8 сентября 1944 года, около 7 часов вечера, в лондонском районе Чизвик раздался сильный взрыв. Поначалу никто не понял, что произошло, — не было ни воздушной бомбардировки, ни характерного громкого жужжания самолета-снаряда Фау-1. Три человека стали жертвами оружия, в итоге ставшего одним из самых страшных в мире — на Чизвик упала первая баллистическая ракета Фау-2. 42.TUT.BY рассказывает, как начиналась ракетная эра Третьего рейха.

. Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Боевые ракеты в Первую мировую использовались вовсю, но особо опасным оружием не считались. Истребители Антанты могли нести по 6−10 ракет, однако летали на смехотворные 450 метров и были эффективными в первую очередь для уничтожения… аэростатов. Которые не могли ни увернуться, ни отбиться, ни улететь. Так что полководцы союзников, когда Второй рейх рухнул, не выдержав блокады, не стали запрещать немцам строить ракеты. Пусть себе разрабатывают, аэростатов не жалко.

Законопослушные немцы обрадовались и стали делать то, что можно. С 20-х годов основывались различные «ракетные общества», выпускалась периодика по ракетной тематике, летали все менее и менее смешные модели ракет. О начальном периоде германского ракетостроения можно писать очень много, но мы рискуем утонуть в фактах. Так что сразу перейдем к «военной» стадии, когда ракетами заинтересовалась германская армия.

Плюсами ракетного оружия была, в первую очередь, дальность полета боеприпаса. Модели Первой мировой летают на жалкие сотни метров? Не проблема, увеличим в размерах, поставим более мощный двигатель. Ракета летит непонятно куда? Гироскопы уже изобрели, попробуем поставить стабилизаторы. Еще какие-то проблемы? Испытания, испытания и испытания. Решения простые и, как ни странно, работающие.

А еще ракета — как она мыслилась изобретателям — должна была стать практически неуязвимой для перехвата (как ни странно, такая утопическая мечта в общем сбылась, вопросы идеальной противоракетной обороны не отработаны до сих пор). Все это побудило еще в 1929 году обязать отдел баллистики и боеприпасов управления вооружения германской армии заняться и ракетами тоже.

Отдел поначалу не обрадовался — ракетчиков там на конец двадцатых не было. Но нужные люди все же нашлись — офицер-артиллерист Вальтер Дорнбергер стал организатором, а доктор Хейландт сконструировал испытательный ракетный двигатель. Вскоре в Куммерсдорфе, в 27 километрах от Берлина, создали экспериментальную станцию, начальником стал Дорнбергер. А первым служащим, не имеющим военного звания — Вернер фон Браун, впоследствии ставший легендой.

Первые блины комом

Не все сразу пошло гладко, первые двигатели взрывались, прогорали, о полетах пригодных для войны ракет не было и речи. Наконец удалось создать полноразмерный экземпляр, пригодный для полевых испытаний. Назвали его «Агрегат-1» или «А-1».

Чтобы ракета летела туда, куда нужно, ее стабилизировали оригинальным образом: боевую часть сделали вращающейся. Правда, размер 100-килограммовой ракеты оказался непозволительно мал, и ничего не вышло. Взлететь повезло уже следующей модели: две ракеты «А-2» под Рождество 1934 года поднялись на 2 километра. А третий вариант «А-3» оказался слишком велик для небольшой станции в Куммерсдорфе, и ракетчикам пришлось переезжать на новое место: на балтийский остров Узедом около устья реки Пене. Так появилась станция «Пенемюнде», прославившаяся как колыбель баллистических ракет.

. Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

К 1936 году исследователи достигли значительных успехов, и нацистская военная верхушка охотно выделяла ассигнования на перспективное оружие.

Характерно, что противостояние, характерное для различных ведомств Третьего рейха, не минуло и ракетного дела. По факту «Пенемюнде» работала на двух хозяев, армию и люфтваффе, которым принадлежали различные участки полигона — летчики построили на севере «Пенемюнде» аэродром, а на востоке «рулили» представители Управления вооружений сухопутных войск.

