/

30 марта 1972 года началась одна из самых «незнаменитых» кампаний вьетнамской войны — десятки дивизий армии Северного Вьетнама пошли в Пасхальное наступление. К тому времени из Индокитая ушли почти все американцы — но и армию Южного Вьетнама коммунистам так просто сломить не удалось. 42.TUT.BY рассказывает эту историю.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Война Никсона

Крутой поворот во вьетнамской войне случился в январе 1969 года, когда в США принес присягу президента Ричард Милхауз Никсон. После того как он сменил на посту Линдона Джонсона, эта война стала его войной, и с ней надо было что-то делать. А еще во время предвыборной кампании Никсон много и красноречиво обещал электорату любой ценой вытащить Штаты из этого конфликта.

По сути, единственной возможностью сделать это было хоть как-то повысить боеспособность и оснащенность армии Южного Вьетнама и перенести основную тяжесть войны на нее. Поэтому «вьетнамизация» войны стала идеей фикс администрации Никсона.

Правда, были еще попытки договориться с Северным Вьетнамом о том, что войска из Южного выведут и американцы, и коммунисты, но президент «северян» Хо Ши Мин и его окружение вопрос вывода своих войск даже не рассматривали. Тем временем партизаны Вьетконга наводили свои порядки в целых регионах Южного Вьетнама, брали под контроль район за районом и не давали американцам расслабиться ни на день.

Вот так, без каких-либо значимых поражений, США понемногу пришли к тому, что войска выводить все же придется, пусть даже в одностороннем порядке. Последовало несколько попыток переломить ситуацию в свою пользу с помощью «стратегии непрямых действий» — ударов по соседним Камбодже и Лаосу — но значимых результатов добиться не удалось.

Время от времени стратегов в очередной раз посещала идея начать бомбить Северный Вьетнам ядерными бомбами, но на такой беспрецедентный шаг так и не решились. В самих США антивоенное движение набирало все большую силу, так что даже самые жесткие «ястребы» понимали, что продолжить отправлять в Индокитай солдат уже не получится.

Фото: wikipedia.org
Ричард Никсон рассказывает о будущей операции против Камбоджи. Фото: wikipedia.org

Не получалось и сделать армию Южного Вьетнама полноценной заменой американцам. Хотя советники обучали южновьетнамских солдат с 1954 года, последние всю войну испытывали большие проблемы с подготовкой, матчастью, медицинским обеспечением и техническими кадрами во всех сферах.

Практически каждая южновьетнамская дивизия базировалась в регионе, откуда происходил ее личный состав — часто такие подразделения обрастали лагерями, где жили родственники военных, чуть ли не вели собственное хозяйство и упорно не желали куда-то уходить из родных мест (то есть маневренная война для армии Южного Вьетнама была почти невозможна). Каждое наступление противника приводило к панике некомбатантов и сильно подрывало боевой дух солдат, которым приходилось думать не о войне, а о беззащитных родственниках.

Последний победный удар?

Все проблемы армии Южного Вьетнама были прекрасно известны в Северном, и коммунисты раз за разом планировали наступления — не всегда успешные, но неизменно ухудшающие моральное состояние южных соседей и усиливающие антивоенные настроения в США.

И не только в США - с 1969 года началось быстрое падение боевого духа американских солдат и морпехов во Вьетнаме. Политика вьетнамизации конфликта породила у военных ощущение, что война вот-вот закончится для них, а рисковать жизнью перед отправкой домой точно не стоит.

Вывести всех сразу американское правительство, впрочем, не могло. Но большинство — вполне. За годы с 1969-го по 1972-й Вьетнам покинули сотни тысяч военных и осталось всего 65 000 — в первую очередь в составе бронетанковых и военно-воздушных сил. Авиация США обеспечивала устойчивость «рыхлым» дивизиям армии Южного Вьетнама, пока та не набрала полной мощи.

