/ /

Павел Гушинец словно прожил несколько жизней. Он был военным врачом, изучал эпидемиологию, читал лекции по паразитологии работникам сферы питания, ушел в коммерческую деятельность, затем стал популярным блогером DoktorLobanov и издал несколько книг для детей и взрослых. 42.TUT.BY поговорил с этим разносторонним человеком о творчестве, прививках, эпидемиях и паразитах. Так что каждый найдет в этом тексте что-то интересное для себя.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Кто такой DoktorLobanov?

Павел — автор ряда сборников для детей и взрослых. Кроме того, его можно назвать медицинским блогером — он еженедельно публикует на развлекательном ресурсе «Пикабу» рассказы из своей медпрактики под ником DoktorLobanov — сейчас у него около 39 тысяч подписчиков. Павла порой даже называют «доктор Пикабу».

— Меня почему-то все ассоциируют с этим блогом, — смеется он. — И еще многие думают, что мой ник произошел от Лобанова из сериала «Интерны». Но на деле так звали капитана, с которым мы вместе служили в Печах. Про него и был мой первый военно-медицинский рассказ на «Пикабу». Отсюда и псевдоним.

Сам Павел из Новополоцка, окончил Полоцкое медучилище «со званием фельдшера», поступил в Минский медицинский институт (позже — БГМУ) на медико-профилактическую специальность «эпидемиолог-гигиенист».

— На распределении мне красиво пообещали, что я буду «главным санитарным врачом Чашницкого района». Но у меня жена окончила иняз, а это — итальянское посольство, заграничные поездки. Она сказала: «Я и Чашники — несовместимые понятия», так что я пошел на военную службу. Отбыл двухлетний контракт и ушел в коммерческую медицинскую деятельность, сейчас занимаюсь оборудованием для лабораторий, — поясняет Павел.

В армии он был единственным на всю часть специалистом-эпидемиологом — следил, чтобы среди солдат не распространялись вирусы и инфекции. Изучал паразитологию и даже читал в качестве подработки лекции для работников сферы питания. Кроме того, в разные годы работал в реанимации и приемной хирургии, в инфекционном отделении и центре гигиены и эпидемиологии. Все это дало ему богатую почву для рассказов на медицинскую тематику.

«Я не совсем правильный писатель. Писатель сочиняет, а я это делаю очень плохо»

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Но зачем человеку, изучавшему медицину, заниматься писательством?

— На самом деле я писал всегда — первое стихотворение сочинил в 4 года. Но всерьез занялся этим в 13 лет — из зависти, — говорит Павел. — Я был чистый гуманитарий, а мой сосед по парте Паша Сикорский — «математиком». И однажды я увидел, как он пишет в тетрадке научно-фантастический рассказ. Мне стало завидно. Я пришел домой, снял с полки тетрадь на 96 листов, сел… В этом году отмечаю 25-летие творческой деятельности — первый мой рассказ напечатали в 1994-м году, в новополоцкой газете «Химик» (спасибо ее главному редактору Лявону Невдаху).

На протяжении многих лет Павел безуспешно пытался издать свою книгу.

— Никогда не забуду, как главный редактор «Мастацкай літаратуры» открыл передо мной шкаф, а там все было забито рукописями сверху донизу, — смеется писатель. — Года четыре назад я открыл для себя литературные сайты, куда стал выкладывать свои произведения, но это было такое болотце, где все друг друга хвалят, чтобы их похвалили в ответ. А потом я наткнулся на «Пикабу» и стал еженедельно выкладывать по одному-два рассказа. Через полгода у меня было 15 тысяч подписчиков, через год — почти 40 тысяч.

Сейчас у Павла изданы несколько книг: для взрослых — «Годы в белом халате» (деньги на ее издание собрали через краудфандинговую платформу «Улей» всего за полтора дня), «Мысли из-под фуражки», «Сообразим на троих, или Срочно требуется пожарный». Для детей — сборник «Девочка и крокодил» и «Папа, расскажи про меня историю»: обе вдохновлены дочкой Павла.

И есть «Война девочки Саши», написанная в соавторстве с Андреем Авдеем, — рассказы реальных людей, переживших войну.

— Я не совсем правильный писатель. Писатель сочиняет, а я это делаю очень плохо. Я записываю. Почти все мои рассказы основаны на реальных событиях — что-то из моей жизни, что-то рассказали коллеги или пациенты. Меняю фамилии и некоторые обстоятельства, чтобы не «палить» человека, — поясняет Павел. — Я много езжу по долгу службы и время от времени встречаюсь с ветеранами, которые хотели бы рассказать свою историю. Это не моя тема, но как я могу им отказать? Постепенно у меня накопилась целая папка таких рассказов. А потом из Воронежа приехала бабушка моей жены, бывший малолетний узник концентрационного лагеря. Это и есть «девочка Саша». Понятно, что идея собрать рассказы переживших войну не нова — это давно сделала Алексиевич. Но иначе никто не прочел бы истории этих людей.

