Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко о госинвестпрограмме: Удивляет потеря отдельными членами правительства реалий, в которых мы живем
  2. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  3. «Мы уже неделю „на осадном положении“». Как жителей минских многоэтажек обходит милиция
  4. В Островце мужчину отправили в колонию за оскорбление Лукашенко и Караева в телеграм-чате
  5. «Прозревают люди уже после стройки». Архитектор — о выборе проекта дома и цене строительства
  6. Заправки для электрокаров стали платными. Пользователи жалуются, но вовсе не на цены
  7. «Около двух месяцев нигде не участвую». Борисовчанки утверждают: их судили за акции, где их не было
  8. Стали известны планы по строительству жилья на 2021 год. Что, где и сколько?
  9. Уже год в столице работает музей Lego, но знают о нем не все. Взглянули на коллекцию минчан
  10. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  11. Совещание у Лукашенко и «дело Бабарико» в Верховном суде. Что происходит в Беларуси 21 января
  12. «Перевернуть страницу» нельзя, психика так не работает". Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  13. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  14. Беларусь хотела повысить тариф на транзит российской нефти на 25%, но вышло гораздо меньше
  15. Авария на теплосетях в Московском районе Минска: жители без горячей воды и тепла, занятия в школах отменили
  16. Алимбекова заняла восьмое место в индивидуальной гонке на этапе КМ по биатлону
  17. Жителя Минского района оштрафовали на 870 рублей за красно-белые жалюзи
  18. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  19. «Пуля повредила мой спинной мозг». История тренера по кроссфиту на коляске
  20. «Танцевала, показывая, что ей все сойдет с рук». В суде по делу о надписях на щитах выступил военнослужащий
  21. У меня в венах тромбы? Сосудистый хирург отвечает на шесть частых вопросов
  22. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  23. Доценту из ПГУ после 15 суток ареста дали еще столько же. Оба раза — по 23.34
  24. ЕС: Санкции в отношении Беларуси пока не дали никакого эффекта
  25. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  26. Ультрамарафонец из Витебска установил табличку у истока Витьбы. Вы знаете, где это?
  27. Лукашенко заинтересовался пеллетами для отопления домов. Что это и сколько стоит?
  28. Где жили и отдыхали руководители Беларуси до Лукашенко
  29. Посмотрели, на сколько за год подорожал один и тот же набор товаров. Разница в цене удивляет
  30. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу


Дейв Хэкер — в прошлом программист, а сейчас создатель и владелец ресурса по поиску и подбору удаленных IT-команд SourceSeek. Среди его успешных проектов такие крупные бренды, как Toyota, IBM и Microsoft. Дейв работает с аутсорсинговыми компаниями по всему миру и неоднократно бывал в Минске. Он поделился с 42.TUT.BY своим взглядом на кризисы и их последствия для IT, а также рассказал, почему белорусам важно немного расслабиться и не бояться говорить.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Annie Spratt / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Annie Spratt / Unsplash

«Я думал, что жизнь ускорится и упростится. Но в итоге люди тратят 45 минут на то, чтобы сделать фото в Instagram»

  • Имя
    Дейв Хэкерсоздатель и владелец ресурса по поиску и подбору удаленных IT-команд SourceSeek

— Расскажи о себе. Как начиналась твоя карьера? Почему выбрал IT?

— Мой отец работал в Кремниевой долине и был одним из пионеров разработки в 60-х годах. Я рос среди компьютеров. Программировать начал в старшей школе, потом поступил в колледж и получил степень по информатике.

Мне повезло начать карьеру во время бурного развития интернета. Я делал сайт для первой службы доставки продуктов и для студии Дисней, участвовал в создании видеоигр, приложений для здравоохранения. Мы только начинали осознавать потенциал Сети и представляли, как изменится мир. Я думал, что жизнь ускорится и упростится. Но в итоге люди тратят 45 минут на то, чтобы сделать фото в Instagram.

Когда мне было примерно 30, начался кризис доткомов. Я потерял работу и основал свою компанию. 2001-й год — расцвет аутсорсинга в Индии. А я как раз жил там, когда мне было 19 лет, и успел обзавестись большим количеством контактов. Благодаря этому моя компания получила хорошие возможности для старта. Кроме этого, я открыл в себе талант менеджера. Пожалуй, управлять у меня получалось даже лучше, чем писать код.