Руководство ВНА (Вьетнамской народной армии — так назывались войска коммунистов) о выводе войск знало. Казалось, следующее крупное наступление стоило бы отложить до момента, как американцы покинут страну в полном составе. Но это означало, во-первых, ждать еще год, как минимум до 1973-го. А, во-вторых, в случае успеха удара по южновьетнамцам и остаткам американских сил ВНА становилась как бы победителем Соединенных Штатов — подобно тому, как из Суэцкого кризиса Египет вышел победителем сразу Англии, Франции и Израиля.

А еще в 1972 году Никсон переизбирался на новый срок, и военные поражения ему были ни к чему — так что при успешном наступлении Ханой получал бонусы на возможных переговорах с Вашингтоном. Итак, руководство компартии решило, что последний победоносный удар нужно наносить весной 1972 года и не позже.

Подготовились северовьетнамцы основательно. СССР отправил на помощь много техники, и для наступления удалось сосредоточить 14 дивизий и 26 отдельных полков — всего около 125 000 человек. Воевать готовились «по серьезному», без партизан Вьетконга в качестве ударной силы, одними армейскими соединениями. Учитывая сомнительную боеспособность южновьетнамских войск, был шанс провести полноценный блицкриг и закончить войну в Сайгоне.

В отличие от более ранних наступлений, в этот раз Северный Вьетнам подготовил огромные по своим меркам танковые части — сотни Т-54, Т-34 и легких ПТ-76 (раньше даже десяток-два танков были для ВНА внушительной силой). СССР поставил стране и истребители МиГ-21 (хотя американское господство в воздухе никуда не делось), зенитные ракеты и крупнокалиберные орудия.

Операцию назвали «Нгуен Хюэ» в честь знаменитого вьетнамского императора, который в XVIII веке нанес крупное поражение китайцам, освободив страну. Замахивались широко: удары планировалось нанести сразу в трех направлениях. Несколько дивизий и отдельных полков при 200 танках и нескольких артполках наступали на севере на город Куангчи, их успех означал полный контроль над двумя провинциями Южного Вьетнама.

Фото: wikipedia.org
План операции. Фото: wikipedia.org

Второй удар предполагался из Лаоса на город Плейку в центре страны, северовьетнамские соединения собирались быстро занять ключевые позиции и разрезать Южный Вьетнам на две части.

Наконец, третье направление на город Ан-Лок (войска наступали из Камбоджи) при успехе могло создать угрозу уже самому Сайгону. Все три удара, если бы удались, полностью подорвали бы боевой дух южновьетнамских военных — а там и объединение страны не за горами.

Пасхальное наступление: север

Амбициозный план был красив на бумаге, но требовал идеальной слаженности действий и высокого полководческого мастерства на всех уровнях. Кроме того, для операций такого масштаба очень не помешало бы превосходство в воздухе. Однако СССР просто не мог дать Северному Вьетнаму столько МиГов, чтобы очистить небо от самолетов США. Но это не остановило военных ВНА и политиков в Ханое.

Наступать предстояло с марта по май — в это время в Южном Вьетнаме не льют муссонные дожди. Начинать решили в Страстную пятницу, 30 марта (потому наступление позже назвали «Пасхальным»). Масштабы операции делали ее крупнейшей со времен наступления «китайских добровольцев» в Корейской войне.

Неожиданности добиться, впрочем, не вышло, и американцы, и южновьетнамцы знали о готовящейся атаке, вопрос был только в конкретных сроках и задействованных силах.

На севере у армии Южного Вьетнама было собрано две пехотные дивизии и другие части. Причем одна из дивизий — 3-я, по отзывам, комплектовалась из бывших дезертиров и уголовников под командой не самых компетентных офицеров (правда, командир части Ву Ван Гиай был крепким профи). Доставить в провинцию более опытные и боеспособные части было тяжело по уже указанным причинам — территориальные войска с огромной неохотой покидали родные места.

Источник: topwar.ru
Источник: topwar.ru

Наступление началось 30 марта в полдень. Мощная артподготовка «размягчила» позиции южновьетнамцев, последующий бой почти добил 3-ю дивизию, и к 1 апреля она начала отступление. Гиай пытался остановить бегущих (и ему даже удалось), но сражение все равно было проиграно, а сам генерал в итоге попал в тюрьму, где пробыл до конца войны — чтобы затем отправиться уже в северовьетнамский лагерь «на перевоспитание».

