/ /

Любой новый проект требует не только интересной идеи, но и достаточного финансирования. Здесь на помощь молодым стартаперам приходят венчурные фонды. По каким принципам они выбирают объекты для финансирования и за какой сферой будущее — об этом и многом другом 42.TUT.BY поговорил с Дмитрием Филатовым, президентом фонда Sistema Venture Capital, приехавшим на минскую конференцию Emerge.

Sistema Venture Capital — это венчурный фонд, основанный АФК «Система» для инвестиций в высокотехнологичные компании на стадии роста. Фонд создан в 2016 году и инвестирует в Deep Tech стартапы, в основе бизнеса которых лежат наукоемкие, сложные для копирования технологии. Продукты таких компаний используют машинное обучение, компьютерное зрение, большие данные. Они могут применяться в различных сферах экономики и имеют потенциал развития на глобальном рынке. Среди широко известных инвестиционных проектов — VisionLabs, OZON.ru, MEL Science, YouDo. Есть также проекты, которые больше известны в узком кругу специалистов и решают проблемы консервативных отраслей вроде агротеха: ИИ для фермеров — Connecterra, Observe, или для стройки — TraceAir.

«Способствовать появлению компаний, которые могут стать следующим «Яндексом»

Возможно, наиболее известный образ главы венчурного фонда воплощен в сериале «Кремниевая долина» (Silicon Valley), где эксцентричный миллиардер инвестирует в самые странные рынки, например по выращиванию кунжута. В реальности все, конечно, немного сложнее.

— Если говорить конкретно про наш фонд, то у нас есть корпоративные корни. С одной стороны, наш фонд помогает корпорации выискивать новые технологии и точки роста, а стартапам дает связи по всему периметру группы компаний. С другой стороны, у нас есть соинвесторы, и это позволяет нам действовать как финансовый инвестор. Мы абсолютно рыночная структура: большинство сделок мы делаем так же, как и классические венчурные фонды — с финансовыми интересами, — поясняет Дмитрий Филатов. —  Венчур для нас — это поиск новых больших историй в России и техноемких компаний за пределами страны. В каких-то случаях, в основном, в случае с зарубежными стартапами, чтобы достигать своей основной цели — заработать.

Разумеется, фонд обращает внимание на новые крупные рынки, которые помогают заработать.

— Например, как было с YouDo (российский сервис, который позволяет находить исполнителей для решения бытовых и бизнес-задач. — Прим. 42.TUT.BY). Мы поняли, что рынок услуг бытового фриланса бесконечно большой, и выбрали компанию, которая кажется нам наиболее успешной. Нам интересен не только новый рынок, но и существующий, который можно видоизменить при помощи технологий или создать конкурента уже работающим компаниям.

«Компания использует компьютерное зрение, чтобы следить, как едят рыбы»

Венчурный фонд инвестирует в достаточно большое количество компаний, при этом понимая, что большинство из них, скорее всего, не дойдет до конечной цели. Довольно часто перспективные стартапы просто-напросто «не взлетают» и начинают все заново. Но Дмитрий не видит в этом никакой проблемы.

— Это нормально. На каждом финансовом раунде половина компаний действительно отсеивается. Причем на ранних стадиях «смертность» еще выше. Если вы строите модель, которая предполагает многократный рост в течение года, это не может быть не рискованно. Нет, не существует методики, позволяющей точно сказать, что стартап «нежизнеспособен». Есть много примеров, когда, казалось бы, пропащие компании становились успешными.

На вопрос, какие направления фонд считает перспективными, Дмитрий ответил следующим образом:

— Та же электронная коммерция, например, имеет в СНГ очень большой потенциал роста. В России рынок растет, при этом он достаточно фрагментирован. Есть несколько лидирующих компаний, в том числе и OZON.ru. Но такого, чтобы был только Amazon и все, нет и пока не предвидится.

Кроме того, фонд внимательно следит за такими большими и консервативными отраслями, как сельское хозяйство и строительство.

