• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

В случае необходимости белорусские силовые структуры могут быть использованы для предотвращения массовых беспорядков в стране — об этом в эфире канала «Беларусь 1» заявил госсекретарь Совета безопасности Андрей Равков. 42.TUT.BY попробовал посчитать, о каком количестве силовиков может идти речь.

Кто входит в число «силовиков»

Силовые структуры и их численность — это несколько растяжимое понятие. С одной стороны, в список силовиков традиционно попадают, например, сотрудники МЧС (то есть теоретически в число тех, кто может противостоять беспорядкам, попадает каждый пожарный или спасатель). С другой — у той же армии имеется огромный резерв в виде сил территориальной обороны, и не слишком понятно, считать их силовиками или нет.

Проблем добавляет то, что о численности большинства силовых структур официально ничего не сообщается, и подсчитывающий зачастую должен опираться или на косвенные свидетельства, или на подсчеты независимых или международных организаций, причем методики их не всегда понятны.

С армией проще всего. В отличие от военного бюджета, который в нашей стране в зависимости от года может отличаться вдвое, численность армии Беларуси стабильна и составляет около 65 тысяч человек (из которых военнослужащими являются только 45 тысяч).

Часть армии составляют силы специальных операций (от 4 до 6 тысяч человек), они отличаются повышенной боеспособностью по отношению ко всем остальным родам войск. Впрочем, разбивка по родам войск здесь не так важна — армия есть армия, и в случае необходимости она сможет выполнять различные функции, например, брать под охрану важнейшие стратегические объекты.

Отдельно от армии и вообще от всех силовых структур страны стоят пограничные войска Беларуси. Пограничники всегда находились особняком от прочих военнослужащих — так, при Российской империи они подчинялись министру финансов, а не обороны, а в послевоенном СССР находились в ведении КГБ. Сейчас в Беларуси сложилась уникальная ситуация, когда погранвойска не подчиняются никакому отдельному ведомству, но напрямую — Совету министров Республики Беларусь.

Как рассказал 42.TUT.BY военный эксперт Андрей Поротников, пограничники имеют двойственную природу — они одновременно представляют собой правоохранительную службу и имеют специфическую сферу применения, с другой — это все-таки военнослужащие. Потому использование погранвойск для предупреждения беспорядков вполне возможно. Это довольно обычная практика в мире — например, в США во время протестов Black Lives Matter, помимо прочих частей, активно задействовали и сотрудников Погранично-таможенной службы страны.

Что касается численности пограничников в Беларуси, официально она не публиковалась. В бюллетене Military Balance от Международного института стратегических исследований указано, что в ведомстве состоят 12 тысяч человек, по другим сведениям — до 15 тысяч (опять-таки речь идет не о военнослужащих, а об общем количестве сотрудников Пограничного комитета). В любом случае ведомство по численности значительно уступает армии и имеет численность менее 20 тысяч человек.

Сколько у нас сотрудников МВД?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Теперь перейдем к самому интересному и противоречивому — а сколько в Беларуси сотрудников МВД? Если армия и пограничники «заточены» совершенно не под противостояние беспорядкам, то для милиции, ОМОНа и тому подобных структур это прямая обязанность. И, в отличие от численности Пограничного комитета (которой, судя по всему, почти никто не интересовался), количество милиционеров в Беларуси годами остается интереснейшей для многих темой.

Так, в различных материалах фигурирует колоссальная цифра — 1442 сотрудника милиции на 100 000 жителей (в среднем по Евросоюзу, например, в 2017 году было 326 человек). Соответственно, при населении Беларуси в 9 413 446 человек на них приходился бы 135 741 сотрудник МВД. Это невероятно много.

Как источник вышеуказанной статистики обычно указываются «данные ООН», однако без прямой ссылки. В то же время автору статьи так и не удалось найти никаких исследований ООН, в которых была бы озвучена цифра в 1442 милиционера на 100 000 жителей.

В 2006 году Организация Объединенных Наций действительно выпустила документ International Statistics on Crime and Justice, где, помимо прочих сведений, были и цифры по количеству полиции/милиции в разных странах за 2004 год. Беларусь в этом списке фигурирует среди прочих государств, и на 100 000 человек приходилось 325,5 милиционера.

