Поддержать TUT.BY
144 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  2. С 13 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  3. Врача-невролога Руслана Бадамшина уволили — в день выхода из СИЗО он пришел на работу позже
  4. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  5. Можно ли отсрочить климакс? Гинеколог отвечает на важные вопросы
  6. Бывшая жена Ивана Вабищевича: «Когда увидела интервью Вани о нашем расставании, у меня был шок»
  7. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  8. «Ребенок неудачно упал и оказался в коме». История Веры, которая работает в детском хосписе
  9. Сколько стоит тур на море в этом году и где можно отдохнуть в Беларуси? Интервью с экспертом туризма
  10. Начался суд по делу о наезде BMW на силовиков 11 августа. Водителю грозит до 25 лет тюрьмы
  11. Теплое начало недели, а потом — похолодание. Прогноз погоды на ближайшие дни
  12. Кого государство назвало причастными к террористической деятельности после выборов-2020? Инфографика
  13. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию
  14. Белорусов стали массово приглашать на вакцинацию от коронавируса. Узнали, как проходит процедура
  15. Задержан глава партии БНФ Григорий Костусев
  16. На какие курорты из Беларуси у туроператоров этим летом запланированы полеты?
  17. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  18. На основателей Фонда солидарности BYSOL завели уголовное дело
  19. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  20. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  21. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  22. Мининформ прекратил вещание телеканала Euronews в Беларуси
  23. На картодроме в Стайках открыли сезон. На гоночном треке соревновались на время и Tesla, и УАЗ Patriot
  24. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  25. Тысячи сотрудников «Нафтана» и «Гродно-Азота» могут не получить допуск к работе по медицинским показаниям
  26. Уголовные дела на руководителей BYSOL и исчезновение Александра Федуты. Что происходило 12 апреля
  27. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  28. Рассказываем, что сейчас происходит на «вторичке» в Минске и кому стоит ждать «ценового дна»
  29. «Ура, Гагарин в космосе!» Как дети на «гродненском космодроме» запустили в небо мини-копию ракеты
  30. Льняное масло: особенности применения, о которых нужно знать


В последнее время в соцсетях и комментариях на форумах довольно часто встречается мнение, что в Беларуси могут попытаться «заблокировать интернет». Но возможно ли это сделать в принципе? Спросили у Михаила Климарева — IT-эксперта из России, исполнительного директора некоммерческой организации «Общество защиты интернета».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: John Schnobrich / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: John Schnobrich / Unsplash

Разговоры о возможной блокировке интернета в Беларуси начались после проблем со связью 19 июня — хотя тогда команда белорусской правозащитной организации Human Constanta не нашла доказательств спланированного масштабного шатдауна (в качестве причины назывались технические неполадки у одного из операторов).

Впоследствии в Беларуси наблюдались перебои в работе мессенджера Telegram, а также VPN (Virtual Private Network или «виртуальная частная сеть» служит для создания туннеля между двумя компьютерами, по которому передается информация в зашифрованном виде; применяется не только для работы, но и позволяет пользоваться интернетом, сохраняя конфиденциальность). В те дни в соцсетях вновь начинали говорить о «тренировке блокировки», но подтверждений этой гипотезы мы не нашли.

Последний раз в Минске наблюдались проблемы со связью в месте массового скопления людей 19 июля, когда в парке Дружбы народов проходил агитационный митинг кандидата в президенты Светланы Тихановской. Тогда в качестве объяснения приводилась высокая нагрузка на сеть (в шесть раз больше базового значения) в месте, где не предусмотрено большое скопление людей.

Напомним, что 13 июля МВД провело онлайн-конференцию, во время которой Геннадий Казакевич, первый заместитель министра внутренних дел, ответил на вопрос о том, возможно ли заблокировать Telegram в Беларуси.

— С технической точки зрения нельзя, а с информационной точки зрения просто глупо блокировать не только телеграм-каналы, но и какие-либо ресурсы. Почему? Интернет нельзя запретить, как нельзя запретить воздух. Но тем не менее в случае угрозы национальной безопасности, в случае угрозы распространения любой деструктивной информации мы можем эффективно блокировать доступ пользователей национального сегмента к этим ресурсам, — сообщил он.

