/

В ноябре прошлого года мы писали о приложении «Отдам даром», основанном белорусами. Если кратко, то это бесплатный продукт, где люди могут обмениваться вещами без денег. Их роль играет «карма» — нечто вроде баллов, которые позволяют забронировать понравившийся предмет. Приложение стало популярным, запустилось в нескольких странах и даже не так давно достигло миллиона пользователей. Под Новый год основатели получили приглашение в Y Combinator — это один из самых крупных и влиятельных бизнес-инкубаторов в мире, через который прошли более тысячи стартапов, в том числе Airbnb, Dropbox и Stripe. 42.TUT.BY побеседовал с двумя создателями этого продукта о том, каково учиться в Кремниевой долине во время пандемии.

Слева направо: Сергей Лепченков, Сергей Стасилович, Артем Артемюк. Фото: личный архив команды "Отдам даром"
Слева направо: Сергей Лепченков, Сергей Стасилович, Артем Артемюк. Фото: личный архив команды «Отдам даром»

В чем суть приложения и как оно попало в Кремниевую долину

У проекта «Отдам даром» три фаундера. Сергей Лепченков занимается продуктом, Сергей Стасилович — юридическими вопросами и финансами, Артем Артемюк — стратегией роста и продвижения. Во время нашей предыдущей беседы Сергей Лепченков пояснил суть мобильного приложения, получившего название GiveAway.

Если кратко, то идея выросла из белорусских сообществ «Отдам даром» в социальных сетях, где люди бесплатно дарят вещи — от одежды до бытовой техники. Затем команда запустила мобильное приложение (под Android и iOS), но, в отличие от тех же пабликов, в нем появилось такое понятие, как «карма», благодаря которой каждый может брать столько вещей, сколько отдает. Зарабатывать «карму» в приложении можно также и другими способами, например приглашая друзей.

Каждый новый пользователь получает три «кармы» и сразу может что-то забрать. Чтобы отдать вещь, пользователь добавляет лот, устанавливает срок — от часа до четырех дней — и просто ждет. Другие участники из этого города видят вещь в ленте и предлагают за нее «карму», нажимая кнопку «Забрать лот». Первый желающий предлагает 1 «карму», а каждый последующий — на одну «карму» больше. Тот, кто предложит наибольшее количество «кармы» за время таймера, и получает право забрать вещь. Только он сможет написать владельцу.

Таким образом, отдающему не нужно иметь дело с множеством сообщений от страждущих, а забирающие точно будут знать, что они имеют приоритет на получение этого предмета.

Приложение бесплатное — доход идет от рекламы в сообществах и самом приложении. Также есть возможность «задонатить» команде (правда, как говорил Сергей, пока команда «вкладывает в разработку проекта больше, чем зарабатывает»).

Проект уже был в числе победителей международных стартап-конкурсов — Minsk Venture Day и SeedStars. А в конце прошлого года им заинтересовался акселератор Y Combinator, который расположен в Маунтин-Вью в Калифорнии, самом сердце Кремниевой долины.
Ранее из Беларуси туда попали два проекта — IQBoxy Дмитрия Бирули в 2017-м и StoryLine в 2018-м, также эту школу прошла белоруска Инна Пономарчук, основавшая Werbot.

— На зимний батч в Y Combinator подали порядка 50 тысяч заявок, а в сам набор попали чуть более 200 компаний, — рассказывает один из основателей «Отдам даром» Артем Артемюк. Он несколько дней назад вернулся из США и находится на самоизоляции, поэтому мы беседуем с ним по Zoom. — Отбор состоит из трех этапов: подача заявки онлайн, потом 10-минутное видеоинтервью и, если вы проходите, очное собеседование.

Нас пригласили на интервью в США, хотя, как я слышал, бывает, что зовут в Китай или Израиль. Мы летели в Штаты 20 часов на трех самолетах ради 10 минут интервью. Потом ждали ответ до восьми вечера. Это были такой мандраж и барабанная дробь. Но в итоге нам позвонили, сказали, что мы прошли, и спросили, согласны ли мы обучаться.

Команды, прошедшие в батч (набор) Y Combinator. Фото: личный архив команды "Отдам даром"
Команды, прошедшие в батч (набор) Y Combinator. Фото: личный архив команды «Отдам даром»

Приглашение пришло под Новый год, а явиться в акселератор нужно было уже 5 января, так что фаундеры собирались в спешке.

