать в кадре?

— Не мешает.

— Тяжело папу в садик утром поднимать?

(Улыбается и отрицательно качает головой.)

— Не тяжело?! А как ты его поднимаешь?

(Милана подходит к папе, берет его за ноги и тянет на себя.)

— А о чем ты хочешь снять видео?

— О том, как папа не хочет вставать на работу, — бросает интернет-дива и убегает на кухню, поближе к стакану с горячим какао.

«Работали, работали и все видео поудалялись»

Идея создать YouTube-канал для Миланы возникла у ее родителей три года назад. После Нового года папа Владислав и мама Евгения взяли старую фотокамеру и решили организовать ламповую домашнюю видеомануфактуру. Формат будущего канала подсказала Милана, которая любила смотреть на YouTube видеоблоги других детей. Вооружившись орудиями труда из цифрового неолита, семья начала делать первые шаги в новой для себя области детского интернет-интертейнмента.

— Мы никогда этим раньше не занимались — другому учились. У меня образование спортивное, у жены — нархоз. Что-то там наснимали, смонтировали. Первое видео было на пару секунд о распаковке подарков на Новый год, — вспоминает Владислав.

— Мы о YouTube не знали ничего: ни где монтировать, ни как монтировать, никаких нюансов, — добавила Евгения. — Зарегистрировали канал, а потом поняли, что сначала надо было все узнать — а уже потом регистрироваться. Поэтому параллельно учились работать с программой видеомонтажа. Наш ноутбук не тянул эту программу, пришлось менять технику. В общем, сначала было очень тяжело.

Контент на канале появлялся, но просмотры росли слабо. Тогда родители решили переключиться на англоязычную аудиторию. Формат тот же — детские видеоблоги. Сама Милана по-английски не говорит, но запомнить и воспроизвести несколько простых фраз для ролика ей было вполне под силу.

— Мы сделали канал полностью на английском. Занимались им полтора месяца, доросли до 20 тысяч подписчиков — а потом на YouTube началась заваруха с детскими каналами — новые правила ввели, — вздыхает мама.

— Они обновили правила, ввели запрет на демонстрацию сладостей, нездоровой пищи. Много каналов забанили, даже каналы-миллионники удаляли, — рассказал Владислав.

Период смуты в детском сегменте YouTube затронул и англоязычный канал Миланы. Из 40 видео 37 удалили. Остальным запретили монетизацию, то есть создатели контента не могли получать прибыль от показов рекламы.

— Мы очень расстроились. Работали, работали — и ничего. Мы на полгода вообще съемки прекратили. Софтбоксы продали, ничего не делали. Думали уже даже свою новую камеру продавать, — вспоминает Евгения.

«Если получится, то получится. Если нет — значит, не наше»

Несмотря на жесткую расправу YouTube, родители все же решили все начать сначала — во второй и последний раз. Важную роль здесь сыграли два фактора. Во-первых, желание Миланы сниматься. Во-вторых, неожиданно для авторов «выстрелил» ролик на их русскоязычном канале о том, как девочка в первый раз пошла в детский сад. Влог начал стремительно набирать популярность и сейчас уже перешагнул планку в миллион просмотров — при том, что другие сюжеты не собирали тогда и 6 тысяч.

— У нашего садика долго было 3 тысячи просмотров. Полгода примерно так и стояло, динамика была очень слабая. А потом смотрим — уже 800 тысяч просмотров. У нас на тот момент было 120 видео загружено, и только одно «выстрелило». Мы удалили около 50 видео, которые мог удалить сам YouTube, а остальные оставили, — рассказал Владислав.

— А что чувствует человек, который открывает свой канал и видит, что его видео 800 тысяч просмотров собрало?

— Мы были жутко удивлены. Не понимали, с чего вдруг, — ответил папа.

После долгих обсуждений на семейном совете мама, папа и Милана решили продолжить съемки. По воспоминаниям Владислава, второй раз в ту же реку шли с оптимизмом гладиаторов:

— Последний раз. Если получится, то получится. Если нет — значит, не наше.

Мама взяла на себя работу оператора и монтажера, а папа с Миланой стали сценаристами и актерами. Видео решили публиковать с периодичностью 2−3 ролика в неделю. Пока творческому семейному коллективу удается придерживаться плана, хотя график приходится подстраивать и под расписание Миланы, и под распорядок дня двухлетнего Димы.

— Когда Дима спит, у нас есть час-полтора, чтобы большую часть материала снять, — объяснила Евгения.

— А когда не спит, часто переснимаете?

— Да, — улыбнулась мама. — Можем одну сцену снимать 20 минут — то где-то пискнет, то игрушку заденет.

В среднем на одну съемку у семьи уходит около 3−5 часов. После того как материал отснят, мама садится за монтаж.

— Я днем не могу монтировать, дети не дают. То садик, то танцы. Дима вообще постоянно с мамой. Поэтому приходится монтировать либо в обед, когда они спят, либо вечером. Иногда сижу до утра, — говорит Евгения.

Львиную долю работы берут на себя родители. Как подчеркивают мама с папой, для них главное — чтобы Милана получала удовольствие от процесса, поэтому съемки расписываются с учетом ее пожеланий и возможностей.

— Вчера думали снимать видео, но она сказала, что у нее нет настроения, хочет отдохнуть. Мы не снимали.

Еще один важный фактор, который влияет на график — это работа папы. Владислав — дальнобойщик.

— Я вернулся три недели назад. А так уезжал на два месяца. Ездил по Европе.

Перед выездом папы в рейс семья отсняла несколько роликов с его участием, чтобы во время его отсутствия на канале продолжали выходить свежие видео.

По словам Владислава, работу дальнобойщика он любит, поэтому всего себя инвестировать в съемки не готов. К тому же, строгость правил YouTube пугает:

— В моей работе есть стабильность и определенность. Ты знаешь, сколько отработал и когда у тебя зарплата. В YouTube такого нет. Сейчас идет, все хорошо, а потом хоп — и ничего у тебя нет. Вот недавно заблокировали большой канал. У них были десятки миллионов просмотров. Заблокировали, и все — никто ничего не объясняет. В YouTube можно проснуться — и у тебя ничего нет. Начинай все сначала.

«Никогда не угадаешь, что пойдет, а что — нет»

Сейчас канал собирает около 1,5 млн просмотров за 48 часов. В день на него подписывается в среднем полторы-две тысячи пользователей. По статистике, львиная доля трафика приходит из России. На втором месте США, на третьем — Ирак. Беларусь затерялась между Марокко и Эфиопией во второй десятке списка.

До стотысячника канал развился немногим более чем за три месяца. Рост популярности Миланы родители связывают с качественным контентом. Хотя честно признаются, что работа алгоритмов YouTube для них до сих пор загадка:

— У нас видео «Милана и папа одни дома» стояло долго, и там было что-то около 5−6 тысяч просмотров. Спустя два месяца оно пошло — и сейчас 2 миллиона. Никогда не угадаешь, какое пойдет, а какое — нет, — рассказала Евгения.

Единственный источник монетизации канала — это реклама, которую размещает на видео YouTube. По словам Владислава, пока прибыль небольшая. Канал Миланы все еще скорее семейное хобби, нежели источник дохода.

— Но нам это очень нравится. Мы все вместе с утра до вечера практически. Работа у нас общая, цели общие. Круто же! — говорит папа.

Титульное фото из инстаграм-аккаунта Миланы Крусь.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-25%
-20%
-20%
-10%
-35%
-20%
0063371