Однако, несмотря на всю несогласованность, новые ракеты продолжали разрабатываться. Модель «А-3» имела уже почти 7 метров в высоту, внутри нее размещался приборный отсек, и можно было даже вести киносъемку полета. Двигатель развивал солидную тягу в 1500 килограммов, ракета весила 750 кг, летала она на жидком кислороде и спирте. Стабилизировать ее предполагалось уже с помощью гироскопов.

Первые пуски «А-3» состоялись осенью 1937 года, и выяснилось, что ракета в принципе не может лететь в заданную точку — только-только создаваемые газовые рули (это когда поворот осуществляется направленной струей газов) оказались чересчур малы и медлительны. Ракета попросту не успевала выруливать в нужное время на нужную траекторию.

Но исследования продолжались, и у Брауна и другого ракетчика, Вальтера Риделя, был готов концепт еще более мощной и большой ракеты, «А-4». Скорость новой модели была запланирована в 1600 метров в секунду, что должно было обеспечить не менее 260 километров дальности полета. Вес изделия с топливом составлял до 12 тонн. Параллельно до ума доводили «А-3», которую, чтобы избежать ассоциаций с прошлой провальной версией, назвали «А-5» и добавили более совершенные газовые рули с усовершенствованной системой управления.

В1938 году состоялся первый пуск «А-5». А через год, уже после начала Второй мировой, ракету запустили с полным комплектом оборудования — она идеально взлетела на 12 километров. Это уже были не игрушки, начиналась эпоха полноценных баллистических ракет. Впрочем, побыть оружием «А-5» не довелось, эта участь постигла «большую ракету», уже упомянутую «А-4». Эта модель больше известна у нас как «Фау-2».

Как устроена «Фау-2»

Первая и последняя удачная баллистическая ракета Рейха состояла из двух частей. Носовая часть была боевой — под стальной скорлупой скрывалась порядка тонны аммотола — эта взрывчатка не слишком чувствительна к перепадам температур и ударам. Во втором отсеке находились приборы для управления и запас сжатого азота, которым при необходимости повышали давления в баке с топливом. Третья часть — как раз этот бак с горючим, которое составляло порядка 75% веса ракеты: спирт находился в баке постоянно, а кислородом ракету заправляли перед самым запуском, иначе он испарялся за очень короткое время. Для запуска ракеты компоненты топлива подавались в отсек, где смешивались: насос работал на перекиси водорода и растворе перманганата калия.

Первые образцы «Фау-2» были сделаны летом 1942 года. Перед запуском ракету следовало установить на так называемый стартовый стол — стальное кольцо на четырех стойках с отражателем для реактивной струи. Ракета устанавливалась на «столе» вертикально, потом заправлялась кислородом — и в двигателе загорался так называемый воспламенительный крест. Открывались клапаны, и в камеру сгорания затекали спирт и жидкий кислород, смешивались и воспламенялись — начиналась «малая» ступень пуска, на которой ракета еще не могла оторваться от земли. По сути, это была проверка корректности работы двигателя. В случае, если все было нормально, насосы начинали повышать давление для того, чтобы топливо поступало в камеру сгорания быстрее. За три секунды работы давление становилось достаточным, чтобы тяга двигателя подскочила практически вчетверо, с 7 до 27 тонн, и тогда ракета могла подняться в воздух и лететь. После отрыва от земли активировались газовые рули, которые помогали стабилизировать ракету, потом в действие вступали обычные стабилизаторы, а в разреженных слоях атмосферы — снова газовые рули. Через 25 секунд после запуска «Фау-2» пробивала звуковой барьер, на 54-й секунде выходила на заданную траекторию.

13 июня 1942 года был произведен первый пуск. Взлететь ракете удалось, но стабилизировать ее получилось плохо: крен со старта, колебания на курсе и падение из-за облаков в море. Второй пуск 16 августа привел к отрыву носовой части. А вот третья «Фау-2», взлетевшая 3 октября, показала практически идеальный результат: взлетела, перешла на нужную траекторию, достигла высоты в 48 километров и на 296-й секунде полета упала, удалившись от места пуска на фантастические 190 километров. На такую дальность не могла стрелять ни одна пушка мира.