Позже Индия начала сдавать позиции и заказы постепенно мигрировали в Восточную Европу. Сейчас 60% всей работы распределяется между Беларусью, Украиной и Польшей. Эти три страны справедливо можно считать аутсорсинговым центром мира.

Более 15 лет я работал с инженерами по всему земному шару. В какой-то момент мне начали звонить и спрашивать: «А ты знаешь крутых JAVA-разработчиков или людей, которые по-настоящему хороши в .net»? Я всегда мог ответить: «Да». Так родилась идея Sourceseek — компании, которой сейчас занимаюсь. Все время летаю по миру, работаю более чем с 60 компаниями, примерно с 300 тесно сотрудничаю, и около 6000 находятся в моей клиентской базе. Мы помогаем бизнесам находить подходящие им удаленные команды, консультируем, с какой страной работать и кто в аутсорсинге лучше справится с их проблемами.

«Если раньше люди нам завидовали: „Посмотри на этих айтишников, почему они такие богатые?“, то потом нас жалели: „Ой, так они же все безработные“».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Christina @ wocintechchat.com / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Christina @ wocintechchat.com / Unsplash

— Большинство людей в IT моложе 30 лет. Им не знакомы кризис доткомов или обвал фондового рынка в 2008 году. Что общего у этих событий с кризисом, вызванным коронавирусом?

— Боже, неужели я такой старый?! Все, кто работает с инвестициями и у кого есть седина на висках, хорошо помнят пузырь доткомов.

Я тогда работал в софтверной компании, и мы не успевали так быстро нанимать людей, как получали новые проекты. Это напоминало золотую лихорадку. Инвесторы вливали в IT-сферу сумасшедшие суммы. Хотя мы не приносили прибыль, акции компании, где я работал, стоили невероятных денег. В начале 2001 года кто-то серьезно задумался: «Что, если эта компания в действительности ничего из себя не представляет? Что тогда мы все делаем?».

Начался настоящий хаос. Я потерял работу, многие в индустрии лишились своих домов. Если раньше люди нам завидовали: «Посмотри на этих айтишников, почему они такие богатые?», то потом нас жалели: «Ой, так они же все безработные».

Зато в кризис доткомов мы поняли, какой гибкой может быть IT- индустрия. Толковые и талантливые люди вначале приуныли, а потом быстро отыграли свои позиции. Все, что им нужно было для работы, — это компьютер и подключение к интернету.

Когда грянул кризис 2008 года, все было с точностью до наоборот. IT-индустрия чувствовала себя хорошо. Но Международный валютный фонд и Всемирный банк превратились в ничто. В мире было недостаточно денег, росла безработица. Во время доткомов мы узнали, что все может лопнуть, как шарик, и в принципе это не так страшно. В 2008 году мы поняли: остаться без клиентов — вот она, настоящая катастрофа.

«Для хорошего IT-специалиста потеря работы не должна была стать катастрофой»

Кризис, который был вызван локдауном, затронул практически все сферы бизнеса. Если экономика страдает, то эффект домино дойдет и до нас, неважно, в какой сильной позиции находится наша индустрия.

Мне грустно, что некоторые инженеры не поняли этого и посчитали кризис удобной возможностью «почистить» штат и урезать зарплаты. Люди, с которыми я разговаривал, не понимали: неужели нельзя прожить 3−4 месяца без сокращений? Но я управлял своей компанией и знаю, когда доход падает на 15%, у тебя действительно нет другого выхода. Аутсорсинг работает с очень небольшой прибылью. Но сотрудникам кажется, что деньги должны просто летать в воздухе. Миллионы долларов, которые лежат у кого-то под подушкой. Но это не так.

Честно говоря, для хорошего IT-специалиста потеря работы не должна была стать катастрофой. Опыт и экспертиза всегда помогут найти предложение получше. Другое дело, если бы мы ремонтировали обувь, жили в деревне и трудились на ферме, то потеря одного сезона могла бы полностью вывести из игры. Или представьте ситуацию, при которой вы вложили всю свою жизнь в открытие ресторана, а теперь закрываетесь навсегда. С IT этого не произойдет. И мне кажется важным сказать об этом, хотя бы потому, что никто не хочет этого слышать.

