• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Офтоп
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  2. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  3. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  4. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  5. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  6. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  7. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  8. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  9. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  10. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  11. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  12. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  13. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  14. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  15. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  16. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  17. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  18. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  19. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  20. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  21. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  22. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  23. Журналиста TUT.BY Катерину Борисевич перевели из Жодино в СИЗО Могилева
  24. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  25. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  26. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  27. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  28. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  29. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  30. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете


/

45 лет назад, 24 мая 1975 года, состоялся запуск космического корабля «Союз-18», которым руководил белорус Петр Климук. Он же был командиром дублирующего экипажа предыдущего, более неудачного и менее известного запуска «Союза-18−1». 42.TUT.BY вспоминает эту страницу советской космонавтики.

Корабль "Союз" в 2008 году. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: wikimedia.org
Корабль «Союз» в 2008 году. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: wikimedia.org

24 мая 1975 года в Союзе произвели запуск очередного пилотируемого космического корабля «Союз-18». Командиром был летчик-космонавт СССР, подполковник Петр Климук. Вместе с ним отправился в полет и бортинженер — кандидат технических наук Виталий Севастьянов.

В книге «Освоение космического пространства в СССР» за 1977 год говорится, что корабль успешно состыковался со станцией «Салют-4». На орбите экипаж пробыл 63 суток, и 26 июля космонавты благополучно вернулись на землю.

В этом описании нет ни слова неправды. Однако, строго говоря, это был корабль «Союз-18 В». А вот «Союзу-18 А», или «Союзу-18−1» пришлось пережить настоящую катастрофу.

«Когда же будет очень тяжело — рекомендовали орать, и мы орали»

Орбитальная станция «Салют-4» отправилась в космос 26 декабря 1974 года. Первая экспедиция прибыла уже скоро — 11 января 1975 года. Ее экипаж, космонавты Алексей Губарев и Георгий Гречко, на протяжении почти месяца обживали станцию, проводя различные эксперименты.

А 5 апреля 1975 года должна была начаться вторая экспедиция — на этот день был запланирован запуск корабля «Союз-18». К ней готовились три экипажа, но в полет отправились лишь опытные космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров. Командиром дублирующего экипажа был назначен белорус Петр Климук — уроженец деревни Комаровка Брестской области.

Предусматривалось, что «Союз-18» проведет стыковку с «Салютом-4», после чего космонавты проведут на орбите тридцать суток. Но все пошло не по плану.

На 261-й секунде полета должна была отделиться вторая ступень ракеты. Однако этого не произошло. На высоте примерно в 145 километров, выше линии Кармана, корабль начал буквально распадаться. Обычно при штатном полете сначала должен произойти запуск двигателя третьей ступени, затем — выключиться двигатель второй ступени. После этого вторая ступень отделяется, а потом сбрасывается хвостовой отсек третьей ступени. Но реле не сработало должным образом, и были подорваны только три пирозамка хвостового отсека из шести.

Тяга двигателей третьей ступени сломала три несработавших замка, однако непредвиденное напряжение «закрутило» ракету. На 295-й секунде бортовые гироскопы обнаружили отклонение от установленного «предела безопасности» и автоматически выдали команду прерывания. В дело была запущена система аварийного спасения, которая должна была отделить орбитальный и спускаемый модули от ракеты-носителя.

Корабль отделился от двигателя третьей ступени и стал выполнять операции как при штатной посадке. Однако из-за того, что ранее ракета отклонилась от заданного направления, система управления спускаемого модуля потеряла «верх» и «низ» и вместо того, чтобы развернуть корабль вверх, чтобы создать подъемную силу, перевернула его. Так что спускаемый аппарат стал погружаться в атмосферу и тормозил все более интенсивно, создавая опасную для жизни космонавтов перегрузку.

Космонавты Олег Макаров (слева) и Василий Лазарев. Фото: Joachim Becker / SpaceFacts.de
Космонавты Олег Макаров (слева) и Василий Лазарев. Фото: Joachim Becker / SpaceFacts.de

В статье «Третий суборбитальный», опубликованной в шестом номере «Новостей космонавтики» за 2000 год, бортинженер корабля Олег Макаров вспоминал, что это стало для экипажа неожиданностью — предстартовая подготовка прошла спокойно, и погода тоже была хорошей. Экипаж думал «только о предстоящей работе на новой и сложной станции, которую он знал не так хорошо, как того хотелось… хотя до стыковки оставались всего сутки».

— Как было принято, во время выведения связь с экипажем поддерживал командир дублирующего экипажа (в данном случае Петр Климук), он же следил за прохождением команд. Бортинженер (Виталий Севастьянов) был в постоянном контакте с телеметристами и стартовиками, чтобы в случае сбоев принять участие в их устранении. Мы слышали голос Климука, — рассказывал Олег Макаров. — Итак, старт, шум, вибрации — все штатно, как в прошлый раз. Мы в предвкушении будущих интересных событий ждем выключения второй и запуска третьей ступени. Но неожиданно двигатель смолк. Взвыл гудок, машина крутанулась, и по кабине метнулся солнечный зайчик…

Вначале мы ничего не поняли. Даже Василий, удивительно правильно устроенный человек, молчал. Да и говорить по делу было нечего. Мы не готовились к такому повороту событий и ничего не могли предпринять, но все же попытались вспомнить, что в такой ситуации надо делать. Правда, так толком и не вспомнили, поскольку ракета управляется автоматикой. Если машина определила, что авария, значит, дальше все просто — надо спасаться. Затем было тягучее ожидание… Непонятно, почему, но попытки связаться с Землей окончились ничем. При последующем анализе выяснилось, что связь в тот момент работала нормально. Земля хорошо слышала экипаж, и техника корабля была исправна. Это навело на мысль, что была человеческая ошибка, которую не обнаружили, да особо и не искали. Дело было уже сделано.

