• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Если вы не слышали ранее о североамериканской компании с белорусскими корнями iTechArt Group, то вам стоит восполнить этот пробел. Организация работает с проектами мирового масштаба в сфере разработки и тестирования программных продуктов, входит в топ-5 крупнейших компаний ПВТ и сотню ведущих поставщиков услуг аутсорсинга The Global Outsourcing 100. 42.TUT.BY побеседовал с одним из основателей iTechArt Сергеем Коваленко о том, как постоянно наращивать темпы своего бизнеса и имидже Беларуси как IT-страны.

Фото предоставлено пресс-службой iTechArt
Сергей Коваленко. Фото предоставлено пресс-службой iTechArt

Чем известна iTechArt Group

Компания iTechArt Group занимается разработкой программного обеспечения и консалтингом и специализируется на веб- и мобильном программировании. В 2019 году она была единственным представителем белорусского бизнеса в рейтинге North America Technology Fast 500 — ежегодном списке самых быстрорастущих североамериканских компаний в области технологий, СМИ, телекоммуникаций, биологических наук и энерготехнологий. За 2015−2018 годы темп прироста выручки организации составил 239%.

Кроме того, в 2018 и 2019 годах iTechArt вошла в список пяти тысяч самых быстрорастущих компаний США — Inc5000. Выручка фирмы за 2018 год составила 49 миллионов долларов.

Сегодня в компании работает более 1700 сотрудников. Есть два офиса в США — в Нью-Йорке и Атланте; также в прошлом году открылся офис в Лондоне. В Беларуси расположено десять офисов, три из которых — в Минске, а остальные — в областных городах и Полоцке. Также, по словам сооснователя компании Сергея Коваленко, в этом году или начале следующего планируется открытие еще одного офиса в Европе, возможно, в Германии.

Организация сотрудничает более чем с 250 клиентами из США и стран Западной Европы, среди которых примерно 30% составляют финтех-компании. Например, PayPal, публичная компания Gain Capital, которая делает ритейл-платформы для торговли на рынке Forex, или же любопытный стартап ClassPass, который создал аналог абонемента для похода в различные фитнес-студии без привязки к одной локации.

«Моя мама искренне плакала, когда я окончил БГУИР»

Фото со страницы Сергея Коваленко на Facebook
Фото со страницы Сергея Коваленко на Facebook

Сергею Коваленко 46 лет. Примерно 16 из них он живет в США, в штате Нью-Джерси неподалеку от Нью-Йорка. Поэтому мы созваниваемся с ним по скайпу, когда в Америке еще раннее утро.

— Я окончил в 1996 году БГУИР, факультет радиотехники и электроники, — рассказывает нам Сергей. — Программирование было для меня большим хобби еще, наверное, со школы. Но тогда я искренне верил, что программисты не могут достойно зарабатывать. Понимаю, что сейчас это звучит дико, но попробуйте представить себя в 1996-м, вскоре после развала Союза и, соответственно, развала микроэлектроники.

Я из семьи военных, а военные всегда достаточно хорошо зарабатывали. А вот быть инженером в те времена было далеко не престижно. Моя мама искренне плакала, когда я окончил БГУИР, и говорила: «Лучше б ты нархоз окончил».

К тому же я как молодой инженер-специалист постоянно находился в противостоянии с собой. Что же делать — идти по инженерной специальности или выбрать другое направление? В итоге сразу после вуза я пошел работать валютным дилером в Белорусский биржевой банк.

Почему туда? Мне нравился собственно девелопмент, и я не верил, что программированием можно зарабатывать достойные деньги. В то время у нас в стране становилась рыночная экономика, казалось, что скоро будет запущен свободный рынок. Я, наверное, одним из первых в стране получил допуск на работу на рынке ценных бумаг — у меня было свидетельство № 8.

Но, скажу честно, рыночная экономика у нас тоже не сразу сложилась. Так что в какой-то момент меня настигло разочарование, и я стал думать, что же делать дальше. Плюс еще, наверное, был определенный юношеский максимализм.

Я стал искать способы, как поменять окружение, что было довольно просто для энергичного человека с активной жизненной позицией. С третьего раза я выиграл грин- карту и в 2004-м впервые приехал в США.