Другие части армии Южного Вьетнама, расположенные здесь, оказались более стойкими — оборонительный периметр в итоге удалось удержать. ВНА пыталась прорваться здесь до 9 апреля, но в итоге отошла, на время оставив противника в покое. Атаки на периметр с запада также успеха не имели. Южанам очень помогала хорошая погода — когда небо было ясным, самолеты американской авиации прижимали врага к земле, и наступать ВНА не могла.

До 22 апреля южновьетнамцы были предоставлены самим себе, и их командование собрало силы и подготовило бесполезную контратаку. Координация войск была отвратительной — и на северном фронте южновьетнамское командование просто потеряло контроль над ситуацией. В результате к 1 мая коммунисты смогли занять Куангчи, дороги заполнились беженцами, и северная кампания была почти выиграна ВНА.

Но только почти. Атаки ВНА с запада такого успеха не имели — президент Южного Вьетнама назначил сюда командующим Нго Куанг Труонга, который прибыл в город Хюэ в 50 километрах от Куангчи 2 мая, наладил суровыми методами дисциплину, лично казнил нескольких дезертиров и организовал эшелонированную оборону. По отзывам современников, под Хюэ «один человек спас правительство Южного Вьетнама». Теперь предстояло двигаться на запад и север, чтобы полностью вытеснить северян с территории страны.

К 7 мая Труонг был готов начать наступление, усилив пехоту десантниками. Южновьетнамцы двигались не спеша (быстрые атаки вообще не были их коньком), но свое продвижение предваряли мощным артиллерийским огнем. Помогали и американцы, постоянно бомбя вражеские позиции. Все лето армии Труонга не спеша теснили ВНА, пока 16 сентября наконец не взяли Куангчи обратно.

Пасхальное наступление: центр

В центре, наступая из Лаоса, ВНА обошлась без блицкригов. Начав наступление в первых числах апреля, к середине месяца коммунисты окружили все основные пункты расположения южновьетнамских войск и методично подавили их артиллерией и бронетехникой. Штаб одной из дивизий Южного Вьетнама просто пропал в суматохе. Казалось, страна будет разорвана надвое — как и планировали в Ханое. ВНА оставалось взять единственный город — Контум — и план был бы реализован.

Фото: wikipedia.org
Северовьетнамская артиллерия обстреливает Контум. Фото: wikipedia.org

Ответные действия южновьетнамского командования были похожи на ликвидацию кризиса на севере — Контум отправили защищать полковника Ли Тонг Ба, одного из лучших командиров армии. Город был практически окружен, командовать полковнику приходилось разноплановыми войсками, но оборону Ба наладил отлично.

Начавшие 14 мая наступление северовьетнамцы наткнулись на стену огня и вновь испытали на себе все «прелести» господства в воздухе — сначала по ВНА прошлись бомбардировкой и обстрелом вертолеты, а во время решительного наступления на идущие колонны ВНА сбросили десятки тонн бомб стратегические бомбардировщики B-52. Атака стоила северовьетнамцам сотен убитых, а в бой с противником они толком и не вступили.

В конце мая ВНА попробовала еще раз взять Контум — приближался муссон, осаждать в таких условиях было бы неудобно. Артподготовка сменилась атаками, однако по прорвавшим периметр войскам, не особо разбирая своих и чужих, снова отбомбились B-52.

Тем не менее, часть северовьетнамцев сумела проникнуть в город и закрепиться там. Впрочем, это был единственный успех ВНА: к концу месяца северян выбили (не без помощи авиации) из Контума — в город тут же прилетел президент Южного Вьетнама Тхиеу и произвел Ли Тонг Ба в бригадные генералы. Вскоре северовьетнамцев выбили с занятых позиций, и к июлю военные действия закончились и здесь.

