• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

27-летняя уроженка Беларуси Мария Дмитрук попала в список Forbes 30 Under 30 в сфере производства и индустрии. Она является соучредителем Prodsmart — компании, которая предоставляет небольшим фирмам доступ к передовому программному обеспечению. Организация уже привлекла 5 миллионов долларов и ожидает, что выручка составит 2,3 миллиона долларов в 2020 году. 42.TUT.BY побеседовал с Марией о ее бизнесе и сложностях на пути к успеху.

Фото личный архив Марии Дмитрук / Facebook
Фото: личный архив Марии Дмитрук / Facebook

«Мне пришлось изучать язык с нуля»

Из тридцати молодых предпринимателей, вошедших в список 30 Under 30 в категории «Производство и индустрия», лишь семь — женщины. И Мария одна из них.

В краткой биографии, сопровождающей ее фото в Forbes, особо подчеркивается, что Мария — «белорусская иммигрантка»: она родилась и жила в Минске.

— Моя мама окончила факультет радиофизики БГУ и всю свою жизнь мечтала переехать в США. Когда мне было 13 лет, ее мечта осуществилась: она переехала в Сан-Франциско и забрала меня с собой, — рассказывает Мария. — Я приехала в США с минимальным запасом слов на английском, поэтому пришлось изучать язык с нуля.

Мы прилетели сюда 1 мая 2005 года, и уже в конце августа я пошла в 8-й класс. Мама надо мной не сжалилась: «Там разберешься». Обычное домашнее задание, на которое у других уходило 15−20 минут, у меня занимало по 3−4 часа со словарем. Но из средней школы (которая в зависимости от округа длится с пятого или шестого до восьмого класса. — Прим. TUT.BY) я выпустилась с отличным знанием английского.

Несмотря на то, что первое время ей приходилось нелегко, сейчас Мария благодарна своей матери.

— Не поймите меня неправильно, я очень люблю Минск и Беларусь, но я также прекрасно понимаю, что с теми же усилиями, находясь в любой другой стране, будь то Беларусь или Бельгия, я добилась бы совсем других результатов.

«Последний год университета мне обошелся в 48 тысяч долларов»

С четырех лет Мария мечтала стать стоматологом, но после школы «завалила» химию. В итоге она остановилась на юридическом факультете в Гавайском тихоокеанском университете, где четыре года изучала «военное право и национальную безопасность».

Один из кампусов Гавайского тихоокеанского университета. Источник: wikimedia.org
Один из кампусов Гавайского тихоокеанского университета. Источник: wikimedia.org

— Все же у мамы остался постсоветский менталитет, когда «как это так, надо в университет», — улыбается Мария. — Чтоб вы понимали, высшее образование здесь очень дорогое. Так, последний год университета мне обошелся в 48 тысяч долларов. Все это в кредит, естественно, здесь есть соответствующие программы финансирования.

Гавайский тихоокеанский университет находится в столице штата Гонолулу, на острове посреди океана. По словам Марии, это учебное заведение может похвастаться хорошей программой.

— Там очень сильная программа международных отношений, а также подготовка в военной сфере, так как на этом маленьком острове размещены военные базы — и ВВС, и морской флот, и обычная армия. В этом университете преподают профессора с 20−30 годами службы — очень интересный, колоритный опыт. Я думала, что выпущусь, пойду работать в ООН и создам мир во всем мире, — улыбается она.

Но на последнем курсе Мария отправилась на практику в отделение Министерства нацбезопасности в Гонолулу.

— С моего первого курса госучреждения были очень заинтересованы, чтобы я у них работала, так как я знаю русский и немного белорусский, — говорит Мария. — В последний год я проходила практику в таком «ответвлении» от Министерства нацбезопасности и, знаете, пришла в ужас. Я потратила четыре года, изучая такой узкий профиль, а теперь, чтобы мне поменяли батарейки в компьютерной мыши, мне приходилось заполнять кучу форм и ждать 6−8 недель. Не говоря уже о том, чтобы повлиять на какие-то реформы и процессы. Например, в 2014 году мы работали над проектом годового курса по адаптации бывших заключенных, проведших в тюрьме более 20 лет, — чтобы они научились пользоваться компьютером, телефоном и прочим. Но вот прошло уже пять лет, а они только сейчас выдвигают это на голосование.