Программа длится три месяца. В это время фонд работает с теми, кто поступил на программу, помогает создавать продукт и найти инвесторов. Кроме того, Y Combinator инвестирует в каждого участника 150 тысяч долларов и взамен получает 7% компании.

По словам белорусов, значительная часть этих денег уходят на то, чтобы жить в Кремниевой долине (где, как известно, очень дорогая аренда — от 2000 до 5000 долларов в месяц за бюджетное жилье в заливе и городе Сан-Франциско), а также зарегистрировать фирму в США, воспользоваться помощью юристов и многое другое.

Ребята снимали жилье в Маунтин-Вью, самом центре долины, и Саннивейле. При этом один участник команды, Сергей Лепченков, еще успел пожить в Сан-Франциско напротив офисов Twitter и Uber.

Фото: личный архив Сергея Лепченкова
Фото: личный архив Сергея Лепченкова

Правда, даже в этом районе хватало людей, живущих на улице. Сан-Франциско, город почти на 900 тысяч населения, известен тем, что здесь соседствуют богатые айтишные компании и палаточные городки бездомных. Как сказал Артем, «это город крайностей. Там огромная концентрация умных и интересных людей и притом можно увидеть совершенно обратную сторону медали с большим количеством бездомных».

«Нам помогали впитать культуру, что ошибаться — это хорошо и правильно»

Так чем же команда занималась в акселераторе?

— У нас была большая цель — максимально улучшить свой проект за этот трехмесячный срок, — говорит Лепченков. — Кроме того, мы ходили на лекции, где приглашенные специалисты обучали нас современным подходам по развитию новых проектов в условиях высокой конкуренции. И акселератор приглашал фаундеров успешных компаний, которые рассказывали историю созданий своих продуктов — уровня Airbnb. Они помогали взглянуть на мир и экосистему стартапов их глазами.

Плюс были занятия в небольшом кругу. Всех разбили на небольшие группы по тематикам, где нас курировали наши партнеры. Лично нас курировал CEO Y Combinator Майкл Сайбель, который в свое время создал и продал Twitch, и еще три партнера акселератора, создавших успешные компании. Еще была возможность брать личные консультации. Акселератор помогал устанавливать нам те или иные цели на определенный период и отслеживать прогресс.

Вид на мост "Золотые Ворота" в Сан-Франциско. Фото: личный архив команды "Отдам даром"
Вид на мост «Золотые Ворота» в Сан-Франциско. Фото: личный архив команды «Отдам даром»

Но полезен ли этот опыт белорусам? Артем считает, что да. По его мнению, Беларусь, как и Израиль, имеет очень маленький локальный рынок, поэтому стартапы, что создаются внутри этих стран, зачастую носят глобальный характер. А прохождение акселератора позволяет понять культуру и менталитет игроков глобального рынка.

—  В Y Combinator в нас не вкладывали классическую, академическую канву, как на курсах MBA, — говорит он. — Скорее, нас учили мыслить в методе мышления стартапа, потому что он отличается от мышления человека, который обслуживает уже состоявшийся бизнес. Нам показывали, как быстро принимать решения, помогали впитать культуру, что ошибаться — это хорошо и правильно, так как свои ошибки нужно анализировать и учиться на них. Так, с нами делились историями из практики компаний, прошедших Y Combinator, которые уже наломали огромное количество дров. Даже некоторые большие компании-«единороги» проходили этап, когда им было стыдно показать свой продукт.

— От стартапа всегда требуют серьезного быстрого роста. Но вместе с этим приходит и большой уровень перманентного стресса и неопределенности. В акселераторе учат фаундеров справляться с психологической нагрузкой (некоторые в прямом смысле этого слова сходят с ума). Поэтому хочется предостеречь людей, что этот путь не для каждого, — добавляет Сергей. — У тебя больше задач, чем ты можешь выполнить. Для сравнения, в Avito работают больше тысячи человек, а у нас — меньше 10. Но у нас крутая команда, мы быстро движемся и должны четко расставлять приоритеты и не бояться экспериментировать.