«Из-за отключения интернета получается еще больший скандал, чем если бы кого-то избили»

Идеи, что в какой-то день в Беларуси все же «отключат интернет», продолжают упоминаться в Сети. Поэтому мы собрали наиболее популярные вопросы и адресовали их российскому IT-эксперту.

— Пожалуй, самый популярный вопрос: могут ли власти даже в теории заблокировать интернет в стране на какое-то время? Бывали ли примеры такого в других государствах?

— Да, такие примеры были, например, когда 1 января 2019 года в ДР Конго отключили интернет по всей стране после президентских выборов.

В России зафиксировано пару таких случаев — в Ингушетии в 2018 году и в Москве в 2019-м, когда был отключен только мобильный интернет в центре города.

В Индии и Пакистане это делается регулярно во время обострений конфликтов, Китай и Африка периодически тоже этим грешат. Подобные случаи зафиксированы в Иране и Ираке. Также бывают частичные шатдауны — отключение каких-либо больших ресурсов типа Facebook, Telegram, Instagram, YouTube на регулярной основе, как, например, в Казахстане.

Могут ли в теории заблокировать интернет в Беларуси? Думаю, да, скорее всего, временно и точечно (но не факт, что станут). Причем в Беларуси заблокировать интернет будет сложнее, чем в Китае, но проще, чем в России. У вас не так много операторов и есть монополия на трансграничную передачу трафика (право на пропуск международного трафика и присоединение к сетям электросвязи иностранных государств имеют два оператора электросвязи: «Белтелеком» и Национальный центр обмена трафиком. — Прим. TUT.BY). Хотя я уверен, что у вас есть «пиратские линии», потому что граница с Россией почти прозрачна, ну и свои каналы связи есть у некоторых организаций, например у «Транснефти».

Есть такое понятие, как индекс связности — это совокупное количество связей между отечественными и зарубежными автономными системами. Согласно ему, количество операторов в России, которые имеют так называемые прямые стыки с зарубежными операторами связи, около шести тысяч. А в Беларуси — чуть меньше сотни. Для сравнения, для Китая это число равно шести, а для Ирана — пяти.

Другой вопрос, зачем это вообще нужно. Как показывает практика, из-за отключения интернета получается еще больший скандал, чем если бы кого-то избили. Плюс это отражается на бизнесе и на работоспособности всей инфраструктуры. В Москве, например, во время шатдауна останавливались даже лифты.

— Хорошо, а могут ли на некоторое время «обрушить» Telegram? Ведь в России это не удалось сделать.

— Если в Беларуси и заблокируют Telegram, то ненадолго. Как показывает практика, в таком случае быстро поднимаются прокси-серверы, которые помогают обходить блокировку.

Но в России действительно могли бы заблокировать Telegram, если бы не гражданское общество, которое боролось за доступность мессенджера в стране. Если белорусы станут этому противодействовать, то заблокировать Telegram не удастся.

Отмечу, что Telegram может падать и сам по себе, как и любой сервис, — это можно отслеживать на сайте Downdetector.

— Также не так давно нам сообщили о кратковременном сбое VPN. Тогда в соцсетях решили, что это «тренировка блокировки».

— Насколько нам известно, тогда были прерваны сессии VPN «второго уровня», то есть «операторского класса» — когда операторы договариваются друг с другом и трафик передается с заранее оговоренными параметрами. Проще говоря, есть VPN для частных лиц, а есть VPN для больших организаций. И тогда «поломался» VPN как раз для больших организаций.

Что именно произошло, мы не знаем, но можем догадываться, что возникли какие-то технические проблемы. Например, могло «упасть» оборудование — «железо» имеет свойство ломаться.

«Информационная блокада в XXI веке, да еще и в центре Европы, невозможна»

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Philipp Katzenberger / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Philipp Katzenberger / Unsplash

— Частый вопрос: почему может ухудшаться и пропадать мобильная связь во время акций и митингов в городе?

— Скорее всего, большая нагрузка на сеть. Искусство инженеров заключается в том, чтобы за приемлемые деньги давать связь нужного качества. Так, в России операторы связи специально усиливают свои сети в тех местах, где есть потенциальная возможность сбора множества людей.

