/

Едва победив во Второй мировой войне, СССР и США начали готовиться к Третьей. Накопили сверхмощные арсеналы, но так и не решились довести дело до всемирной бойни, ограничившись холодной войной. Конечно, ключевую роль в этом сыграл страх обоюдного уничтожения. Сверхдержавы боялись использовать против врага ядерное оружие, зная, что он готов ответить тем же. 42.TUT.BY вспоминает историю Р-7 — первой межконтинентальной баллистической ракеты СССР, способной нанести ядерный удар по США.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Популярная версия гласит, что Королев и другие ракетостроители «вообще не напрягались», а просто привезли в СССР немецких конструкторов, которые сделали новую «Фау-2». Это, конечно, неправда.

Да, «Фау-2» была прорывом для своего времени, но никакой «межконтинентальности» от оружия возмездия Гитлера ждать не приходилось. «Фау-2» могла летать не дальше чем на 320 километров, обладала низкой надежностью и точностью уровня «попадем куда-то вон туда». А крупных немецких ученых после разгрома Рейха Советскому Союзу почти не досталось — отец нацистской ракетной программы Вернер фон Браун, уехавший в США, называл только специалиста по электронике Гельмута Греттрупа. Потому просто взять и пересадить немецкие разработки на советскую почву было абсолютно нереально.

Фау-2. фото: wikipedia.org
«Фау-2». фото: wikipedia.org

Да, у СССР с 1949 года была ядерная бомба, но привезти ее в какой-нибудь важный американский город было малореально: небольшое количество советских стратегических бомбардировщиков Ту-4 могло долететь до США разве что с дозаправкой в воздухе. При этом, учитывая мощь американской истребительной авиации и ПВО, можно было потерять едва ли не все самолеты на дальних подступах.

Стратегические подводные лодки, ставшие позже символом СССР, в то время тоже не существовали — и ракет для них не было. Потому советские конструкторы предпочли сразу ориентироваться на создание настоящей межконтинентальной баллистической ракеты, способной долететь до США. Причем работы над советскими ракетами велись еще до создания советской атомной бомбы — заряд и его носитель приходилось разрабатывать параллельно.

Все началось в мае 1946 года, когда в Подмосковье был создан сверхсекретный НИИ № 88 Министерства вооружений СССР. Это учреждение сегодня полностью забыто, но фамилия возглавившего работы Сергея Королева известна всем. Тогда еще и речи не шло о запуске Гагарина, Белки и Стрелки или спутника — хоть бы разобраться в только-только привезенных в СССР ракетах «Фау-2» и попробовать сделать нечто, им не уступающее.

Сергей Королев. Фото: russian7.ru
Сергей Королев. Фото: russian7.ru

Всего через год на вновь созданном полигоне «Капустин Яр» в Астраханской области начались первые пуски советских копий «Фау-2». Одновременно велись разработки собственной ракеты Р-1. Ее можно было бы назвать «Фау-2″ здорового человека» — в конструкции ракеты были учтены многие недостатки предшественницы, особенно по части надежности.

Одноступенчатую Р-1 испытывали начиная с 1948 года, и спустя два года она встала на боевое дежурство. СССР получил первую «настоящую» баллистическую ракету. Но дальность она имела еще меньшую, чем немецкое «оружие возмездия», — всего 270 километров. Однако начало было положено.

За Р-1 последовали Р-2, а потом Р-3. Последняя должна была стать прорывом, с громадной дальностью в 3000 километров — но проект полностью провалился и едва не стоил карьеры Королеву. Одноступенчатая схема не давала возможности бесконечно увеличивать дальность полета — нужны были другие решения. А пока следовало сбавить обороты.

Следующая модель, Р-5, пускай и не могла пока перелетать океан, была способна надежно доставать цели на расстоянии больше чем в 1000 километров. И, что еще важнее, к 1956 году на нее сумели установить ядерную боевую часть.

Р-5 на полигоне «Капустин Яр». Фото: wikipedia.org
Р-5 на полигоне «Капустин Яр». Фото: wikipedia.org

Борис Черток, один из отцов советского ракетостроения, вспоминал: «Ракета Р-5М впервые в мире пронесла через космос головную часть с атомным зарядом. Пролетев положенные 1200 км, головка без разрушения дошла до Земли в районе Аральских Каракумов. Сработал ударный взрыватель, и наземный ядерный взрыв ознаменовал в истории человечества начало ракетно-ядерной эры». Оставалось сделать последний шаг и создать межконтинентальную ракету.