Источник: https://www.unodc.org/
Источник: https://www.unodc.org/

Правда, согласно другому графику, имеющемуся в записке Экономического и социального совета ООН «Мировые тенденции в области преступности и новые проблемы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия и способы их решения», на 2004 год эта цифра средней не была — в Европе, судя по диаграмме, на тот момент действовало менее 200 сотрудников полиции на 100 тысяч населения, а в 2012 году — почти вдвое больше.

Источник: https://www.unodc.org/
Источник: https://www.unodc.org/

Однако и там цифры 1442 не нашлось. Зато именно столько милиционеров на 100 тысяч населения в Беларуси указано в совместном исследовании Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости» за авторством научного сотрудника Кирилла Титаева. Сделано исследование в 2010 году, но методика его проведения не ясна. Однако в любом случае ООН здесь ни при чем.

Military Balance численность белорусской милиции заявляет в 87 тысяч, при этом цифра не меняется как минимум с 2014 года, и непонятно, имеются в виду только милиционеры или же общая численность структур МВД.

В 2016 году наконец появились «официальные» цифры в интервью каналу «Беларусь 1» министра внутренних дел того периода Игоря Шуневича. Опровергая информацию о слишком большом количестве милиции в Беларуси, он назвал цифру — 405 сотрудников органов внутренних дел на 100 тысяч жителей. Всего это получается около 39 тысяч милиционеров. Однако позже белорусский аналитический блок BSB обратил внимание, что сотрудники ОВД — это не весь состав Министерства внутренних дел, хотя и наибольшая его часть.

Итак, согласно закону «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», организационно система органов внутренних дел включает:

  • Министерство внутренних дел (центральный аппарат);
  • территориальные органы внутренних дел — главное управление внутренних дел Минского городского исполнительного комитета, управления внутренних дел областных исполнительных комитетов, управления, отделы внутренних дел городских, районных исполнительных комитетов (местных администраций), а также отделы внутренних дел на транспорте и отделения внутренних дел на транспорте (далее — органы внутренних дел на транспорте);
  • учреждения образования и организации здравоохранения, созданные для обеспечения выполнения задач, возложенных на органы внутренних дел;

Функционально в систему ОВД входят:

  • милиция;
  • подразделения по гражданству и миграции;
  • подразделения охраны;
  • подразделения финансов и тыла;
  • органы и учреждения уголовно-исполнительной системы.
  • иные подразделения, которые создаются по решению Министра внутренних дел, если иное не определено Президентом Республики Беларусь, и другие организации, создаваемые по решению Президента Республики Беларусь.

Несомненно, во всех этих организациях немало сотрудников, выполняющих вполне «гражданскую» работу. Потому общую численность аппарата органов внутренних дел автор блога определил примерно в 69 тысяч, из которых 39 тысяч — милиция (цифра, названная Шуневичем), 16 тысяч — персонал, а 14 тысяч — военнослужащие Внутренних войск МВД.

А какая численность внутренних войск?

Перейдем к собственно внутренним войскам. Некоторые считают, что это то же самое, что и милиция, но милиционерами эти формирования не являются и в число сотрудников органов внутренних дел не входят — их деятельность регулируется отдельным законом «О Внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь».

Как и у милиции, предотвращение беспорядков внутри страны — прямая обязанность военнослужащих ВВ.

Численность Внутренних войск уже упомянутый бюллетень Military Balance на протяжении нескольких лет подряд определяет в 11 тысяч человек, что не слишком расходится с оценкой блога BSB (11−13 тысяч, по другим данным до 14 000). Отметим, что методика подсчета неясна.

Комитет государственной безопасности Беларуси также, возможно, имеет сравнительно немалую по меркам нашей страны численность. Точных данных также не имеется, и судить приходится по крайне редким отрывочным сведениям. Например, в 2012 году Александр Лукашенко, представляя главу КГБ того периода руководству ведомства, заявил о его сотрудниках: «Пусть их будет не 12 тысяч, не 10 тысяч и даже не 6 тысяч человек. Пусть их останется 3 тысячи, но это останутся преданнейшие государству люди». Но, во-первых, эти цифры могли быть сказаны просто как пример, а, во-вторых, прошло восемь лет.