Проблемы со связью могут наблюдаться даже во время проведения санкционированных массовых мероприятий, например парада или большого концерта. Тогда к месту скопления людей пригоняют передвижные базовые станции мобильной связи, которые увеличивают емкость сетей. Но даже со всеми этими усилениями связь все равно лагает — потому что есть ограничения по емкости. Радиочастотный ресурс ограничен. Собственно, идея строить сети пятого поколения связана с тем, что 4G уже не справляется. Бывают моменты, когда пользователи просто забивают все каналы связи.

В таком случае людям нужно каким-то образом скоординироваться и, если интернет работает плохо, постараться перестать стримить, не отправлять большие файлы и перейти исключительно на текстовое общение. Допустим, все знают, что когда на том же проспекте Сахарова в Москве проходят митинги, сеть в любом случае ляжет. Поэтому организаторы стараются призвать, чтобы информацию распространяли именно текстом, и заранее строят дополнительные мобильные устройства, например, ставят несколько модемов, приходят пораньше, чтобы занять полосу, платят дополнительные деньги оператору связи, делают радиомосты с соседних домов. Есть много всяких приемов, чтобы обеспечить качество интернет-трансляций с места событий.

— Есть ли корреляция между работой звонков и мобильного интернета? Означают ли сбои в работе интернета то, что позвонить тоже не получится?

— Этот механизм — технико-социально-экономический: если люди не могут общаться через мессенджер, то все переходят на звонки и отправку СМС. Соответственно, и эти сети тоже перегружаются, из-за чего нельзя ни позвонить, ни отправить сообщение.

Как правило, если этот участок земли рассчитан, чтобы на нем находилось 700 человек в час, а на него пришли семь тысяч, естественно, оборудование не будет справляться в любом случае.

— В своем телеграм-канале «ЗаТелеком» вы говорили, что использование «глушилок» в городе неэффективно. Можете пояснить почему?

— «Глушилки» — военные технологии. А использование военных технологий в мирном городе чревато по определению.

Идея глушения (jamming) заключается в том, что в частоте, которая предназначена для передачи «полезного» сигнала, создается точно такой же сигнал, который создает помехи. Однако помехи могут возникать не только от «глушилок», но и от других устройств, от того же телефона неподалеку. И потому радиосети от таких помех умеют успешно защищаться.

Конечно, если задача — что-то сломать, это выполнить легче, чем построить. Но такая задача потребует большого расхода энергии и большого количества антенн, плюс будет ограниченный радиус действия — ведь мощность переноса энергии обратно пропорциональна расстоянию.

Поэтому если устройство РЭБ (радиоэлектронной борьбы) включить в городе, то в определенном радиусе ляжет вся радиосвязь. То есть из строя могут выйти и гражданские системы связи, в том числе и те, которые обеспечивают базовую инфраструктуру города — а это чревато технологическими авариями, о которых никто даже не подозревает. Это словно выстрелить из танка в городе.

Не думаю, что кто-то будет использовать технологию «глушилок» в городе, потому что она бесполезна. Эффективнее просто приказать операторам связи отключить связь. Как, например, было в одной из провинций Камеруна, где доступ к интернету блокировался с перерывами с января 2017-го по март 2018-го.

— Может ли Беларусь пойти по сценарию «автономного интернета»?

— Пойти по сценарию автономного интернета Беларусь, конечно, может, но дойти до конца — нет.

Создать действительно автономный интернет в XXI веке невозможно в связи с тем, что экономические связи внутри одной страны тоже невозможны. У нас есть самолеты и поезда, мы качаем нефть, покупаем вещи на AliExpress и так далее. И если мы будем обосабливать интернет, то прекратим международное общение и международную торговлю.

До победного завершения не смог дойти никто — даже Северная Корея. Как мне рассказывали ребята оттуда, там протаскивают флешки через границу или же пользуются мощными Wi-Fi-роутерами, которые стоят на границе Китая и повернуты в сторону Северной Кореи.

Информационная блокада в XXI веке, да еще и в центре Европы, невозможна. В Беларуси это точно не получится.

-20%
-30%
-16%
-30%
-30%
-25%
-40%
-15%