Сложности ее создания были очевидны: нельзя было просто взять и увеличить в размерах очередную версию «Фау-2», а потом успокоиться. Королев уже имел неудачный опыт с Р-3 и отлично понимал, что второй неудачи ему не простят. Потому остановились на двухступенчатой схеме с пятью двигателями. Первая ступень состояла из четырех боковых блоков с четырьмя ракетными двигателями, работавшими на керосине и кислороде (в отличие от «Фау-2», использующей спирт). Все приборы, маршевый двигатель, рули размещались во второй ступени.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Так родилась известная всему миру по полету Гагарина форма ракеты с расширением в нижней части: четыре двигателя первой ступени окружали вторую и, отработав, отделялись. Такую схему создал соратник Королева, советский ученый Валентин Глушко, работавший над ракетными двигателями с 20-х годов.

Летом 1954 года проект нового изделия был готов, и к 1956 году должны были начаться испытания. И тут возник вопрос: а где испытывать? Ракет такого радиуса действия на тот момент в СССР (и нигде в мире) не было. Полигонов для них — тем более. «Капустин Яр» не подходил по ряду параметров. Поэтому в 1955 году вместе со строительством ракеты началось и сооружение полигона, откуда ее можно было запустить. Подходящее место нашли в казахских степях, недалеко от аула Байконур — сегодня это, наверное, самый известный аул на планете. Отсюда должны были стартовать межконтинентальные ракеты — а «приземлялись» они уже на Камчатке.

На строительство нового супероружия, как водится в Советском Союзе, ни сил, ни средств не жалели. «Байконур» построили за неполные два года — некоторые считают, будто интенсивность работ была так велика, что Георгий Шубников, руководивший стройкой, позже не выдержал, ослеп и умер буквально на рабочем месте.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

К марту 1957 года все было готово. Проблемы возникали на самых неожиданных этапах — вплоть до невозможности ракеты выдержать порывы ветра на старте (пытались даже построить вокруг нее стену). Но в итоге со всем справились.

Оставалось испытать ракету перед принятием на вооружение. Пуск модели Р-7 впервые произошел 15 мая. Он закончился неудачей — один из блоков первой ступени загорелся через полторы минуты после старта. Без одного двигателя ракета накренилась, отключились остальные, и первая Р-7 упала в 300 километрах от Байконура. Второй пуск, запланированный на 11 июня, вообще не удалось произвести: обнаружилось столько заводских дефектов, что решили не тратить силы зря. И третий блин оказался тоже комом: Р-7 полетала только 33 секунды, потом отказали системы управления.

И наконец — четвертый пуск. 21 августа 1957 года подготовленная к старту ракета ушла со стартовой площадки на Байконуре и достигла Камчатки. Вернее, на полигон Кура на Камчатском полуострове упали куски разрушившейся головной части: входа в плотные слои атмосферы она не выдержала. Но это уже были частности. Главное, что способность доставить смертоносный (или не очень) груз на восемь тысяч километров Р-7 доказала. Можно было объявлять о победе. И 27 августа 1957 года ТАСС опубликовала сообщение:

«На днях осуществлен запуск сверхдальней, межконтинентальной, многоступенчатой баллистической ракеты. Испытания ракеты прошли успешно. Они полностью подтвердили правильность расчетов и выбранной конструкции. Полет ракеты происходил на очень большой, еще до сих пор не достигнутой высоте. Пройдя в короткое время огромное расстояние, ракета попала в заданный район».

Цель более чем десятилетних трудов была достигнута, невозможное стало возможным. Теперь Советский Союз получил принципиальную возможность ответить ядерным ударом на ядерный удар США, если такой последует.

«Семерка» должна была лишить США неуязвимости — так писал уже упомянутый Борис Черток. Правда, он же признавал, что никаким абсолютным оружием первая советская МБР не была. Жидкостный двигатель, требующий заправки ракеты кислородом, не позволял постоянно держать Р-7 в боеготовности, а подготовка ее к залпу занимала достаточно долгое время.

А уж про количество атомных и водородных зарядов говорить не приходилось — паритет в этой области был достигнут в лучшем случае к концу семидесятых. Но принципиальная возможность добросить термоядерный заряд до потенциального противника появилась. Концепция ядерного сдерживания, с успехом существующая по сей день, начала действовать.

Уже осенью одна из ракет семейства Р-7 совершила чудо: доставила на орбиту первый искусственный Sputnik, обогатив английский язык новым словом. Затем наступил черед Юрия Гагарина — началась космическая эра.

-10%
-20%
-10%
-51%
-62%
-50%
-20%
-10%