«Днем ты программируешь, а вечером ищешь клиентов»

Однако идея компании по разработке появилась за пару лет до переезда, примерно в 2001 или 2002 году. Примерно тогда стало понятно, что программисты и инженеры вполне могут зарабатывать даже на белорусском IT-рынке.

Когда Сергей уехал в США, он устроился на работу в штате Нью-Джерси. По его словам, ему было все равно где, но он предпочел место рядом с большим городом.

— У меня было очень большое желание программировать для Уолл-стрит — С++, .NET. На Уолл-стрит я так и не попал, но зато попал в компанию, которая делала системы контроля и управления доступом (access control system) — системы видеонаблюдения, датчики слежения и прочее. Потом я уговорил эту компанию открыть небольшой офис в Минске — фактически это и был первый клиент нашей iTeсhArt. Они до сих пор наши клиенты, — улыбается Сергей.

С самого начала в iTeсhArt — четыре основателя, все они из Беларуси. Двое (Сергей Коваленко и Василий Бойко) живут в США, и еще двое (Андрей Кульгачев и Денис Пахомов) — в Минске.

Денис Пахомов, фото предоставлено пресс-службой iTechArt
Денис Пахомов, фото предоставлено пресс-службой iTechArt

— Думаю, удаленная разработка у всех начинается примерно одинаково: днем ты программируешь, а вечером ищешь клиентов, — вспоминает Сергей. — Но мне кажется, мы хорошо продумали, кто же наши клиенты и как следует выстраивать с ними взаимодействие. Поэтому не скажу, что первые несколько лет мы хватались за все подряд, нет, мы все равно смотрели, что и для кого можем сделать.

Изначально мы были сфокусированы на майкрософтовских технологиях. Почему? Потому что все партнеры Microsoft в свое время тоже были разработчиками, и к тому же мы знали и понимали майкрософтовский стек технологий. Со временем к нему добавились Java, open source-технологии, мобильные технологии.

Постепенно произошел рост и по технологиям, и по количеству людей. Вначале мы нанимали на работу друзей и друзей друзей, а затем поняли, что нужен профессиональный HR. Думаю, сейчас у нас работает одна из лучших команд по найму сотрудников.

Понимаете, бизнес — это не прямая, неукоснительно идущая вверх линия, а скорее, волнообразная, которая отражает взлеты и падения. Наверное, у нас тоже так было — какие-то инициативы получились, какие-то нет. Но у нас никогда не было громких потрясений, и мы никогда резко не меняли направление, чтобы всех трясло и лихорадило.

— В какой момент вы поняли, что ваш бизнес выживет?

— Я не помню, когда это случилось, может, через год-два после начала. Если же вы говорите про момент, когда можно откинуться на спинку стула и выдохнуть, то он так и не наступил. Мне кажется, расслабиться означает конец компании. В этом плане мы не откидывались на спинку — за последние пару лет у нас получилось многое сделать, а идей на ближайшие 2−3 года еще больше.

Не хочу, чтобы это прозвучало пафосно, но понимание, чего ты хочешь достичь, очень сильно двигает компанию. Здесь нас можно сравнить с инженерами и программистами. Ведь senior-программиста тяжело мотивировать только деньгами. Да, оплата должна быть достойной, но инженера с 10-летним опытом гораздо сильнее мотивируют интересные и нелегкие проекты. То же и с компанией: она должна развиваться как живой организм.

«У нас с амбициями все в порядке»

 Ежегодная корпоративная обучающая конференция iTechForum. Фото предоставлено пресс-службой iTechArt
Ежегодная корпоративная обучающая конференция iTechForum. Фото предоставлено пресс-службой iTechArt

Судя по всему, выбранная стратегия действительно работает, ведь за прошлый год по сравнению с 2018-м компания «выросла» на 30%, и, по словам Сергея, последние 10 лет фирма растет на 25−35% в год. Это довольно любопытно, особенно если учесть, что в последние годы периодически возникают разговоры, будто «классический аутсорсинг умирает».