Параллельно с баллистической ракетой в Пенемюнде другая команда ученых разработала самолет-снаряд «Fi-103» — предтечу крылатых ракет. На вооружение он пошел под названием «Фау-1» (кстати, «фау» — это произношение немецкой буквы «V» — сокращение от «Vergeltungswaffen», «оружие возмездия»).

Предстояло выбирать, что принимать на вооружение — баллистическую ракету или самолет-снаряд. Самолет стоил дешевле, был проще в эксплуатации, но мог быть сбит и зенитной артиллерией, и истребителями, и даже просто крылом самолета. Дорогая и капризная ракета не перехватывалась ничем, но над ней было еще работать и работать.

В итоге приняли решение использовать и то и другое. 7 июля 1943 года фильм о баллистических ракетах показали Гитлеру. Тот был в восторге и велел считать «Пенемюнде» важнейшим исследовательским объектом, хотя потребовал увеличить боеголовку до 10 тонн (это так и не исполнили). Вместе с фюрером ракетами заинтересовались и союзники, начав понемногу бомбить «Пенемюнде». Однако полностью прекратить работу центра не вышло. И в начале июня 1944 года по Лондону начали пускать первые «Фау-1». Из восьми тысяч выпущенных по английской столице самолетов-снарядов цели достигли около 2500, разрушив 25 тысяч домов, убив и ранив 24 000 человек.

. Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Однако вышеперечисленные недостатки «Фау-1» заработали со старта: самолеты слишком легко перехватывались, и было очевидно, что с каждой неделей урон от них будет снижаться — англичане быстро учились. Поэтому вся надежда была на неуязвимые «Фау-2». К сентябрю 1944 года, когда союзники уже вовсю хозяйничали во Франции, первые ракетные батареи были развернуты в Нидерландах. 6 сентября первый пуск произвели по недавно освобожденному Парижу, 8 сентября — по Лондону. В ближайшие дни ракеты начали падать на британскую столицу по несколько штук в день — воздушное наступление на Лондон прекратилось только в конце марта 1945 года.

Ракеты оправдали надежды: перехватить их так и не сумели до самого конца войны. Но за семь месяцев на Лондон было выпущено всего 1300 «Фау-2», попало в город не больше 518. Потери от них составили 2511 убитыми и 5869 ранеными: легко подсчитать, что одна безумно дорогая «Фау-2» (для создания и запуска требовалось огромное количество дефицитных материалов) выводила из строя чуть более 10 человек: это была стрельба из пушки по воробьям. Со временем это признал и один из приближенных Гитлера, министр вооружений Альберт Шпеер: «Нелепая затея. В 1944 году в течение нескольких месяцев армады вражеских бомбардировщиков сбрасывали в среднем по 300 тонн бомб в день, а Гитлер мог бы обрушить на Англию три десятка ракет общей мощностью 24 тонны в сутки, что является эквивалентом бомбовой нагрузки всего лишь дюжины „Летающих крепостей“. Я не только согласился с этим решением Гитлера, но и поддержал его, совершив одну из серьезнейших своих ошибок. Гораздо продуктивнее было бы сосредоточить наши усилия на производстве оборонительных ракет „земля-воздух“».

. Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Так чудо-ракета Гитлера невольно послужила делу антигитлеровской коалиции — она отвлекла на себя огромное количество ресурсов и осталась не более чем микроскопом для забивания гвоздей. Впоследствии один из германских ракетчиков, увезенных в СССР, произвел подсчеты — выяснилось, что для полного разрушения хотя бы площади полтора на полтора километра нужно запустить… 67 500 ракет «Фау-2».

Конечно, чтобы причинить подобным оружием какой-либо существенный вред, требовались ядерные боеголовки. Но от создания ядерного оружия Германия была очень далека. Однако сделанные в Третьем рейхе наработки впоследствии использовали сверхдержавы — наработки Брауна и компании пригодились и в СССР, и в США.

-20%
-50%
-10%
-30%
-12%
-15%
-20%
-20%