/

В Литву прибывает несколько десятков американских танков. Это происходит не в первый раз, но прежде белорусское общество это не сильно беспокоило. Однако сейчас по этому поводу высказались и СМИ, и даже президент Александр Лукашенко. 42.TUT.BY попытался разобраться, стоит ли волноваться из-за размещения военных США на литовском полигоне.

Что происходит?

В Литву, на полигон в Пабраде, в 15 километрах от границы с Беларусью, в этом месяце прибывает батальон сухопутных войск США. В его составе 30 танков и 25 боевых машин пехоты. Подразделение собирается участвовать в операции «Атлантическая решимость».

До этого Литва инвестировала большие средства в учебную инфраструктуру в Пабраде. Переброска военных на полигон будет происходить до декабря, они собираются пробыть в Литве до весны 2020 года. Вильнюс уже заверил Минск, что нет «никаких военных или иных угроз суверенитету Беларуси, по крайней мере с западной стороны».

Как реагирует Беларусь?

Александр Лукашенко уже поручил Минобороны и Совбезу продумать, как реагировать на переброску военных США в Литву. После этого президент заявил, что на границах Беларуси собирается «бронетанковый кулак», значение которого нельзя преуменьшать. Вместе с тем он добавил, что бояться нечего.

«Это, конечно, бронетанковый кулак. Не надо преуменьшать значение. Но 30 танков и 30 бронемашин — это просто смешно против белорусской армии. Мы же, как я часто говорю, четыре модернизации своей армии провели, и мы прекрасно понимали, какие кулаки будут созданы у наших границ и с каким противником мы не дай Бог сможем столкнуться, — сказал белорусский лидер. — Мы к этому готовились. Поэтому 30 танков просто смешно для нашей армии. Мы даже никаких телодвижений можем не предпринимать, чтобы противостоять».

Переброску войск Александр Лукашенко назвал «прецедентом», и заявил, что «мы просто вынуждены отвечать», но подчеркнул, что бряцать оружием белорусская армия не будет.

Что за бронетехника переброшена к границам Беларуси? Она лучше нашей?

Известно о переброске в Пабраде 30 танков M1 Abrams и 25 БМП M2 Bradley. Эти две машины составляют костяк бронетанковых сил США уже много лет.

И тот, и другой вид техники разработаны в начале 80-х годов, скоро оба отметят сорокалетний юбилей. Но устаревшими считать их не стоит: нынешние «Абрамсы» и «Брэдли» напоминают изначальные версии машин разве что внешне.

И танк, и БМП пережили за свою «карьеру» несколько модернизаций: техника становилась более защищенной, получала современную электронику, системы обнаружения (включая тепловизоры) и прочее. Так что для того, чтобы точно оценить мощь подразделения, неплохо бы знать, какие версии «Абрамса» и «Брэдли» прибывают в Литву.

Военный эксперт, политолог, специалист по проблемам безопасности Андрей Поротников пояснил, что танки, вызвавшие беспокойство белорусской стороны, — не последняя модернизация M1 Abrams (так называемый SEPv2; на такие танки ставится ультрасовременная израильская активная защита Trophy). Однако и «Абрамсы» ранних версий у США давно закончились, так что в Литве явно развернуты более-менее современные машины. То же самое можно сказать о Bradley.

Белорусская техника аналогичных классов представлена танками Т72Б и БМП-2. Первая модель может противостоять «Абрамсам» ранних версий, с поздними она не справится — у «американцев» лучше система управления огнем и совершеннее броня. Недостатки танков могли бы быть устранены при доводке их до версии Т-72Б3, но таких машин в нашей армии совсем мало.

Что касается БМП-2, то эта машина уже порядком устарела. С «Брэдли» могла бы успешно бороться более современная БМП-3, но их нет в белорусской армии.

Однако известно, что «танки с танками не воюют». Уничтожать боевые машины можно с помощью вертолетов, ПТРК и другого оружия. Тем более что количество техники, которое прибудет в Пабраде, мягко говоря, невелико. Никакой серьезной угрозы армии целой страны отдельно взятый батальон не несет.

Насколько ситуация нештатная и зачем вообще это все?

Американские военные служат на ротационной основе в Прибалтике и Восточной Европе с 2014 года. Настолько близко к белорусской границе они еще не дислоцировались, но в целом в переброске трех десятков «Абрамсов» ничего особенного нет. Буквально вчера в Эстонию должны были прибыть 18 британских танков «Челленджер», в июне в Латвию прибывали танки из США и Италии — так что вряд ли можно считать прибытие нескольких десятков боевых машин серьезным демаршем.

Почему белорусская сторона решила отреагировать в этот раз?

— Напряжение во многом наигранное, — считает Андрей Поротников. — Прибытие американского батальона может быть поводом, но не причиной тех заявлений, которые делает официальный Минск. Скорее всего, истинная причина совсем в другой сфере — в сфере белорусско-российских отношений, которые пребывают в состоянии перманентного кризиса. Возможно, что Минск пытается таким образом улучшить свои переговорные позиции: показывает, что, несмотря на все трудности и противоречия с Кремлем, он остается бдительным союзником Москвы. И надежно прикрывает Россию с западного направления. То есть перед нами — очередная попытка «поторговать безопасностью», на этот раз с Москвой.

Что касается «бронетанкового кулака», то прибытие батальона в Пабраде мало чем отличается от более ранних ротаций — информированные американские источники утверждают, что он будет в Литве только до апреля 2020 года. Чтобы говорить об обратном, нужно иметь какие-то конкретные заявления по теме, на сегодняшний день их нет. Более того, если батальон не самых новых американских танков и 25 БМП составляют угрозу Беларуси, то большой вопрос — что вообще с нашими вооруженными силами?

Это косвенно подтверждает, что повод к волнению белорусской стороны находится не в военной сфере, а в политической, и с какой-то активностью НАТО на восточном фланге может быть связан постольку-поскольку.

Однако нужно помнить еще об одном моменте, который может иметь место: Беларусь последовательно выступает за прямой диалог с НАТО, включая вопросы по активности альянса на восточном фланге. Позиция адекватная и логичная, и, возможно, такие действия могут иметь целью побудить страны Североатлантического договора к прямому диалогу.

Но скорее всего, вся эта шумная деятельность связана в первую очередь с необходимостью улучшить переговорные позиции в отношениях с Российской Федерацией по вопросам, вообще с безопасностью не связанным. В первую очередь речь идет об экономических отношениях, нефтегазовой сфере и так далее. Это вполне может объяснять тот факт, что раньше у нас не боялись и куда более крупных учений — а сейчас такая реакция.

-15%
-50%
-40%
-15%
-30%
-10%
-14%
-50%
-10%
-30%
-10%