«Если у них будет выбор между локальными разработчиками и вами, то решение окажется не в вашу пользу»

— Было много новостей об экономическом упадке, массовых увольнениях, росте уровня безработицы. Как эти события повлияли на твой бизнес? И что происходит с рынком сейчас?

— В апреле выручка моей компании просела на 35%. Очень тяжело, когда тебе звонят клиенты и просят сократить людей, чтобы сохранить свой бизнес. А ты думаешь, как помочь им и в то же время удержать удаленные команды на плаву.

Какие-то потери были предсказуемыми, а некоторые стали сюрпризом. Один из моих клиентов оказывает услуги по техническим переходам. Если компании нужно сменить пакет услуг Microsoft на Google, то они позаботятся обо всем, вплоть до обучения сотрудников.

До кризиса они готовили переход для госсектора. Это медленный, но стабильный заказчик. Внезапно все начинают работать из дома. Госсектор бросает силы на борьбу с вирусом и его последствиями, при этом он просто ужасен в своих навыках удаленной работы. Мой клиент получает уведомление, что переход откладывается на год или даже на два. Об обучении сотрудников и речи быть не может, потому что они едва ли понимают, как сделать видеозвонок.

Другой пример: компания, которая в течение одного дня проводит тренинги для водителей, доставок и логистики. Карантин их полностью парализовал, потому что законы США и Канады запрещают проводить тренинги удаленно. Даже сейчас, когда рынок оттаивает и есть положительная динамика, эта компания пребывает в сильном кризисе. Похожая ситуация со стартапом, который занимался курсами массажа. Несмотря на то, что у них были школы по всей Канаде, локдаун они не пережили и закрылись.

Но радует, что есть позитивные подвижки. Появилось много стартапов развивающих виртуальную реальность. Они связаны с работой из дома, звонками через Zoom, едой — с чем угодно, что предполагает взаимодействие без личного присутствия. Каждый день я получаю массу имейлов, иностранные вендоры хотят напомнить о себе и получить новые заказы. Со стороны клиентов наблюдается высокий спрос на технических директоров — CTO.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Glenn Carstens-Peters / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Glenn Carstens-Peters / Unsplash

— Отмена карантинных мер означает, что кризис закончился? Что происходит на рынках IT в разных странах?

— Вокруг стало гораздо меньше страха, кажется, люди начинают понимать, что вирус останется с нами на постоянной основе. Но это уже не кризис, а обстоятельства, которые некоторое время будут на нас влиять. В юности я подрабатывал водителем скорой помощи и хорошо усвоил правило, что в отделении экстренной помощи нет экстренных случаев, потому что они все такие. За 3 месяца мы привыкли переживать за свой бизнес, за команду и постоянно думать, как поступить дальше.

Я уже видел несколько компаний, которые вернули воронку продаж на прежний уровень. Отчасти это соответствует моим ожиданиям. Вы знаете, есть хорошее выражение «когда уходит прилив, видно, кто плавает голым»? Это цитата Уоррена Баффета, бизнесмена и инвестора о компаниях, которые не представляют ценности, если в экономике начинаются трудности. Компании, которые выстроили крепкие взаимоотношения с клиентами и заработали хорошую репутацию, шаг за шагом отыгрывают свои позиции.

Откровенно говоря, для IT связи между географическим расположением компании и экономическими проблемами нет и не было. Скорее, сила удара зависела от типа компании. Среди аутсорсинговых в первую очередь пострадали те, кто считался премиум-сегментом. Работал со стартапами, с новейшими технологиями, был востребованным и устанавливал самые высокие рейты. К слову, даже в лучшие времена заказчики в США потели каждый раз, когда получали инвойс (документ, предоставляемый продавцом покупателю и содержащий перечень товаров и услуг, их количество и цену, по которой они поставлены покупателю, формальные особенности товара, условия поставки и прочее. — Прим. TUT.BY) от белорусской команды.

«Белорусские разработчики замечательные, но если есть локальные инженеры, которые действительно талантливы и живут в том же месте, то они получат работу первыми»

Наверное, сильнее они нервничали только по поводу счетов из Мексики. Американским предпринимателям очень нравится, что Мексика расположена рядом и у нас близкие отношения. Из-за этого стоимость разработки и тестирования за последние годы взлетела до небес. При этом мексиканские компании не сразу смогли адаптироваться к "удаленке". Один из моих партнеров переживал упадок в 15−20%. Но сейчас они полностью восстановили прежние мощности. Буквально на прошлой неделе все их клиенты сказали: «Ок, теперь все нормально, мы возвращаемся».