— Как мы видим рынок удаленной разработки? — переспрашивает Сергей. — Здесь более правильно говорить про «рынок IT» в целом. Не нами сказано, что software пожирает мир. Если в 80-х на столе у клерка стояла печатная машинка, калькулятор и еще 5−6 атрибутов офисной жизни, то сейчас все заменяет один компьютер. Программное обеспечение так глубоко проникло во все сферы нашей жизни, что нельзя сказать, будто IT как таковое куда-то там свернет.

Другой тренд состоит в том, что хороших инженеров-айтишников постоянно не хватает, а значит, рынок удаленной разработки постоянно растет и не планирует сворачиваться еще в течение многих лет.

— Как вам удается расти из года в год?

— Успех каждой конкретной аутсорсинговой компании во многом определяется ее командой, а также амбициями менеджмента и команды учредителей. У нас же с амбициями все в порядке.

Также я считаю, что для любой сервисной компании важно понимать, кто твой клиент и в чем твое value proposition (ценностное предложение. — Прим.TUT.BY). Так, мы четко сфокусированы на работе с быстрорастущими компаниями и растем вместе с ними.

А по поводу того, что аутсорсинг якобы умирает, — посмотрите на примеры больших компаний, которые растут год от года. Когда видишь такое, язык не поворачивается сказать, что рынок аутсорсинга сокращается.

Конечно, у рынка есть пределы, и они измеряются миллиардами долларов. В Беларуси IT-комьюнити примерно 60−70 тысяч человек, но, думаю, даже если бы у нас было и 300 тысяч, все были бы трудоустроены.

Сергей добавляет, что, разумеется, компания не сразу нашла подходящую ей стратегию. Например, на первых порах белорусы хотели сотрудничать с большими компаниями вроде Sony, Panasonic, Boeing и другими гигантами рынка. Только в офисе Pfizer Коваленко был восемь раз, и каждый раз безрезультатно. Причем не потому, что iTechArt им не подошла — в огромных бюрократизированных компаниях очень долгие циклы продаж, и они могут принимать решения месяцами, что нелегко для «молодой» фирмы.

— В целом для инженера довольно сложно понять, что такое циклы продаж. А еще сложнее — выстроить машину продаж самому. Но нам это удалось. Плюс мы смогли сформировать определенное понимание, кто мы, чем отличаемся от других и кто наш клиент, — поясняет сооснователь. — Думаю, самым большим челленджем было то, что мы, инженеры, смогли понять, как выстраивать продажи. А сейчас мы строим мощную машину маркетинга и думаем запустить нечто вроде собственной медиастудии. В эпоху перепроизводства очень важно уметь привлекать внимание таргетной аудитории.

К сожалению, долгое время про нас знали немногие. Но теперь мы хотим сформировать у потенциальных клиентов четкое понимание, кем мы являемся. Это будет нашей следующей большой задачей.

«Не все страны в мире могут похвастаться тем, что у нас есть сейчас»

В минском офисе компании. Фото предоставлено пресс-службой iTechArt
В минском офисе компании. Фото предоставлено пресс-службой iTechArt

Сегодня многие крупные IT-компании следят и поддерживают талантливую молодежь, которая в будущем может прийти к ним на работу. В этом плане iTechArt не исключение. Например, в белорусском офисе регулярно проходят курсы и программы стажировки Students Lab. И вдобавок компания поддерживает конкурс курсовых работ в БГУИР и помогает открывать лаборатории в белорусских вузах.

— Конкуренция внутри страны за айтишников, инженеров только возрастает. Понятно, что если кадров не хватает, то надо их готовить и, конечно, предоставлять больше внимания конкретным кандидатам, — поясняет Сергей выбор этой стратегии. — Поэтому у нас сейчас несколько инициатив. Во-первых, мы крайне заботливо относимся к развитию карьеры каждого человека. То есть мы действительно смотрим на сотрудника и пытаемся понять, что ему может быть интересно на отрезке в 3−5 лет.

Во-вторых, мы создаем лаборатории, чтобы упрочить наше взаимодействие с институтами и помогать действительно талантливой молодежи раньше вставать на ноги как специалистам и инженерам. Ведь это хорошо, когда кто-то приходит к студентам и говорит: «Я знаю, как устроено будущее, и могу тебе помочь стать высококлассным и востребованным специалистом». Во многих университетах жалуются, что идет перекос в сторону теории. Мы же предлагаем уравновесить ее практикой.

