/

Вчера TUT.BY сообщил, что в Беларуси для лечения пациентов с коронавирусом ищут доноров плазмы — тех, кто перенес COVID-19 и выздоровел. Дело в том, что в их плазме могут содержаться антитела против вируса SARS-CoV-2, который является возбудителем COVID-19. Если перелить плазму выздоровевших тем, кто проходит лечение, это может обеспечить пассивный иммунитет пациента и тем самым помочь ускорить процесс выздоровления. Этот метод использовался еще во время эпидемии испанки в 1918 году. 42.TUT.BY решил вспомнить, чем еще пытались побороть одну из самых страшных эпидемий гриппа в начале XX века, когда не было антибиотиков, противовирусных и аппаратов ИВЛ.

Источник: wikimedia.org
Источник: wikimedia.org

Чем была опасна испанка

Испанский грипп, или испанка, считается одной из самых массовых пандемий гриппа за всю историю человечества как по числу заразившихся, так и по числу умерших. По разным оценкам, за 18 месяцев во всем мире заболели 550 миллионов человек, или 29,5% населения Земли. Умерли около 50−100 миллионов человек, или от 2,7 до 5,3% населения планеты. Распространению болезни способствовали скученность и грязь в окопах Первой мировой, военные лагеря, где рядом с людьми жили животные, низкий уровень жизни людей в Европе (все из-за той же войны), а также сама система, когда квалифицированная врачебная помощь была доступна в первую очередь обеспеченным слоям населения.

Большинство жертв испанки были молодыми и здоровыми людьми 20−40 лет, хотя обычно высокому риску подвержены дети, пожилые, беременные и люди с хроническими заболеваниями. Еще сегодня человек чувствовал себя хорошо, например, ждал отправки на поля Первой мировой в военном лагере или работал в офисе. А потом у него начинала болеть голова, воспалялись глаза, во всем теле появлялся озноб, который нельзя было ничем унять. В конце заболевший впадал в забытье и начинал страдать от галлюцинаций.

Кто-то в итоге выздоравливал. Так, американская журналистка Кэтрин Энн Портер, перенесшая испанку в 1918-м, вышла из больницы очень слабой и практически лысой, а когда ее волосы отросли, то оказались практически седыми. А кто-то умирал, причем перед смертью его лицо синело, и кожа была такой темной, что, по воспоминаниям очевидца, некоего военного врача по имени Рой, «белого мужчину было не отличить от негра». Ступни тоже чернели. Человек харкал кровью, а когда его тело вскрывали после смерти, легкие оказывались тяжелыми и разбухшими.

Возможно, причиной высокой смертности среди молодежи стала особенность этого штамма вируса, вызывающая гиперцитокинемию или цитокиновый шторм. Проще говоря, у заразившегося испанкой наблюдалась неадекватно высокая реакция иммунной системы, что приводило к быстрому разрушению воспаленных тканей легких и их заполнению жидкостью.

В 1997 году Институт молекулярной патологии армии США (AFIP) получил образец вируса 1918 года из трупа коренной жительницы Аляски, захороненной в вечной мерзлоте 80 лет назад, и присвоил ему название H1N1.

С чем пришлось столкнуться больницам и медперсоналу в то время

Больные "испанкой". Фото: wikimedia.org
Больные испанкой. Фото: wikimedia.org

Эпидемия испанки продолжалась с 1918 по 1920 год. На тот момент ученые еще не выделили вирусы гриппа человека (это случится лишь в 1933-м), не было антибиотиков (пенициллин открыли в сентябре 1928 года), противовирусных, вакцин и аппаратов ИВЛ (первые образцы появились в 1927-м).

Как говорится на сайте CDC, в то время люди боролись с испанкой доступными им немедикаментозными способами: изоляция, карантин, личная гигиена, использование дезинфицирующих средств и ограничения на общественные мероприятия, которые применялись во многих городах. В частности, горожанам рекомендовали избегать скоплений людей и уделять особое внимание личной гигиене. В некоторых городах США танцевальные залы были закрыты, трамваям предписывалось держать окна открытыми в любую погоду, кроме дождя. Отдельные муниципалитеты перенесли судебные дела на улицу, а многие врачи и медсестры получили инструкции носить марлевые маски.

Система здравоохранения Штатов оказалась перегруженной — причем не только потому, что медсестры из США отправились на фронт, но и из-за отказа привлекать подготовленных афроамериканских медсестер. Например, власти в Массачусетсе в итоге стали призывать на помощь всех, кто имел хоть какое-то медобразование (и был белым, судя по всему).

А состояние здравоохранения Европы того времени хорошо описывает дневник лондонского доктора Бэзила Худа. Он работал в больнице святой Мэрилебон в столице Великобритании, куда во время второй волны испанки, в октябре 1918 года, хлынули пациенты с пневмонией. В своих воспоминаниях он описывает, что больница едва справлялась. Персонала на всех не хватало: около половины медсестер были призваны на фронт, а те, кто остались, заражались гриппом. Так что Худ заставил медперсонал носить маски и не приближать свое лицо к лицу больного. Но это не всегда помогало, особенно когда медсестра должна была ухаживать за заболевшей коллегой и пренебрегала правилами личной безопасности.

