/ /

Если вы любите сочетание мемов и абсурдных новостей, то наверняка знаете о паблике «Чай з малинавым варэннем» с числом подписчиков более 150 тысяч человек. Поговорили с админом сообщества — Игорем Котом — о юморе и отечественной действительности.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сейчас в паблике «Чая» во «ВКонтакте» более 150 тысяч подписчиков

«Пишем, что это бесплатно, чтобы к нам не приходили люди, которые хотят заработать»

Возможно, вы слышали, что «Чай з малинавым варэннем» вырос из российского паблика с новостями и шутками «Лентач». Как рассказывает Игорь, он устроился туда в 2014 году.

— Тогда «Лентач» отделился от «Ленты», и они стали искать себе рабов, которые бы выполняли функции SMM-специалистов, редакторов. В описании вакансии было что-то про чувство юмора и рабский труд, и меня зацепило. Отбор состоял в том, что 20 человек собрали в один чат и вбрасывали новости, которые надо было «ошутить» за 12 часов. Моя первая картинка была про российский смартфон: я налепил на айфон знак качества СССР, акциз, и это ушло «в продакшен».

Спустя полгода работы на «Лентаче» у Игоря появилась идея сделать «белорусский филиал». Так и родился «Чай з малинавым варэннем». Название паблику подарил глава государства, который публично признался в любви к этому напитку.

 

Поначалу сообщество вели Игорь Кот и Никита Ляшкевич, но последний, по словам Игоря, решил уделять больше внимания проектам Onliner.

— Сейчас, кроме меня, есть еще пара ребят, соучредители, которые практически с самого начала. Это не наемные работники, которых можно «выставить на улицу» за неуспеваемость, — говорит Игорь. — Плюс чатик из человек десяти, которые приносят по посту в месяц.

Время от времени паблик объявляет о наборе пикчеров — людей, которые могут создавать смешные иллюстрации к новостям.

— Когда мы объявляем набор, то пишем, что это бесплатно, чтобы к нам не приходили люди, которые хотят заработать. Потому что заработать толком не получится — не так уж и много мы получаем. Особых требований к пикчерам нет: минимальные скиллы фотошопа и чувство юмора. К нам обычно приходят по сто желающих, из них оставляем человек пять.

— А как же слухи, что вас спонсирует Госдеп или Кремль?

— Даже предложений не было. Хотя нет, помню, однажды нам в ВК написал какой-то аноним, спрашивал, сколько будет стоить разместить у нас «статьи на политические темы». Потом мы узнали, будто бы кремлевские ребята пытались так вентилировать вопрос по белорусским пабликам — сколько будет стоить реклама определенных статей определенного толка. Но, кажется, им все отказали.

У нас реклама стоит 200 долларов — за размещение во всех соцсетях. К нам регулярно приходят и предлагают по 30 рублей, но у нас нет цели побольше рекламы накидать. Мы можем себе позволить привередничать, тем более что у всех нас есть основная работа.

— А какие затраты на паблик?

— Только время и иногда траты на мерч, который мы печатаем и раздаем подписчикам, те же стикеры и календари. Еще планируем сделать коллаборацию с symbal.by. Может, будем потом раздавать футболки нашим читателям.

«Не ты формируешь аудиторию, а аудитория формирует твой контент»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сейчас обязанности Игоря в «Чае» сводятся к тому, что он периодически спрашивает в чате, «где посты». Особой регулярности в выпусках нет — первый пост может выйти и в девять утра, и в пять вечера.

— Бывает, что мы подбираем новость к мему, как, например, было с картинкой, где Ленин сидит на корточках у пасеки и говорит: «Пчолы, отдавайте зерно». Я искал новость неделю и в итоге нашел что-то про сбор зерна в Витебской области, — рассказывает Игорь. — Что-то сами придумываем, что-то подгоняем под новости. Бывает, мемы повторяются и уже всем надоели, как, например, Гарольд, который смотрит в газету и говорит: «Ха-ха, я здесь живу».

День парада — хороший день, потому что можно вообще ничего не делать и просто собирать фотографии. Речь сами-знаете-кого — тоже праздник, потому что есть гора цитат и видосов на весь день. Ну и «Дажынкі», когда на полях появляется вся эта соломенная дичь, тоже хорошо.

Находим инфоповоды в разных СМИ. Из региональных изданий обычно берем заголовки, потому что в маленьких медиа любят всех этих «огнеборцов», «автоледи» и теребление долгунца.

— Тебя упрекали в том, что ты пытаешься очернить белорусскую реальность?

— Не так давно телеграм-канал «Бульба престолов» назвал нас «националистами», написал, что мы «разжигаем ненависть к русским», и даже изучил мой твиттер. Так что, скорее, наоборот.

Помню, когда мы ржали над латинкой на указателях, нам говорили, что мы мерзкие люди. А потом, когда у нас был «день латинки» и мы писали на lacinke, от нас отписалось больше читателей, чем когда-либо. Непонятно, что этим людям вообще надо.

По словам администратора, паблик довольно часто упрекают в том числе за название на трасянке. Люди, незнакомые с историей мема, спрашивают: «Почему „чай“, а не „гарбата“?» Могут упрекнуть за шутки про картошку, мол, «админы укрепляют стереотипы о белорусах». И волну возмущения вызвала акция на 1 апреля, когда во всех постах вместо «Беларуси» редакторы писали «Белоруссия».