И с недавних пор Павел Гушинец занимается популяризацией науки. Все началось с того, что он записал видеолекцию о паразитах для российского канала SciTeam. На съемках он познакомился с Дмитрием Былиновичем, организатором лектория «Массаракш», и после этого стал читать лекции и для минской публики.

Этим летом Павел выступил на «Фестивале науки» с лекцией про прививки.

— Я подключил своих бывших коллег, которые сейчас работают в эпидемиологии, и подготовил выступление про вакцинацию. То есть являюсь гласом нескольких специалистов, — шутит он.

Мы тоже не упустили случая задать Павлу наиболее популярные вопросы про вакцинацию и, раз он был лектором по паразитологии, про веру в тыквенные семечки и алкоголь как средство против паразитов.

«Если и беспокоиться, то о каком-нибудь мутировавшем вирусе гриппа»

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

По отношению к прививкам у Павла очень четкое мнение — это однозначное благо.

— Благодаря вакцинации я буду уверен, что мой ребенок не заболеет дифтерией, полиомиелитом или коклюшем. Я даже готов заплатить лишние деньги за бренд.

— А как же побочные эффекты?

— Есть разные виды побочных эффектов: от абсцесса до анафилактического шока. Но зачастую они возникают от того, что место укола, например, не обработали спиртом, занесли грязь, расчесали, намочили.

У любого лекарства могут быть побочные эффекты, потому что каждый человек — индивидуальность, в иммунологическом плане. И на миллион детей появится один ребенок, который резко среагирует на прививку. Да, это ужасно, если твой ребенок умрет от прививки. Но миллион детей будут спасены.

В год от кори умирает 110 тысяч человек, большинство из которых — дети до пяти лет. Всех, кто отказывается от вакцинации, я спрашиваю, хотят ли они пополнить эту статистику.

К чему приводят отказы от вакцины? В 2011 году в Беларуси зарегистрировали 51 случай заболевания корью, хотя еще в 1980 году в Беларуси было 22 268 таких случаев. Казалось, что к 2020 году корь исчезнет, как полиомиелит или дифтерия. Однако в 2019-м, согласно официальной статистике, было уже 128 подтвержденных случаев кори.

В основном случаи кори были завозные. Также заразились те, кто контактировал с заболевшими. Многие заболели корью, побывав в Украине. 85% заболевших были не привиты или не полностью привиты против кори.

Фото: Reuters
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

— Вы за или против прививки от гриппа?

— За, потому что она уменьшает последствия. Конечно, вакцинируют от определенного штамма вируса, но даже если человек заболел другим видом, он легче перенесет это заболевание и быстрее выздоровеет.

— Какие прививки стоит сделать в дополнение к тем, что уже сделаны в детстве?

— Женщинам есть смысл ставить прививку от вируса папилломы человека, которая поможет предотвратить рак шейки матки. Детям и подросткам ее делают в возрасте от 9 до 15 лет, женщинам — от 16 до 45.

Однако есть смысл обновить и «старые» прививки. Так, мои коллеги собирались в Центральную Африку и решили проверить свой иммунный статус. И им сказали, что у них даже по кори очень низкое количество антител, так что «прививочку надо бы возобновить».

У нас принято считать, что если один раз привили, то можно не беспокоиться до смерти. Но никогда не будет лишним сходить и проверить свой иммунный статус. И если он низкий — привиться. Это всего лишь пять минут вашей жизни и примерно 30 рублей.

— Какие заболевания в Беларуси исчезли или под контролем благодаря вакцинации?

— Натуральная оспа ликвидирована во всем мире. Последние случаи были зарегистрированы в Эфиопии в 1976-м и Сомали в 1977-м. Это позволило в 1980-м ВОЗ объявить о ликвидации заболевания.

Полиомиелит элиминирован, и за последние годы не было ни одного случая дифтерии и столбняка. Но белорусы все еще болеют туберкулезом, хотя и гораздо меньше, чем раньше. Если на 1960 год в стране было 11 187 случаев, то на 2011-й — 3893: 42,3 случая на 100 тысяч населения, согласно данным ГУ «РЦГЭ и ОЗ». Это средний уровень, то есть, можно сказать, что мы между какой-нибудь Эритреей и США.

Болеть туберкулезом для человека не стыдно, это я как врач говорю. Но большой процент населения с туберкулезом свидетельствует о проблемах с «социалкой» в стране.

— Нам не стоит бояться новой эпидемии чумы?

— Нет, мы ведь не живем в засушливой степи, где обитают суслики — переносчики чумной палочки. Тем более что сейчас чума лечится антибиотиками.

От «чумы XXI века» тоже не стоит впадать в панику — ВИЧ-инфекцией сложно заразиться, она чрезвычайно чувствительна к внешним воздействиям и гибнет под действием всех известных дезинфектантов. Если о чем и беспокоиться, то о каком-нибудь мутировавшем вирусе гриппа, передающемся воздушно-капельным путем. Та же «испанка» унесла жизни 50−100 миллионов человек, тогда как от ВИЧ умерло около 30 миллионов.