— Порой можно услышать мнение, будто в Беларуси всех поголовно чуть ли не со школьной скамьи хотят сделать айтишниками.

— Нет, конечно, ведь не всем это подходит: не каждый может и хочет стать инженером или программистом.

Но в целом, мне кажется, в современном мире IT и software-development действительно помогают хорошо зарабатывать, и у белорусов это хорошо получается (чего не надо стесняться). Думаю, это тренд минимум на ближайшие пять лет.

— То есть можно спокойно строить имидж Беларуси как IT-страны?

— Да, и не переживать по этому поводу. К сожалению, даже образованные люди в США не всегда знают, где расположена Беларусь. Но давайте чуть расширим понятие до Восточной Европы, то есть до Беларуси, России и Украины, и станет понятно, что у нашего региона хороший имидж, так как здесь сильные инженеры.

Думаю, в самой Беларуси будет все больше и больше успешных историй сервисных, продуктовых компаний, и это станет только способствовать узнаванию нашей страны на глобальном рынке.

У нас действительно созданы хорошие условия для айтишников, и, может, поэтому наши программисты могут считаться едва ли не лучшими в Восточной Европе. Не все страны в мире могут похвастаться тем, что у нас есть сейчас. И это здорово, я считаю.

«Все, что касается интернет-торговли и коммерции, растет просто чудовищными темпами»

Фото предоставлено пресс-службой iTechArt
Фото предоставлено пресс-службой iTechArt

Помимо iTechArt Сергей занимается и другими проектами. Так, в 2015 году вместе с американцем Марком Лоранджером он основал компанию Braavo — финансовую платформу для мобильных разработчиков, которая помогает им получать займы, исходя из специфики мобильного рынка и работы самой компании. По данным 2019 года, у Brаavo насчитывалось около 150 клиентов, профинансировано на более чем 200 миллионов долларов.

Кроме того, Сергей Коваленко выступает в качестве «бизнес-ангела»: инвестирует в технологические компании в США и является limited partner венчурного фонда Dreamit Ventures. Среди интересных проектов он отмечает NextCaller, который изначально предназначался для того, чтобы за дополнительную плату звонить в службу поддержки без времени ожидания. А в итоге стартап перепрофилировался в технологию по борьбе с телефонным спуфингом — когда человек или программа маскируются под другого и получают незаконные преимущества. Например, когда мошенники имитируют звонок из кабинета врача, чтобы нелегально получить рецепт. Теперь клиенты этого стартапа — крупные банки, фармацевтические компании и большие аптеки.

На вопрос, не боится ли он связываться со стартапами, ведь по распространенному мнению девять из десяти проваливаются, Сергей со смехом отвечает, что, конечно же, боится.

— Нужно понимать, что «ангелы» на то и «ангелы», что они взаимодействуют с компаниями на ранних стадиях. Конечно, «смертность» есть, но это естественная часть процесса. К тому же не могу сказать, что статистика «9 из 10» является достоверной. Например, у меня в собственном портфеле 18 компаний, и я не скажу, что из них выжили только две. Думаю, здесь многое зависит от финансирования.

— Чем нужно сейчас заниматься, чтобы привлечь венчурные инвестиции? Может, проектом по искусственному интеллекту?

— Да, это сейчас большая ниша. Искусственный интеллект применим к любому виду деятельности человека или компании.

Machine learning сейчас — словно мобильное приложение лет 10 назад, может быть у всех. Невозможно привести ни одного примера бизнеса, где бы не было данных, которые можно проанализировать и улучшить показатели.

В современном мире катастрофическое количество данных, которые с опять-таки катастрофической скоростью прирастают. А производственные или вычислительные мощности компьютерных систем вышли на такой уровень, что нейронные сети можно использовать даже на бытовом уровне. Так что да, искусственный интеллект — это большое направление. И, конечно, все, что касается интернет-торговли и коммерции, растет просто чудовищными темпами.

-5%
-40%
-50%
-40%
-20%
-15%
-10%
-20%
0072004