Часть команды работает над приложением. Фото: личный архив команды "Отдам даром"
Часть команды работает над приложением. Фото: личный архив команды «Отдам даром»

«В Калифорнии не было жесткого карантина»

К сожалению, пока команда находилась на обучении, в Калифорнии стал стремительно распространяться коронавирус. Так что ближе к апрелю акселератор перевел занятия в онлайн.

— Меня спрашивают, как я находился в Калифорнии в пик заболеваемости. Скажу так: когда сидишь дома, то особо этого не ощущаешь, — говорит Сергей.

— Там не было жесткого карантина, — поясняет Артем. — Люди ходили по улицам, бегали в парке, половина носила маски, половина — нет. Тотального контроля не было, я ни разу не видел, чтобы на улицах Сан-Франциско полиция кого-то останавливала. Да, людей стало меньше, но машин на дорогах было так же много. Жизнь продолжалась.

— Но хочу отметить, что, например, в супермаркетах в США приняли элементарные меры безопасности, которые я здесь не видел во многих магазинах. Там можно обработать ручку тележки дезинфектором, не контактировать с весами или хотя бы протереть руки салфеткой. У нас же такого почему-то нет, — добавляет Лепченков.

Пустые полки в магазине в начале пандемии в Калифорнии. Фото: личный архив команды "Отдам даром"
Пустые полки в магазине в начале пандемии в Калифорнии. Фото: личный архив команды «Отдам даром»

Несмотря на то, что в марте многие рейсы отменили и некоторые белорусы за границей были вынуждены добираться до дома с пересадками, ребята таких «приключений» избежали. Лепченкову и Стасиловичу удалось быстро поменять билет и улететь домой 1 апреля. А Артем просто прибыл в Беларусь 10 мая по купленному за неделю до того билету.

Причем, по его словам, в США и на пересадке в Амстердаме никто не измерял ему температуру, не требовал сдать тест или носить маску. В Минск все летели без соблюдения какой-либо дистанции.

— Но в Беларуси, в стране, где нет официального карантина, есть автоматическое измерение температуры на входе в аэропорт, заполнение анкет и обязательство находиться на самоизоляции (вот я сейчас сижу дома). А еще — возможность при выходе сдать тест на коронавирус абсолютно бесплатно, — добавляет он.

«Современная форма бартера обретает большую актуальность»

Но как пребывание в акселераторе помогло самому проекту? По словам Сергея, с конца прошлого года команда открыла проект в России, Украине, Казахстане и стала тестировать в США. На позапрошлой неделе у проекта был юбилей — один миллион пользователей.

— COVID-19 на нас повлиял, но несильно, — говорит Лепченков. — Во-первых, когда люди сидят дома, это идеальный момент, чтобы разгрузить дом. Во-вторых, мы поняли, что можно отдавать вещи, даже не встречаясь с человеком. Эту идею мне подали в Америке, рассказав о плюсах нашего проекта по сравнению с обычной барахолкой: что не надо передавать деньги и так далее. Человек может договориться о встрече и просто выставить пакет с лотом за дверь. Или отдать при встрече на расстоянии — не контактируя непосредственно. Также мы специально создали раздел «Рядом» с вещами, которые отдают ближе всего — за ними можно ходить пешком.

Мы надеемся, что COVID-19 — временное явление. Но гораздо серьезнее, что за ним пришел кризис. Многие потеряли работу, или у них уменьшился доход. И мы поняли: наш проект отлично подходит, чтобы дать людям возможность помогать друг другу.

Так, мы открыли возможность делать услуги и получать за это «карму», а также отдавать и брать еду. То есть люди через наш проект могут свои умения превращать в то, что им необходимо для жизни. Например, мы знаем, что у нас много такси. Однако главный офис Uber недавно анонсировал, что поездки на такси в мире упали на 80% и при этом они уволили почти 4 тысячи человек. Какие-то люди, могу предположить, что водители такси, доставляют в нашем приложении лоты, а взамен получают «карму», которую можно обменять на вещи или еду.

— В странах, пострадавших от коронавируса, современная форма бартера обретает большую актуальность, — добавляет Артем. — И наша внутренняя валюта, «карма», во многом выполняет эту роль. Пользователям не нужны фиатные деньги, но в то же время появляется возможность, делая вклад в общее облако услуг, вещей, которым является наш продукт, брать оттуда необходимое.