Чем бы я ни занималась, я всегда хочу, чтобы это было сделано на совесть и помогало людям. Но, окончив университет и отработав почти год, сотрудничая с госучреждениями, я поняла, что просто не вытерплю. Это огромнейшая бюрократия и в лучшем случае очень медленно развивающиеся процессы. Ну зато у меня есть высшее образование. Здесь, если ты бакалавр, то можешь устроиться на работу практически в любой сфере (кроме медицинской, конечно).

«В среднем я проводила по 20 часов в день на ногах»

Фото: личный архив Марии Дмитрук / Twitter
Фото: личный архив Марии Дмитрук / Twitter

В итоге Мария решила попробовать себя в IT-сфере. Возможно, на это повлияло то, что в Сан-Франциско большая часть населения так или иначе связана с Кремниевой долиной. Или же что ее мама на тот момент работала как раз в IT.

— У меня тогда не было никаких IT-навыков, я даже не знала, как с телефона на компьютер перебросить фотографии, — смеется девушка. — Но с момента выпуска прошел уже год, настало время выплачивать кредит за обучение, так что я решила попробовать себя в IT-компании, которая занималась компьютерной безопасностью. Начала в отделе продаж: «холодные» звонки, «холодные» имейлы. Это когда ты сидишь на телефоне полный рабочий день, делаешь по 100−150 звонков и пытаешься заполучить новых клиентов. За полгода я довольно много узнала о процессе продаж.

Потом я перешла в другую компанию, Talkdesk, где начала с нуля выводить их продукт на новый рынок. Они занимались малым бизнесом, и я стала пытаться понять, как их вывести на большие корпорации. За четыре месяца достаточно успешно помогла создать структуру, где была команда продаж, команда маркетинга и даже команда инженеров. Мы смогли заработать за это время более двух миллионов долларов.

После этого меня отправили в филиал в Португалии, чтобы я сделала на португальском рынке то же самое. Только там вообще не было отдела продаж. Хотя изначально планировалось, что нам понадобится два года, уже через 10 месяцев я выстроила такую же структуру и вернулась в Сан-Франциско.

— Наверное, вы очень много работали в тот период?

— Да, много. Те, кто говорит, что это невозможно, просто не спали по 3−4 часа в сутки. Я была на работе с 5 утра до 11 вечера, и время летело незаметно. Я стремилась доказать самой себе и всем, кто не верил, что это будет работать. Когда ты каждый день вкладываешься и видишь какие-то результаты, это дает большой стимул для дальнейшего движения.

В среднем я проводила по 20 часов в день на ногах. Потому что это не только про то, чтобы создать команду, но и нанять людей, правильно их обучить, создать программу, написать методичку этого обучения. Что-то менять, если какие-то элементы не работают или, наоборот, работают очень хорошо. То есть постоянное движение, развитие.

Фото: barnimages.com
Фото: barnimages.com

Примерно в то время Мария познакомилась с командой Prodsmart. Компания была основана в 2012 году Гонсало Фортесом (Gonçalo Fortes) и Сэмюэлом Мартинсом (Samuel Martins). Родители Фортеса работали на фабрике, и, можно сказать, он создал этот продукт для них.

— На тот момент в команде Prodsmart было два человека, и они продавали продукт только в Португалии, исключительно в Лиссабоне, — поясняет Мария. — С 2017-го я работала с ними, помогала правильно выстроить процессы, собрать команду. В 2018 году они решили, что хотят приехать в США, продавать в Сан-Франциско, и уговорили меня, чтобы я на постоянной основе присоединилась к их команде.