Аналогичная ситуация наблюдается и в Беларуси. «Почему бы снова не нанять людей, с которыми был хороший опыт сотрудничества?» Я слышу от клиентов, что они хотят к вам вернуться. Но вы должны понимать, что если у них будет выбор между локальными разработчиками и вами, то решение окажется не в вашу пользу.

— То есть расслабляться еще рано?

— Верно. Те локальные инженеры, кто потерял работу, с высокой вероятностью получат ее в первую очередь. Любой, кто говорит, что хочет нанять зарубежных разработчиков, потому что так будет лучше, не совсем это имеет ввиду. Зачем кому-то иметь команду далеко, если вы можете нанять таких же классных специалистов, которые будут находиться с вами в одной комнате? Ответ очевиден. Белорусские разработчики замечательные, но, повторю, если есть локальные инженеры, которые действительно талантливы и живут в том же месте, то они получат работу первыми.

К тому же благодаря поддержке малого бизнеса правительством США оставлять внутренние команды стало гораздо выгоднее. Владелец компании может показать штатное расписание и получить на 8 недель кредит, который покроет расходы на сотрудников. Если эти деньги будут использованы по назначению и по всем правилам, то возвращать кредит не нужно.

Но с другой стороны, IT-компании не слишком рассчитывали на эту программу. Еще шесть месяцев назад мало кто хотел работать на полную ставку и каждый день ходить в офис. Поэтому большинство инженеров — подрядчики, а не полноценные сотрудники. Все дорожили своей свободой, возможностью жить в своем темпе, прыгать с одной работы на другую и при желании устраивать выходной в любой день недели.

Но как показывает практика, спрос на удаленные команды начал расти. По сравнению с другими областями не так много технических специалистов потеряли работу, и ситуация на внутреннем рынке труда быстро приходит в норму.

«Даже если клиент работает над какой-то дурацкой игрой, вы относитесь к этому как к запуску ракеты в космос»

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Christina @ wocintechchat.com / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Christina @ wocintechchat.com / Unsplash

— На твой взгляд, какие качества помогают белорусским IT-компаниям восстанавливать свои позиции?

— Когда говорят, что самые лучшие инженеры в США или Беларуси, я абсолютно с этим не согласен. Отличные разработчики есть везде. Понимаете, хороший программист — это сочетание мышления, опыта, умения решать проблемы, общаться и творчески подходить к задачам. Таких людей много. В той же Индии есть фантастические специалисты. Но у белорусских инженеров есть интересная комбинация навыков, которая им очень помогает.

«Профессиональный подход — одна из причин, по которой работать с Беларусью так дорого»

Поделюсь ситуацией, которая довольно часто возникает в начале рабочих отношений. Клиент говорит: «Хорошо, я нанимаю команду из Беларуси». Впереди первая встреча. Я предупреждаю заказчика, что в одной комнате будет много людей с очень серьезными лицами, которые будут ждать, когда вы с ними заговорите. Это нормально, так они демонстрируют свой профессионализм, у них нет времени дурачиться и шутить.

Американцы подключаются на встречу, оценивают ситуацию и не понимают, почему все как на похоронах. Что происходит? Как насчет небольшого неформального общения?

Американцы — это полная противоположность. Когда мы собираемся на встрече, то первым делом обсуждаем детей и все такое. Между Америкой и Восточной Европой есть определенные культурные особенности, но в Беларуси они особенно чувствуются.

Причем в итоге эта чрезмерная серьезность становится огромным активом. В Америке есть идеалистическое представление, что все в команде на одном уровне. Нет разделения на начальника и подчиненного. Конечно, это не всегда работает именно так. Но в Америке ты можешь прийти к боссу и сказать, что его крутая идея для архитектуры программного обеспечения может вызвать большие проблемы. Это абсолютно нормально и может стать поводом для твоего повышения. Но в Индии, Японии или Вьетнаме никто никогда не пойдет к своему начальнику и не скажет, что уложиться в данные сроки невозможно. Это сводит американцев с ума.

В Беларуси на вопрос, может ли команда внести правки к важному дедлайну, вы получите серьезный ответ, почему это возможно/невозможно. Иногда поначалу складывается впечатление, что команда постоянно отказывает. Но это не чистое «нет». Как только белорусы обсудят все детали и риски, они дадут гарантию, что смогут это сделать и не подведут.

