• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Офтоп
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  2. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  3. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  4. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  5. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  6. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  7. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  8. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  9. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  10. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  11. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  12. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  13. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  14. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  15. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  16. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  17. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  18. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  19. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  20. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  21. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  22. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  23. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  24. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  25. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  26. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  27. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  28. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  29. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  30. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»


/ /

Около года на нескольких белорусских фермах за поведением коров следят специальные датчики, которые разработали и сделали в Беларуси. Они безошибочно указывают период половой охоты животных, помогая экономить дорогостоящий семенной материал, и улучшают демографию коров.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Создать технологию под названием Ovi-bovi удалось белорусскому физику-теоретику Дмитрию Широкому. Зачем он сменил жизнь за границей на Беларусь, как трудно получить государственную поддержку в сфере высоких технологий и как создавались датчики — читайте в репортаже 42.TUT.BY.

Из Германии решил уехать

Сельское хозяйство — не профильное занятие для Дмитрия Широкого. По образованию он — физик-теоретик, окончил физфак БГУ, после — аспирантуру Датского технического университета, факультет фотоники и несколько лет работал в Германии.

— Я работал в институте света им. Макса Планка, — рассказывает Дмитрий. — Платили около 3,5 тысячи евро в месяц. Учитывая, что за съемное жилье уходило 420 евро плюс коммунальные, а продукты стоили дешевле или сопоставимо с белорусскими (тот же литр молока — 54 евроцента), на жизнь хватало c запасом. Поселился я в деревне Зигельсдорф в Баварии. Работа была для меня несложной, поставленные задачи мог выполнять, не выходя из дома, лежа с ноутбуком на диване — надо было лишь три раза в год выезжать в какой-нибудь Эрфурт или Дрезден выступать с отчетами.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Терпения бездельничать Дмитрию хватило на три года, после он решил искать новое место работы. Пройдя собеседование, Дмитрий улетел в Китай: там предложили очень хорошую зарплату в новом только формируемом институте в Шэньчжене — столице китайского хай-тека.

— После долгого перелета меня сразу повезли подписывать контракт. Не знаю, на что рассчитывали, может, что буду уставшим и не стану вчитываться в бумаги, которые были исключительно на китайском, — рассказывает Дмитрий. — Но все же я его полистал и выяснил, что сумма, прописанная в контракте, в разы отличается от озвученной на собеседовании. В ответ на мой вопрос представитель института только лепетал что-то невнятное о многочисленных бонусах. Контракт я все-таки подписал, но проработал недолго: жить и работать в Китае было сложно, скажем мягко, в силу особенностей местного менталитета.

Следующим этапом стала работа в России, где Дмитрий участвовал в небольшом стартапе по оборудованию беспроводными датчиками столичных автопарковок. Тогда Дмитрий и задумался о создании бизнеса в Беларуси.

Хотелось создать инновационный бизнес

Приехав в Беларусь, Дмитрий рассматривал несколько бизнес-проектов в области того, что сейчас называют термином «интернет вещей» — и один из этих проектов был связан с выявлением половой охоты коров.

Ведь от понимания точного времени, благоприятного для оплодотворения животных, зависит уровень воспроизводства всего стада. И если за несколькими коровами у фермеров, как правило, получается уследить самим, то со стадом в 300 голов сделать это уже намного труднее — лучше автоматизировать этот процесс.

—  Около года идея сделать такие датчики выкристаллизовывалась у меня в голове, и в какой-то момент, просчитав потенциальный экономический эффект проекта, я решил сделать собственные датчики. За счет сокращения межотёльного периода и меньшего расхода семени один датчик позволяет сэкономить на корове 60 долларов в год, так что только в масштабах нашей страны, «оцифровав» миллион голов, государство могло бы ежегодно получать 60 миллионов прибыли от внедрения технологии.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Первоначально необходимые на разработку 90 тысяч долларов Дмитрий попытался найти у государства, ведь на тот момент уже существовал указ президента № 229 от 20 мая 2013 года «О некоторых мерах по стимулированию реализации инновационных проектов». Но оказалось, что получить по нему финансирование — нерешаемая задача.

За рубежом с этим проще. Например, нидерландскому стартапу Connecterra на разработку подобных датчиков охоты получилось привлечь от венчурного фонда АФК «Система» 2,5 миллиона евро плюс 1,7 миллиона евро по программе поддержки малого и среднего бизнеса Horizon 2020 Европейской комиссии в сфере инноваций.

В апреле 2015 года проект Ovi-bovi занял первое место в номинации «Информационные технологии» на этапе конкурса стартапов Russian Startup Tour 2015 в Минске, проводимого фондом «Сколково». Но и тогда деньги получить не удалось — белорусам призовые не выплачивались.

Наконец, в декабре того же 2015 года Дмитрий прошел в финал проводимого Белинфондом Республиканского конкурса инновационных проектов и получил диплом в номинации «Лучший инновационный проект для реализации в ООО «Минский городской технопарк». Это принесло ему шариковую ручку, блокнот и три розочки — для разработки датчиков, по мнению изобретателя, этого явно было недостаточно.

После Ovi-bovi рекомендовали в смету расходов инновационного фонда Минсельхозпрода за 2016 год, но финансирования тогда не дали. Попытки привлечь белорусских инвесторов результата также не принесли. В конце концов, физик решился развивать проект своими силами.