Доктор Бэзил Худ в больнице Чаринг-Кросс, 1904 год. Фотография: Wellcome Collection
Доктор Бэзил Худ в больнице Чаринг-Кросс, 1904 год. Фотография: Wellcome Collection

Те, кто оставались на ногах, старались облегчить симптомы у больных, давали им питье и пищу, меняли белье. Некоторые медсестры оставались на своем посту до конца. Так, Худ вспоминает девушку с «ужасно острой гриппозной пневмонией». Она не хотела оставаться в постели и попросила прислонить ее к стене у кровати — в этой позе она вскоре и умерла. Сам доктор тоже в итоге получил нервное и физическое истощение и был вынужден на месяц уйти на больничный.

Худ назвал эпидемию «худшим и самым печальным событием в моей профессиональной жизни». Всего в больницу поступили 850 больных гриппом. В эпоху до вакцин и антибиотиков у многих развилась пневмония из-за вторичных бактериальных инфекций, и 197 человек умерли.

Аспирин, хинин и постельный режим: чем лечили испанку

В разных местах испанку лечили по-разному. Где-то больным предписывалось просто лежать в постели и принимать потогонное. Где-то — делали инъекции раствора гидрохлорида хинина и салицилата натрия в качестве жаропонижающего.

Популярностью пользовался аспирин. Правда, в 2009 году его «обвинили» в увеличении числа смертей. Автор исследования Карен Старко заявила, что некоторые больные испанкой погибали от отравления аспирином, обосновывая это тем, что пик смертности в США пришелся на октябрь 1918 года, вскоре после того, как медспециалисты посоветовали большие дозы аспирина — от 8 до 31 грамма в день — в качестве лечения. Такие дозы, говорится в исследовании, вызывают гипервентиляцию у 33% пациентов и отек легких у 3%.

Старко также предположила, что «волна отравлений» была спровоцирована стечением обстоятельств — в то время истек срок действия патента Bayer на аспирин, поэтому многие компании бросились его скупать и значительно увеличили поставки. Это совпало с испанским гриппом, а симптомы отравления аспирином тогда еще не были известны.

Однако эта теория была поставлена под сомнение в 2010 году учеными из Калифорнийского университета в Ирвайне и Австралийской комиссии по безопасности и качеству в здравоохранении. В своем письме они справедливо заметили, что уровень смертности в таких странах, как Индия, где аспирин почти не применялся, был выше, чем в странах с подобной практикой лечения.

Медсестра носит маску из ткани во время лечения пациента в Вашингтоне.Фото: wikimedia.org
Медсестра носит маску из ткани во время лечения пациента в Вашингтоне. Фото: wikimedia.org

И один из способов заключался в использовании плазмы крови выздоровевших от испанки, чтобы стимулировать иммунную систему тяжелобольных. Это была не новая идея. По сути, самый ранний пример метода, называемого «плазма реконвалесцента», использовал немецкий врач Эмиль Адольф фон Беринг, который получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1901 году за создание противодифтерийной сыворотки: он вводил больным пациентам антитела, взятые у тех, кто уже выздоровел от этой болезни.

Плазма крови выздоравливающих иначе взаимодействует с иммунной системой, чем вакцина. Когда человеку вводят вакцину, иммунная система активно вырабатывает собственные антитела. Это называется активным иммунитетом. А при введении плазмы получается так называемый пассивный иммунитет, когда организм как бы заимствует чужие антитела.

В отличие от вакцины, защита не длится всю жизнь, но заимствованные антитела могут значительно сократить время восстановления.

Во время вспышки пандемического гриппа в 1918 году показатели смертности для пациентов, которых лечили плазмой крови, сократились почти что вдвое по сравнению с теми, кто не получил этого лечения. Правда, некоторые из прошедших процедуру все же умерли. Возможно, свою роль здесь сыграло позднее лечение или же низкий уровень тогдашней медицины.

В конце концов эпидемия пошла на спад. Тому есть несколько объяснений. Может, врачи стали более эффективными в профилактике и лечении пневмонии. Или же, что более вероятно, вирус очень быстро мутировал до менее летального штамма, что обычное дело для гриппа: патогенные вирусы имеют тенденцию становиться менее смертоносными со временем, поскольку хозяева более опасных штаммов погибают.

Одним из позитивных изменений после пандемии 1918 года стало то, что человечество стало переосмысливать свой подход к здравоохранению. Когда стало ясно, что вирус не щадит ни бедных, ни богатых, власти разных стран стали разрабатывать концепции общественной медицины, доступной для всех слоев населения. В Европе начала организовываться бесплатная медицинская помощь для населения за счет государства, а в США ввели систему медицинского страхования, оплачиваемую работодателем.

Впоследствии в Лиге Наций была создана Организация здравоохранения, которая затем была реструктурирована как Всемирная организация здравоохранения или ВОЗ.

-5%
-10%
-10%
-10%
-10%
-10%
-25%
-10%