Даже если клиент работает над какой-то дурацкой игрой, вы относитесь к этому как к запуску ракеты в космос. Профессиональный подход — одна из причин, по которой работать с Беларусью так дорого.

В то же время в общении с вами не хватает легкости и расслабленности. Расскажу смешную историю. Примерно 7−8 лет назад, когда только начал сотрудничать c белорусской компанией, у нас было первое знакомство с командой. Так вот, все 10 человек приоделись. За свою карьеру я нанял много программистов и хорошо понимаю, когда человеку неудобно в костюме, так как он не привык к такой одежде. Я смотрел на эту команду и думал: серьезно? Они так не одеваются в повседневной жизни. Им хотелось выглядеть чуть лучше, но было видно, что им некомфортно. Все вели себя очень тихо, тщательно обдумывали каждое слово. Никогда не забуду мысли, что всем необходимо срочно расслабиться.

Но потом, через год, я приехал к ним в офис. Меня встретили эти же ребята, и мы пошли пить сумасшедший напиток — водку с хреном. Было очень весело, душевно, хотя утром казалось, что я сейчас умру.

Серьезно относиться к своей работе — важно и хорошо. Но команда, которая расслаблена и весела, имеет не меньшую ценность. Даже если ты новичок или занимаешь невысокую должность, это нормально сказать «привет». Не нужно быть чрезмерно скромным.

Поэтому я предупреждаю американцев, что белорусы будут серьезными в начале и подружатся с вами где-то посередине. А затем я предупреждаю белорусов, что при встрече с заказчиками, молодыми ребятами из Калифорнии, которые придумали стартап, не нужно надевать костюм. Не нужно слишком сильно переживать из-за встречи, выдохните и поймайте настроение друг друга. Пожалуй, это единственный момент. Ваша страна здорово преуспела в сфере программного обеспечения. А значит, вы делаете все правильно.

«Люди не могут все время бояться»

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com

— Твои прогнозы: что нас ждет в ближайшем будущем? Стоит ли опасаться второй волны кризиса?

— Не знаю, как у вас, но Америка сейчас разделилась на два условных лагеря. Есть законопослушные, прогрессивные люди, которые носят в общественных местах маски. А есть те, кто считает, что вирус — это заговор мирового правительства или промысел дьявола. В США так всегда: рациональное и безумное существуют рядом и неотделимы друг от друга.

Очевидно, что люди устали жить взаперти. Многие стали вести себя свободнее, вышли на улицу, и ситуация не ухудшается, по крайней мере по официальным данным. Хотя непонятно, чему сейчас можно верить. Если посмотреть на Китай с его миллиардным населением и большими городами, то как это возможно, что у них было только пару тысяч смертей от вируса? Тогда почему в США их было 100 тысяч? Это ошибка при сборе данных, или есть научное объяснение?

Сегодня в новостях я прочитал, что все больше ученых склонны считать, что вирус меняется и становится слабее. Каждый день мы видим какую-то новую, порой противоречивую информацию.

Люди не могут все время бояться. Да, умирают бизнесы, закрываются рестораны и компании. Но в то же время каждый день я получаю звонки от клиентов, которых не слышал очень давно. Они готовы двигаться дальше, как будто ничего такого не было. Когда я спрашиваю, как дела на фоне вируса и карантина, они отвечают, что все идет параллельно и никто не может находиться в чрезвычайном положении вечно. Мой телефон разрывается от звонков, я не успеваю оказывать консультационные услуги. Разве можно было месяц назад представить, что я буду отказываться от работы?

Допускаю, что финансовые проблемы могут настичь нас в будущем, но пока этого не случилось и никто не может сделать четкий прогноз. Но я все равно переживаю за экономику. Через полгода может случиться вторая волна кризиса, а может, и нет. Тогда все проблемы покажутся не такими большими и страшными.

Иногда меня накрывает оптимизмом и энергией, появляется вера, что все самое плохое осталось позади. Но потом включается внутренний скептик. Правда, я не знаю, что и думать по этому поводу. Поэтому больше не пытаюсь предугадать события и просто живу дальше.

-40%
-19%
-26%
-60%
-15%
-28%
-30%
-20%