На протяжении последнего года все мое время было отдано развитию команды, мы смогли привлечь крупную сумму денег. Только в этом году инвесторы дали нам на развитие еще 2,7 миллиона долларов.

Что же такое Prodsmart?

Если кратко, то Prodsmart предоставляет программное обеспечение для управления производством на базе смартфонов, которое помогает малым и средним предприятиям производить продукты «быстрее, эффективнее и с меньшими затратами».

Источник: prodsmart.com
Источник: prodsmart.com

— Представьте, что у вас фабрика по производству стульев. К вам приходит заказчик и говорит: «Сделайте нам 25 тысяч стульев». Соответственно, вы составляете список всех материалов, что вам нужны. Обычно малые фабрики расписывают весь процесс на бумаге и говорят: «Ты, Василий, будешь выпиливать ножки, а ты, Петр, будешь делать сиденья». Соответственно, нет других форм контроля, кроме как подойти и проверить лично, записать все карандашиком на бумаге. Это очень неэффективный процесс, но тем не менее люди так делали из поколения в поколение.

Когда вы используете Prodsmart, то заказ сразу идет в систему, которая сообщает, что «вам заказали столько-то стульев». Вы смотрите и разбиваете это по категориям. Допустим, вам для 10 стульев нужно 40 ножек, значит, Василий тут же получает уведомление, что ему нужно сделать 40 ножек. И каждый раз, как он выпиливает ножку, то сообщает об этом, нажимая большую зеленую кнопку на своем смартфоне.

Соответственно, вместо того чтобы ходить с бумагами или таблицей Excel и ждать рапорт от каждого сотрудника, сколько он сделал и сколько было потрачено материала, вы делаете это с помощью смартфона, который есть в руках у каждого работника или лежит у каждого станка. И уже в Prodsmart менеджер видит сам процесс и может при необходимости вовремя заказать материал.

Звучит просто, но на деле много нюансов в зависимости от того, что вы производите. Так, у нас есть клиенты, которые производят машины с нуля. Есть клиенты, которые делают металлические детали для этих машин, например детали для «Феррари». Другой клиент в Европе делает металлическую фурнитуру для таких брендов, как Louis Vuitton и Hermes. У нас клиенты в 16 разных странах и почти на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды.

Фото: freestocks.org / Unsplash
Фото: freestocks.org / Unsplash

— А что насчет Беларуси?

— После статей в белорусской прессе на использование Prodsmart подписалось много людей. Но, к сожалению, как я вижу, ценовой диапазон не совсем позволяет белорусским малым предприятиям использовать наш продукт. Я бы с удовольствием сотрудничала с предприятиями на белорусском рынке, в странах СНГ, но исходя из затрат… Понятно, что мы можем на 40−50% повысить продуктивность или снизить количество расходуемого материала. Но для этого сначала надо сделать инвестицию, и на это не все готовы.

«Белорусов отличают драйв и стремление всегда работать на совесть»

В список Forbes Мария попала неожиданно для нее самой.

— Я не отношусь к тем людям, которые пытаются как-то себя продвинуть на фоне успеха компании. И я много раз упоминала, что мы — это я и моя команда. Этот успех не может быть только моим, потому что я работаю с талантливейшими людьми, которые обладают знаниями в других сферах, — поясняет она. — До сих пор не знаю, кто меня выдвинул. Впервые я узнала про это, когда мне в августе пришло сообщение от редактора Forbes с просьбой заполнить форму. Там были вопросы вроде: «Чем занимается ваша компания?», «Сколько у вас инвесторов, учредителей?» — и так далее. В сентябре-октябре со мной провели интервью по телефону. Но я посчитала, что это просто собеседование. США — огромная страна, и в ней множество талантливых людей. Я не примеряла на себя эту номинацию. А потом 3 декабря вышел список Forbes, и я неожиданно для себя увидела там свое фото и короткую биографию.

Редакция Forbes в Нью-Йорке. Источник: wikimedia.org
Редакция Forbes в Нью-Йорке. Источник: wikimedia.org

Мария подчеркивает, что еще во время телефонного интервью просила указать, что она родом из Беларуси.