— А если кто-то захочет обменять нечто не совсем законное?

— Все наши услуги серьезно модерируются, в том числе и то, что касается еды. Кроме того, наш третий кофаундер, Сергей Стасилович, юрист, он помогает все эти вопросы хорошо и правильно организовать. Спасибо ему большое, — отвечает Лепченков.

Еще команда запустила «истории» — раздел, где люди могут рассказать, как вещь, которую они забрали в приложении, повлияла на их жизнь и воплотила мечты. Если история понравится читателям, то каждый пользователь может подарить автору одну «карму».

— У нас есть истории вроде того, как человек 10 лет мечтал заниматься аэрографией, но его поглотили семья и быт, а потом он случайно нашел все для аэрографии и стал рисовать. Или как ребенок сломал деталь игрушечного пистолета, а участник комьюнити напечатал ее на 3D-принтере. Ребенок был счастлив! — продолжает Сергей. — Одна женщина нашла в приложении тарелку — такую же, как ей когда-то передала бабушка. Она рассказала, что ее бабушка прошла войну, жила в землянке, ей пришлось оставить весь скарб, осталась одна эта тарелка. Это была единственная память о бабушке, но, к сожалению, тарелка разбилась. И вот наконец ее внучка нашла такую же. А ведь ее невозможно нигде купить.

«YC — это закрытый клуб с пожизненным членством»

Команда за минуту до входа на интервью в акселератор. Один из кофаундеров участвовал онлайн - он прилетел в Калифорнию позже. Фото: личный архив команды "Отдам даром"
Команда за минуту до входа на интервью в акселератор. Один из кофаундеров участвовал онлайн — он прилетел в Калифорнию позже. Фото: личный архив команды «Отдам даром»

— Михаил Румянцев говорил, что частая ошибка стартапов из Беларуси — маленький или локальный рынок. Что идея «сначала обкатываем продукт в Беларуси, а затем выходим на рынок США» никогда не работает. Но вы как раз начинали с белорусского рынка.

— У нас с самого начала было понимание, что мы нацелены в том числе на большие рынки вроде Штатов, но запустили первую версию в Беларуси. Это помогло значительно улучшить приложение перед запуском на больших рынках, — отвечает Артем. — Исходя из своего опыта, я бы посоветовал не фокусироваться на маленьком локальном рынке а-ля Беларусь или Израиль. Но продукт должен быть грамотно локализован и, в нашем случае, учитывать специфику потребления. В Штатах она сильно отличается от Беларуси — там очень развита доставка, и люди привыкли пересылать друг другу вещи по почте.

— Проект требует критической массы людей, которые в нем находятся. Создание комьюнити — в принципе, вопрос нетривиальный, но организовать комьюнити в Америке без больших финансовых вложений — гораздо сложнее, — считает Сергей.

— Возможно, вас уже профинансировал кто-либо из акселератора?

— Пока мы можем раскрыть лишь сам Y Combinator, который дал 150 тысяч долларов за 7% компании. Это открытая информация, — говорит Артем.

Однако, по его словам, участие в акселераторе предоставляет и другие преимущества.

— YC — это закрытый клуб с пожизненным членством, которое дает доступ ко всем людям, которые прошли акселератор, и всем менторам. Плюс выходы на инвесторов, если вам нужны. Многие стартапы, которые уже «стоят на ногах», все равно идут в YC, потому что у них цель, например, сделать раунд А и они хотят получить доступ в это комьюнити.

— Кроме того, участие в акселераторе может принести пользу b2b-стартапу, — добавляет Сергей. — Это большой внутренний рынок: есть 4 тысячи компаний, прошедшие акселератор, есть успешные компании в долине, и есть структура. Так что у тебя есть возможность продавать свой продукт людям из комьюнити, которые относятся к тебе лояльно.

Однако Y Combinator за тебя ничего не решит. Акселератор даст тебе лейбл, какое-то количество знаний, комьюнити, но все остальное останется на тебе, плюс YC заберет у тебя какое-то количество времени. А время у стартапера — главный ресурс, потому что его постоянно не хватает.

-10%
-10%
-30%
-10%
-70%
-50%
-14%
-50%
-50%
-50%