Прочие силовые структуры, о которых можно почитать здесь, имеют численность, значительно меньшую, чем уже перечисленные. Совокупное число сотрудников вряд ли будет превышать несколько тысяч.

В какой структуре больше всего человек?

Фото: Денис Васильков, TUT.BY
Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Самой многочисленной силовой структурой Беларуси, как ни странно, является не армия, не милиция и не пограничники. 120 тысяч человек состоят номинально в территориальных войсках — структуре, которая была создана в 2002 году.

Теоретически это «активный резерв» белорусских войск, который в мирное время не используется, но созывается только на время войны или в период напряженной военно-политической ситуации. Соответственно, почти никакого постоянного контингента территориальные войска не имеют, а их личный состав, состоящий из отслуживших белорусов, в нормальных условиях просто живет гражданской жизнью. И только в случае острой необходимости резервистов собирают в отряды.

В белорусской военной доктрине прописано, в частности, что частичное или полное формирование территориальных войск происходит, в частности, «в случае беспорядков, сопровождающихся насилием либо угрозой насилия со стороны группы лиц и организаций, в результате которых возникает опасность для жизни и здоровья людей, независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь».

Насколько теоретически возможно участие войск территориальной обороны в предотвращении беспорядков, 42.TUT.BY спросил Андрея Поротникова.

— Территориальная оборона одной из задач имеет поддержание специальных правовых режимов, то есть режима военного положения и режима чрезвычайного положения. Что входит в понятие поддержания этих режимов? В том числе ограничение доступа на определенные объекты или территории, контроль доступа и перемещения транспортных средств, временное изъятие оружия и взрывчатых веществ у граждан и организаций, у которых они находятся на законном основании.

Таким образом, силы и средства территориальной обороны могут привлекаться для помощи тем структурам государственной власти, которые профессионально заняты поддержанием правопорядка или ликвидацией последствий природных или других катастроф. У них широкий перечень обязанностей, это, по сути, резерв для всего.

— Вы упомянули режимы военного и чрезвычайного положения. Без объявления одного из этих режимов войска территориальной обороны не могут быть собраны?

— Нет, теоретически не ограничено их применение и в мирное время. Делается это просто — объявляется проверка или учения по территориальной обороне, формируются подразделения, которые идут на усиление тех или иных структур.

Другой вопрос, пояснил эксперт, что территориальные войска не имеют ни какой-то особой подготовки, ни мотивации служить, являясь, по сути, гражданскими. О спорной боеспособности этого рода войск ранее писали и сотрудники российского Центра анализа стратегий и технологий, добавляя, что ни разу не проводилось экспериментов по действительно масштабному развертыванию этого рода войск. Поэтому вопрос, добавлять ли огромную цифру в 120 тысяч человек к белорусским силовикам, остается весьма открытым.

Что касается упомянутых в начале статьи сотрудников МЧС, то, по словам Андрея Поротникова, у них даже в случае использования в качестве силовой структуры свои задачи. Так, саперно-пиротехнические подразделения могут работать «по специальности», обезвреживая взрывчатку или отравляющие вещества, которые способны использоваться как оружие. Как военная или полувоенная сила сотрудники МЧС вряд ли могут рассматриваться.

Так что в итоге?

Итак, если резюмировать все вышеперечисленное, то приблизительное число сотрудников силовых структур Беларуси может достигать следующих значений:

  • по нижней границе: около 120 тысяч человек «активного личного состава» (45 тысяч военнослужащих, плюс 39 тысяч милиционеров, плюс 12 тысяч пограничников, плюс 11 тысяч во Внутренних войсках, плюс еще несколько тысяч сотрудников прочих ведомств);
  • по верхней границе: около 260 тысяч человек личного состава (65 тысяч — в армии, 69 тысяч — в структурах МВД, включая Внутренние войска, плюс несколько тысяч сотрудников прочих ведомств и 120 тысяч в войсках территориальной обороны).

Более реальной представляется, конечно, первая цифра. Хотя и она весьма приблизительна, но в условиях закрытости большей части информации на большее рассчитывать не приходится.

-15%
-20%
-40%
-50%
-30%
-20%
-25%
0068422