— Я считаю, что мои белорусские корни дают о себе знать в плане целеустремленности. Думаю, наш белорусский народ очень трудолюбивый, добрый и открытый, что особенно важно в такой стране со множеством возможностей.

Здесь очень много белорусов, причем наиталантливейших ребят. Мне посчастливилось работать с программистами, инженерами из Беларуси, Украины, России, других стран. И, думаю, нас отличают драйв и стремление всегда работать на совесть.

— Мне ранее говорили, что каждый из списка Forbes знает настоящую цену успеха.

— Думаю, ничего не дается легко. Да, любая идея, мечта — это слезы, кровь, пот и огромнейший стресс. Благо я блондинка, потому седых волос вроде пока нет, — смеется Мария. — Самый большой стресс — это когда ты сам начинаешь сомневаться в своих возможностях. И один из основных переломных моментов — когда ты можешь убедить себя, что справишься, и не теряешь эту веру. В таком случае уже неважно, что говорят окружающие, — ты продолжаешь слепо верить и идти к своей цели.

«Сексизм никто и нигде не отменял»

Фото: личный архив Марии Дмитрук / Facebook
Фото: личный архив Марии Дмитрук / Facebook

Мария не скрывает, что порой встречалась с предвзятым отношением из-за своего возраста и внешности.

— Да, я сталкивалась с несколькими такими проблемами. Во-первых, потому, что я девочка. Сексизм никто и нигде не отменял. Да, в Штатах не принято, что к тебе в кафе может подойти парень и попытаться вывести за руку, в этом случае сразу будет вызвана полиция. Но, увы, никто не отменял похабные шуточки, комментарии и обсуждения за спиной.

Во-вторых, потому что я «молодая девочка, что ты знаешь, что умеешь, если у тебя нет 15 лет опыта работы». Но зачем мне 15 лет опыта работы? Я считаю, что если постоянно делать одно и то же, то и свихнуться можно. Наоборот, если есть какие-то идеи, то лучше постоянно развиваться. Конечно, опыт немаловажен, но это не решающий фактор.

И в-третьих, в Америке есть некоторая стигма. Считается, что если ты молодая, красивая и «русская», значит, приехала сюда для «замужа», по почте была кому-то отправлена невеста. На некоторых бизнес-собраниях я чувствовала эти взгляды, мол, «сидит молодая-красивая, понятно, как она зарабатывает».

— Но сейчас, после Forbes, наверное, что-то изменилось.

— Все равно некоторые считают, что за этим стоят мои богатые родители. Я недавно даже позвонила и спросила: «Ребята, вы почему скрывали, что богаты? Где мое наследство?» (Смеется.)

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сан-Франциско. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Помимо бизнеса, девушка заботится об экологии — как, впрочем, многие жители Сан-Франциско. Например, в свой день рождения она попросила вместо поздравлений пожертвовать в фонд по очистке океана.

— У меня есть подруга, с которой мы учились вместе, она океанолог. И это стартап из ее родного Роттердама, — поясняет Мария. — Я подумала, что это неплохая идея — чтобы люди могли пожертвовать любую сумму, начиная от одного доллара.

Сан-Франциско стоит практически на воде, и поэтому проблема мусора в океане и выбрасывающихся на берег китов, черепах и другой морской живности — прямо за окном. Да, к сожалению, в воде очень много мусора. Поэтому каждую третью субботу месяца я с мамой, нашими соседями идем и убираем мусор на пляже, чтобы его не уносило обратно в океан.

— Это популярное времяпрепровождение?

— Да, очень. Это обычное занятие простых жителей Кремниевой долины: в выходные они семьями, с детьми, идут на пляж, собирают мусор вдоль океана, потом вывозят его и устраивают пикник. Так они и проводят время с пользой, и прививают детям мысль, что нужно заботиться о своей планете.

-25%
-30%
-21%
-25%
-17%
-25%
-7%
0071034