— Бывает, что нас обвиняют в отсутствии патриотичности, мол, мы все высмеиваем. Например, когда мы смеялись над Европейскими играми, на которые потратили кучу денег, нам тоже говорили, что мы «вечно недовольные, все ж красиво было», — рассказывает Игорь. — Может, так и есть, но мы же олицетворяем какую-то часть белорусов. С определенного момента не ты формируешь аудиторию, а аудитория формирует твой контент. Мы ориентируемся на то, что у нас собирает больше лайков и пользуется большей популярностью.

Популярностью, по словам админа, пользуется как раз-таки «нытье» и «стеб». Например, хитами стали фраза бывшего вице-премьера Анатолия Калинина про «самые современные трафики» и самое первое видео про отбор на «Евровидение». Неизменной популярностью пользуются видео, как кто-то косит траву зимой, или дурацкие заголовки из региональных СМИ.

— Я считаю, в своей стране ты можешь стебать все, что в ней происходит, — говорит Игорь. — Наверное, это какой-то стокгольмский (или бобруйский, не знаю) синдром, мы стебем незлобно. Мне кажется, это как пожурить, что ли. Что-то такое милое, лампово-картофельное.

«Я был „ватником“, если что»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сейчас в паблике «Чая» во «ВКонтакте» более 150 тысяч подписчиков — вполне себе небольшое медиа. Но Игорь не планирует открывать свой сайт.

— Для этого нужен хотя бы копирайтер, если не журналист, чтобы делать рерайты, а не просто копипастить новости, как мы сейчас делаем. Плюс нужна, наверное, регистрация как СМИ. Предполагаю, что это достаточный «геморрой», чтобы с этим не возиться, — поясняет он свой выбор. — А вот на YouTube сходить — это интересно. У нас есть задумка по короткометражкам. Есть идеи сценариев для пары выпусков, но нужно гораздо больше. Суть в том, чтобы в каждой короткометражке показывать какую-нибудь характерную черту белорусов. Но не с тупым юмором из «Одноклассников» или «Ералаша»…

— Идея похожа на концепцию «Наша Belarussia».

— И уж тем более не «Наша Belarussia»! Хотя, когда выходили «Наша Russia» и «Наша Belarussia», мне было смешно. Я вообще был «ватником», если что. В школьные годы считал, что Россия — это хорошо, а Путин — молодой харизматичный лидер. Наверное, какое-то прозрение произошло во время общения с россиянами в «Лентаче». До этого меня не особо интересовало, что там у них на самом деле.

Игорь признаётся, что пик популярности «Чая» уже позади: вершин расцвета он достиг в первые годы, когда у него не было конкурентов. Сейчас же блогосфера Беларуси стала гораздо более разнообразной.

— Количество подписчиков у нас растет, но темп особо не меняется. Был момент, когда мы немножко подзабили на посты, и рост вообще остановился.

В рекламу мы не вкладываемся — все само. Я однажды влил долларов пятьдесят в промо. Однако чтобы это имело какой-то ощутимый эффект, нужно тратить хотя бы тысячу долларов в месяц. Но зачем? В Facebook это бы имело какой-то смысл, но не во «ВКонтакте». Причем в Facebook, если ты потратишь пять баксов, он с тебя уже не слезет.

В прошлом году админы «Чая» запустили продукт на западный рынок — сообщество DigPics, где новости тоже сопровождаются смешными картинками.

— Мы начали набирать аудиторию, но после десяти тысяч подписчиков Facebook начал ее искусственно «срезать». Так что пока поставили на паузу.

Блиц-опрос

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Ты веселый человек?

— Я не стендапер и не умею генерировать юмор по ходу разговора. Может даже показаться, что я тугодум.

— Почему вы постите котов-белорусов в соломенных «капялюшах»? Кто-нибудь когда-нибудь вообще видел белоруса в соломенной шляпе?

— Мы кроме шляпы добавляли и вышиванки, но их сложнее фотошопить. Еще есть колосок или василек в зубах.

Как показать белоруса? Шляпа получилась как-то сама. Хотя в комментариях иногда спрашивают, в чем тут суть. Со временем котов в шляпах нам начали слать читатели, однажды прислали фото собаки «ў капелюшы», но она хуже зашла. Недавно был и Александр Григорьевич в шляпе, не все поняли шутку, но нам в чате было смешно.

— Признавайся, это ты админ телеграм-канала «Какая страна — такие селебрити»?

— Нет, и не знаю кто. Поначалу мне казалось, что какая-то ерунда, потом пару раз зашел, вроде ок. Но я всю эту дичь и так вижу в соцсетях, все эти краудфандинги на чашку капучино.

— Мемы — это новая культура?

— Раньше были анекдоты, потом демотиваторы, теперь мемы. После них появится что-то еще, хотя они уже довольно-таки затянулись, уже лет десять существуют.

Когда-то и паблики, и телеграм-каналы называли «новыми медиа». А теперь они уже вполне себе старые. Так что подождем чего-то нового.

-20%
-35%
-12%
-20%
-40%
-30%
-50%
-20%