«У нас была настоящая эпидемия трихинеллеза»

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Павел является сторонником «гигиенической теории», согласно которой дети, чьи родители не беспокоились излишней гигиеной, вырастают здоровыми.

Кроме того, есть гипотеза «старых друзей»: профессор медицинской микробиологии Грэм Рук считал, что инфекции, которыми дети болеют минимум на протяжении последних десяти тысяч лет, играют важную роль в настройке здорового иммунитета. Согласно этой теории, для развития и настройки механизмов иммунитета важны не антигены окружающей среды, а прежде всего «старые друзья» — микроорганизмы и паразиты, которые обладают низкой патогенностью и давно сосуществуют с человечеством в близких отношениях.

— Паразиты — это не так плохо, как мы привыкли считать, — утверждает Павел. — Человечество жило с ними на протяжении всей своей истории. Так, в мумифицированном организме древнего Этци, которого обнаружили в Альпах, нашли власоглава. Современный человек мало контактирует с паразитами, пожалуй, только 50 лет, с тех пор как изобрели противопаразитарные и дезинфицирующие средства.

— Но это же не значит, что от паразитов не нужно лечиться?

— Нет, нужно. Но не стоит бесконтрольно пропивать таблетки против паразитов каждые полгода. Если у вас есть подозрения, что у вас аскариды, или с вами живут домашние животные, от которых можно заразиться, то раз в год сдавайте анализы.

— Какими паразитами чаще болеют в Беларуси?

— У нас классическая триада. На первом месте острицы — это энтеробиоз, детское заболевание. На втором месте — человеческая аскарида.

На третьем месте долго был власоглав (трихоцефалез). Но сейчас он уступил место токсокарозу — заболеванию, которое передается в том числе через собак. Остальное — единичные случаи.

И слава богу, потому что не так давно у нас была настоящая эпидемия трихинеллеза — это паразит, который в основном живет в диких животных, в частности, в диких кабанах. Заражение этим паразитом — очень тяжелое заболевание. Трихинелла проникает в мышцы, выделяет отравляющие вещества. Если их много, то мышцы разрушаются, в том числе и те, что отвечают за дыхание. У человека отекает лицо, болят мышцы, и все может закончиться реанимацией или летальным исходом.

У нас раньше была традиция: мужики-охотники делали шашлык из кабанятины, зачерпывали кружкой свежую кровь и поливали ею сверху мясо. В полусыром шашлыке трихинелла замечательно себя чувствовала. У нас даже были целые «трихинеллезные» свадьбы. К счастью, сейчас врачи-паразитологи уже запугали таких охотников, и они оставили свои дикие традиции. Могу с гордостью сказать, что к 2019 году трихинеллез практически побежден.

Гистологический срез поперечно-полосатой мышцы, содержащей капсулы с личинками трихинелл. Фото: wikipedia.org
Гистологический срез поперечно-полосатой мышцы, содержащей капсулы с личинками трихинелл. Фото: wikipedia.org

— Какие народные методы против паразитов не работают?

— Не работает убеждение, что водка помогает не заразиться. Если она не действует на вас — макроорганизм — то тем более не навредит паразиту, который живет в желудочном соке, в окружении кишечных ферментов.

Скрежет зубами (бруксизм) — не признак инвазии, это неврологическое заболевание. Тыквенные семечки не являются противопаразитарным препаратом. И полынь тоже. Кроме того, если бабушка заварила полынь, то какую концентрацию противопаразитарного препарата она получила? Черт его знает. Тогда как в таблетке все подробно рассчитано. Если есть современные методы, зачем пить три ведра настоя полыни вместо одной таблетки?

Еще один миф — что человек с паразитами ест много сладкого. Дело в том, что паразиты поглощают питательные вещества. Та же аскарида может вызвать повышенный аппетит (или же полное его отсутствие). Так что человек просто хочет утолить голод, а глюкоза — самый эффективный источник энергии. Не зря пилоты в войну получали шоколад.

И конечно, настоящий бред — заговоры от глистов. Это что-то на уровне каменного века.

— Люди часто привозят экзотических паразитов?

— Да, очень часто. Например, в Юго-Восточной Азии есть существо, которое живет в песке (мы писали ранее о том, как белоруска заразилась мигрирующей кожной личинкой. — Прим. 42.TUT.BY). Так что на диком пляже во Вьетнаме лучше не закапывать ноги в песок, а ходить в тапочках.

Плюс у нас сотрудничество с Венесуэлой. Строители оттуда периодически привозят что-то интересное. К счастью, все это сейчас лечится. Мы быстро разбогатели. Если раньше мы ездили в Крым и привозили максимум венерическое, то теперь ездим в Эквадор и привозим оттуда нечто, от чего врачи хватаются за голову.

-30%
-5%
-38%
-21%
-40%
-10%
-15%
-10%