Пасхальное наступление: юг

Южный фронт наступления ВНА был единственным, где активно задействовались подразделения Вьетконга — целых три дивизии. Ранее их выбили из Южного Вьетнама в Камбоджу, и они обретались здесь, накапливая силы и технику — по составу это были уже обычные армейские дивизии, а не партизанские формирования. Их командир, Тран Ван Тра, являлся не кадровым офицером ВНА, а уроженцем Южного Вьетнама.

Наступление началось здесь утром 2 апреля 1972 года. Гарнизоны около камбоджийской границы отступали, и вскоре Вьетконг и ВНА пошли на ключевой город Ан-Лок. Как и Контум, он был быстро изолирован, и его так же быстро попытались взять.

Падение Ан-Лока означало вполне возможную сдачу Сайгона и проигрыш войны. Поэтому южане вцепились в город изо всех сил. Несколько тысяч защитников сидели в осаде, отбивали все попытки северян пройти и снабжались исключительно по воздуху — по сути, повторялась история осады Кхешани.

Фото: wikipedia.org
Южновьетнамский солдат и гранатометы M72 — одно из основных средств борьбы с танками ВНА. Фото: wikipedia.org

Подходившие к Ан-Локу танки сжигались из гранатометов M72, пехота погибала под пулями и снарядами, но к середине апреля северная часть города была наконец занята. А 18 апреля южновьетнамцам удалось захватить политработника северян, у которого нашли план следующего штурма города — вооружившись новой информацией, атаку отбили. К концу апреля удалось наладить надежный воздушный мост защитникам Ан-Лока — а вот коммунистов снабжать было особо неоткуда.

ВНА увязла в боях за город, тем более, что дух осаждающих упал и к южанам потянулись перебежчики — которые оперативно снабжали гарнизон информацией об очередных готовящихся штурмах. 11 мая ВНА попыталась взять город снова, но американская авиация привычно прижала наступающих к земле, а 30 рейдов B-52 методично перемололи несчастную северовьетнамскую пехоту. Удары авиации планировал военный советник Джеймс Холлингсворт, который стал для Ан-Лока тем, кем стали Ба для Контума и Труонг для северного фронта.

А ВНА, несмотря на превосходство в силах, никак не могла нанести противнику смертельный удар — не удавалось наладить координацию между танками и пехотой, причем последняя жестоко страдала от налетов. Командующему северян Во Нгуен Зиапу не раз советовали забыть про Ан-Лок и отправиться прямиком на Сайгон, оставив блокированный город в тылу — но он так на это и не решился.

Отсрочка на три года

Никсон, при всем желании «вьетнамизировать» войну, решил помочь союзникам по-крупному — в последний раз. В апреле американская авиация развила огромную активность, количество боевых вылетов выросло с четырех до 17−18 тысяч в месяц, сотни тонн бомб падали на объекты на территории Северного Вьетнама. Активно бомбардировал позиции северян американский флот — орудия стреляли по 7000 раз в день.

К концу лета Пасхальное наступление провалилось по всем фронтам. ВНА потеряла десятки тысяч человек (в США пишут о 100 000 только убитых), несколько сотен танков, половину артиллерии и автопарка. Казалось бы, войну можно завершить, объединив страну вокруг Южного, а не Северного Вьетнама, — но нет.

Да, с помощью американских ВВС и нескольких толковых командиров южновьетнамцы сумели продержаться. Но территориальные дивизии так и не научились наступать, понесли огромные потери и вовсе не горели желанием умереть на подступах к Ханою.

Пасхальное наступление продлило статус-кво еще на три года — потери, понесенные Северным Вьетнамом, были слишком велики, чтобы быстро их восполнить. Вероятнее всего, если бы Зиап решился наступать в 1973 году, когда военные США в основном ушли, война бы закончилась тогда же. Но в реальности пришлось ждать и зализывать раны еще три года. После этого лавину ВНА останавливать было уже по сути нечем и некому — и в 1975 году Т-54 взломал ворота президентского дворца в Сайгоне.

-28%
-25%
-5%
-20%
-15%
-25%
-10%
-20%
-10%
-50%