Космонавты пытались понять, чем все закончится — они думали, что корабль может упасть в море возле Японии, в Китай или в горы. Как выяснилось позже, Петр Климук высчитал вероятное место посадки уже через 20−30 секунд после аварии и кричал об этом в микрофон, но его никто не слышал.

Спустя 400 секунд невесомости наступила перегрузка.

— Мы не предполагали, что перегрузка будет такой большой, — говорил Макаров. — Известно, что человеку становится невыносимо тяжело при 10 g. Первым симптомом этого является уход зрения, и оно стало уходить. Сначала изображение стало черно-белым, потом сужался угол, но зрения окончательно не теряли (хотя могли, о чем узнали только после посадки). Могли потерять сознание, но тоже не теряли (только после приземления были совершенно мокрые). Пока давит, думаешь только о том, что надо сопротивляться, и мы сопротивлялись. Когда же будет очень тяжело — рекомендовали орать, и мы орали…

Позже, как написал в своей книге «Дорогами испытаний» летчик-космонавт Владимир Аксенов, оказалось, что Лазарев и Макаров пережили критическую перегрузку в 21,3 g — впервые в истории мировой космонавтики.

По словам Макарова, все продолжалась целую вечность — пять минут. А затем космонавты наконец смогли вдохнуть воздух — и тогда же сработала парашютная система.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина / Instagram
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина / Instagram

Аппарат с космонавтами приземлился в 829 километрах к северу от границы с Китаем, на высоте в 1200 метров на заснеженный склон горы Теремок-3. Он чуть не упал в пропасть, но, к счастью, парашют зацепился за растения за 152 метра до обрыва.

Космонавты вышли наружу и обнаружили, что там не +25, как было Казахстане, а -7 и снег глубиной в полтора метра. Так что первым делом Лазарев как истинный сибиряк срубил пару сосен и развел костер. В нем же он сжег, следуя инструкции, документы, касающиеся некоторых экспериментов на орбите (командир думал, что аппарат мог приземлиться в Китае).

Экипаж удалось эвакуировать с горы — причем из-за снежной лавины до космонавтов раньше спасателей добрались геологи. Позже Макаров и Лазарев отмечали этот день как свой второй день рождения.

Сначала утверждалось, что космонавты перенесли эти огромные нагрузки без проблем для самочувствия, но позже оказалось, что здоровье Лазарева все же пострадало, и довольно сильно.

Первая открытая публикация о неудачном полете «Союза-18−1» появилась в газетах СССР только через месяц, 8 мая 1975 года. А более подробное описание аварии было сделано в 1983 году в армейской газете «Красная Звезда».

После этого Макаров совершил еще два успешных космических полета. А Лазарев дважды был дублером, но в космос больше не летал.

Вторая попытка — удачная

К счастью, вторая попытка полета «Союза-18» была гораздо более удачной. На борту корабля находились космонавты — уже упомянутый Петр Климук (командир) и Виталий Севастьянов (бортинженер).

В ночь на 26 мая «Союз-18» состыковался с «Салютом-4», и экипаж перешел на борт станции.

Климук и Севастьянов на тот момент не были новичками. Командир совершил свой первый космический полет около полутора лет назад: в декабре 1973 года в составе экипажа «Союза-13» он выполнял обширную программу астрофизических экспериментов в космосе. Из того полета на Землю были доставлены спектрограммы нескольких тысяч звезд до тринадцатой звездной величины включительно.

А Севастьянов впервые отправился в космос еще в июне 1970 года — тогда он совершил самый длительный по тому времени 18-суточный космический полет на корабле «Союз-9».

Теперь Климук и Севастьянов трудились вместе. Они провели 63 суток на орбите, на хорошо оснащенной научной космической лаборатории, где был рентгеновский телескоп для наблюдения за далекими галактиками, инфракрасный телескоп-спектрометр для изучения теплового излучения Вселенной, а также орбитальный солнечный телескоп для наблюдения Солнца в период минимума одиннадцатилетнего цикла солнечной активности. Кроме того, экипаж фотографировал поверхность Земли, что впоследствии помогло советским ученым.

Тогда же на станции была впервые сделана попытка управления физиологическими системами и работоспособностью космонавтов. При этом исходили из принципа, что космонавты являются звеньями общей системы «экипаж — корабль — наземный комплекс».

Так что космонавты вдобавок к научной работе занимались на тренажерах, ели на обед добавки и фиксировали изменения в своем здоровье. Полностью адаптироваться к жизни в невесомости у космонавтов удалось лишь на 7−10-е сутки.

Несмотря на сложности, вспышки в глазах, проблемы со сном, уменьшение объема бедер и голеней (у Петра Климука) и увеличение частоты сердечных сокращений (у Севастьянова) космонавты, вернувшись на Землю, самостоятельно вышли из аппарата и активно передвигались в первые часы после приземления.

В этом полете впервые были использованы новые методы тренировки, результаты которых стали важной основой для подготовки и проведения длительных полетов и жизни человека в космосе. Кроме того, полет «Союза-18» впервые дал советским ученым обширную информацию о самочувствии космонавтов в невесомости.

Климук еще раз побывал в космосе — с 27 июня по 5 июля 1978 года в качестве командира международного экипажа на космическом корабле «Союз-30» к орбитальной станции «Салют-6». Всего за все три полета в космос белорус налетал более 78 суток.

Он дважды получал звание Героя Советского Союза (в 1973-м и 1975-м) и в 2009 году стал почетным гражданином Брестской области. Сейчас Петру Ильичу 77 лет.

-5%
-50%
-15%
-5%
-20%
-10%
-35%
-40%
-15%
-20%
-40%
-10%
0060463