— Оцифровка и сельского хозяйства, и строительства только началась. Появляются дешевые сенсоры, которые позволяют, как у белорусского OneSoil, сделать снимок либо поставить датчик в поле. В стройке только-только появляются дешевые технологии, которые помогают просто и быстро оцифровывать помещения, делать 3D-карты ландшафтов и так далее. Это фундамент, на котором возникло целое поколение компаний.

Но, конечно, фонд не следит за всеми проектами в аграрной или строительной сфере.

— Как мы выбираем проекты? Мы смотрим, какие команды есть в машинном обучении и чем занимаются. Наша первая инвестиция — VisionLabs, которая сейчас лидер по компьютерному зрению и распознаванию лиц. И мы как раз очень пристально следим за тем, что происходит в этой системе: за инженерами, рисерчерами, которые применяют машинное обучение для самых разных, даже фантастических сценариев. Например, в нашем портфеле есть компания из Великобритании Observe, которая использует компьютерное зрение, чтобы следить, как едят рыбы на аквафермах и на основании этого оптимизировать процесс взращивания. Кажется, что это фантастика или нечто странное, но за этим кроется очень большой рынок и большие возможности.

Вместе с тем отмечу, что мы инвестируем в компании на стадии роста, которые имеют продукт, команду, какую-то выручку — показатель того, что она кому-то нужна. Это минимальные условия, чтобы мы могли рассматривать инвестиционные возможности.

«Я бы не переживал по поводу замены людей роботами»

Сейчас можно услышать мнение, что новые технологии лишат нас в будущем работы и каждая инвестиция приближает время, когда роботы заменят нас во всех сферах жизни. Как понять, технология «хорошая» или «плохая»?

— Если технология решает проблему большинства людей или компаний, то она, скорее всего, хорошая и правильная, — считает Дмитрий. — Что касается замены людей роботами, то я бы не переживал по этому поводу. Мы сейчас мыслим в парадигме текущего стека профессии. Но если посмотреть на всю историю человечества, то поймем, что количество профессий по мере появления новых технологий всегда увеличивается. Например, фермеров стало меньше, но при этом их эффективность возросла, а освободившиеся ресурсы пущены на более сложные стратегические задачи. Думаю, в будущем будет то же самое: появится множество профессий, о которых мы пока даже не догадываемся.

Но вот что сто процентов уже происходит — так это то, что нельзя получить один раз некое образование, а потом всю жизнь идти по этому пути. Где-то 2−3 раза за жизнь нужно переучиться. Вытеснение профессий происходит уже не за столетия или десятилетия, а гораздо быстрее.

На вопрос, как он относится к идее Беларуси как IT-страны, Дмитрий ответил:

— Не вижу ничего плохого и считаю это правильным. Вы же хотели бы, чтобы здесь появился следующий Facebook? А для этого нужны предприниматели.

Как определить ажиотаж на рынке? Если все бегут в одном направлении, то, скорее всего, это ажиотаж. Безусловно, мы сотрудничаем с акселераторами, чтобы искать новые проекты, и приехали на Emerge в том числе потому, что нам интересно посмотреть, какие молодые команды у вас есть, которые пока у нас «не на радарах», но могут стать интересны через год-два. Мы приезжаем в Беларусь регулярно, раз в год, чтобы посмотреть, что изменилось. Так что достаточно хорошо знаем эту систему и надеемся, что рано или поздно у нас здесь будет какая-то история успеха.

Так, Дмитрий отмечает из белорусских стартапов приложение для женщин Flo.

— Это хороший пример, как в Беларуси родилось что-то глобальное. Из того, что я видел, запомнились интересные ребята, которые занимаются «умными городами» — SmartCity. И еще мне лично нравится EnCata, хотя это не совсем стартап, а опытно-конструкторское бюро и центр промышленного прототипирования. Видно, что это успешная компания с отлично выстроенными процессами — одна из лучших в СНГ. Хорошая бизнес-модель, харизматичный основатель.

-7%
-40%
-50%
-25%
-50%
-10%
-50%
-10%