Друзья советовали: примотай скотчем старый смартфон к коровам

Создание датчика половой охоты коров было невозможно без проведения испытаний, но где найти для этого животных? С этим Дмитрию помог заведующий лабораторией разведения и селекции молочного и мясного скота НПЦ НАН Беларуси по животноводству Иван Коронец, который поверил в изобретение.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Первые датчики, которые изготавливались вручную, разместили на шести коровах. Некоторые знакомые советовали просто закрепить на животных скотчем старые смартфоны и не тратиться на оборудование, но такой вариант не подходил. Корова весом 650 килограмм и легко может уничтожить смартфон, просто потеревшись о что-нибудь. За три месяца испытаний удалось отловить всего несколько охот. За это время одну участницу эксперимента сдали на мясокомбинат, а другая — заболела.

Но даже этой информации Дмитрию хватило, чтобы написать алгоритм, точно определяющий, когда у животных наступает охота.

— На написание алгоритма ушел месяц. После того, как в прошлой моей научной жизни я решал уравнения Максвелла, написать алгоритм для датчика было не так уж и сложно, — уточняет Дмитрий. Этот алгоритм, по заверению изобретателя, получился настолько удачным, что в неизменном виде работает до сих пор.

Кстати, на разработку аналогичных алгоритмов и датчиков обнаружения половой охоты у коров у израильской компании SCR Engineering ушло около семи лет.

Без продаж в Европе в Беларуси клиентов не найти

Первым покупателем датчиков Дмитрия стала фермерша из Швеции Сара Нильсон, которая нашла сайт Ovi-bovi в интернете.

— Этот заказ спас меня. На тот момент у меня была только пресс-форма для корпуса, а крышки отливал сам в гараже, электроника датчика паялась вручную. За те 20 датчиков я выручил примерно 1600 евро, и как же это было непросто, — делится Дмитрий.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Вторая партия датчиков ушла в Индонезию, причем получив товар, заказчик не полностью расплатился, внеся только предоплату. Поработав до того в Китае, Дмитрий представлял, что такое может случиться, но сознательно пошел на этот шаг, ведь после этого датчиками, которые заказываются иностранцами, заинтересовались и белорусские аграрии.

Осенью 2017 года первые партии (160 и 280 датчиков) купили СПК «Городея» и агрокомбинат «Ждановичи». Позднее последовали поставки в Россию, Австралию, Индию, Казахстан — и каждая сопровождалась техническими улучшениями. При этом пришлось самостоятельно освоить все звенья разработки и производства.

Даже такие простейшие операции, как ультразвуковая сварка крышек датчиков, у нас оказалось невозможно качественно выполнить «на стороне». Так датчики, сваренные в Витебске в Институте технической акустики, раскрывались, и дорогостоящая электроника разрушалась в грязи и навозе под копытами животных.

— Чтобы исправить положение, пришлось изучать литературу и конструировать специальный наконечник для аппарата ультразвуковой сварки. Это был вызов самому себе, с которым я справился. Теперь корпуса датчиков абсолютно надежны, а сварку можно проводить в Минске и гораздо дешевле, — уточняет Дмитрий.

Продлевают жизнь животным

Датчики, созданные Дмитрием, помогают не только экономить значительные суммы, но и продлевать жизнь животным. Ведь если на ферме упускают момент, когда животное способно покрыться, корова не может раз за разом забеременеть — и ее сдают на мясо. Увидеть, как работают датчики, нам удалось в деревне Стайки недалеко от Барановичей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сергей Журбин

—  Искусственное осеменение стоит денег, и каждая неудача — это расходы, которые уже не окупятся, поясняет старший зоотехник Сергей Журбин. —  До появления датчиков за коровами наблюдали люди, теперь это делают машины. Когда они фиксируют охоту, то на телефон осеменатора приходит СМС с номером животного. Очень удобно и значительно облегчает работу.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Вся информация с датчиков приходит в облачное хранилище: это сделано для безопасности данных и повышения их доступности. У каждого клиента есть пароль, введя который можно получить всю необходимую информацию на смартфон или компьютер. Датчик работает от батарейки около десяти лет, дальность передачи данных на открытой местности — более пяти километров.

В то время, как датчики охоты стартапа Connecterra на полном заряде батареи «проживут» только  около года.

А еще в датчики Ovi-bovi встроены NFC-сенсоры — если коснуться их смартфоном, на нем сразу же откроется веб-страница коровы, связанной с этим датчиком. А вот как выглядит детализированная информация об активности каждой коровы с пятиминутным интервалом:

Фото: ovi-bovi.com
Фото: ovi-bovi.com

По мнению Дмитрия, чтобы запустить продукт, важно не просто сделать его дешевле аналогов, но и превзойти их — это откроет новые ниши продаж. Например, в Индии поголовье коров насчитывает 300 миллионов голов (в Беларуси — полтора миллиона). Но породы там совсем другие, и коровы содержатся не на комплексах, как у нас и на Западе, а по одной-две головы у крестьян на подворьях.

Отслеживать поведение коров в подобных условиях можно только с помощью устройств, передающих информацию на приемный узел за километры. Дмитрий утверждает, что сегодня в мире это могут только датчики Ovi-bovi, три последние поставки которых как раз и отправились в Индию.

-20%
-50%
-10%
-15%
-20%
-17%
-5%
-15%
-10%
-20%
-15%
0069757