/

Примерно две недели назад, 12 августа, Микита Микадо, сооснователь и CEO PandaDoc, выложил у себя в Instagram видео, где предложил белорусским силовикам финансовую помощь, если они «перейдут на сторону добра». В конце он попросил «всех наших успешных IT-предпринимателей, миллионеров, сделать то же самое». Назавтра с тем же предложением выступил и коллега Микиты, сооснователь стартапа PandaDoc Сергей Борисюк. За несколько дней эта идея выросла в инициативу Protect Belarus — совместно с Белорусским Фондом Солидарности она оказывает помощь сотрудникам силовых ведомств, лишившимся работы из-за своих убеждений. 42.TUT.BY побеседовал с Микитой о том, по каким критериям людям выделяется поддержка и почему эта инициатива важна.

Скриншот Instagram Микиты Микадо
Скриншот Instagram Микиты Микадо

Компанию PandaDoc в 2011 году основали в США двое белорусов — Микита Микадо и Сергей Борисюк. В 2013-м команда запустила свой уникальный одноименный продукт — SaaS-решение, которое автоматизирует все этапы по работе с документами, включая их создание, отправку, хранение, электронную подпись и получение платежей. Сейчас приложение используют по всему миру около 20 тысяч клиентов.

Головной офис компании находится в Сан-Франциско в США, но сам продукт разрабатывается в Минске. Причем, по словам Микиты, в США примерно сто сотрудников, а в Беларуси — в два раза больше.

Микита Микадо уже давно живет с семьей в Кремниевой долине в США, но после 12 августа, увидев новости и видео из родной Беларуси, он взял отпуск и отправился в Лондон — чтобы быть в ближайшей часовой зоне к Минску.

Сейчас в его инициативе Protect Belarus трудится уже около 20 людей. Как говорит сам Микита, среди них очень много «известных ребят» — как из ИТ-сферы, так и из медиа.

— На самом деле вы удивитесь списку, кто и в чем участвует. Это известные успешные светлые люди, которые живут как вне Беларуси, так и внутри страны. Классные ребята, которым не все равно.

На данный момент инициатива получила более пяти тысяч сообщений. Всего — 425 заявок, из них 27 одобрено и 11 выплат уже проведено. Но, разумеется, работа на этом не окончена.

— Почему я решил, что нужно поддержать именно силовиков? Потому что никто другой их не поддерживает, насколько мне известно, — говорит Микита. — Изначально это был эмоциональный порыв, потому что я понимаю, что силовики — это та прослойка общества, на которой держится текущий режим, и единственная, которая может обеспечить исход ситуации без жертв, чего, собственно говоря, я очень хочу.

Я записал видео, и в конце предложил всем друзьям присоединиться. И вот сейчас нас уже под двадцать человек. Команда собралась так же стихийно, как и был записан изначальный ролик. Вот сейчас все вместе «сражаемся».

Примерно неделю назад инициатива Protect Belarus стала сотрудничать с Белорусским Фондом Солидарности (BYSOL) — это фонд, который собирает деньги на помощь оставшимся без работы по политическим причинам. Хотя он появился совсем недавно, но за это время в него было перечислено более 1,5 миллионов долларов, а первые уволившиеся уже стали получать выплаты.

— Дело в том, что у нас нет своего фонда. Что-то мы делаем «из своего кармана», а какую-то материальную помощь оказывает Фонд солидарности BYSOL, — поясняет Микадо. — Не всем нужна именно финансовая помощь. Кому-то следует оказать юридическую поддержку, а кому-то — помочь с поиском работы.

— Почему вы решили создать свою инициативу, ведь в Беларуси уже есть та же "Скорая взаимопомощь"?

— То, что несколько инициатив занимаются помощью, вовсе неплохо — когда их много, закрыть всю эту историю гораздо сложнее. К тому же у нас не было времени думать над стратегией — нам нужно было действовать быстро. Про большинство инициатив в Беларуси мы в то время не знали, и на тот момент было проще сделать Google-форму, чем разбираться и договариваться с другими организациями.

Прелесть всего протеста в том, что он децентрализован — инициатив много, команд сотни и сотни человек, и все что-то пытаются сделать. Все друг с другом партнерятся, содействуют друг другу и стараются помогать. Потому что у всех одна общая цель, и эта цель не политическая, а, скорее, гражданская.

«Помогать в первую очередь нужно самым смелым»

Фото предоставлено Микитой Микадо
Фото предоставлено Микитой Микадо

Микита считает, что сообщения вроде «пока люди не видят первых примеров финансовой помощи из фонда», распространяются намеренно, чтобы «вселить сомнения и расколоть децентрализированный протест», и потому не стоит обращать на них внимание.

— Что касается технической стороны, то фонд BYSOL, как и другие фонды, был организован достаточно хаотично и очень быстро. Причем обычными белорусами — это не какие-то профессиональные НГО, которые годами оттачивали способы перевода денег в Республику Беларусь. Это простые ребята, которые захотели что-то сделать.

Фонд запустил фандрейзинг (сбор пожертвований. — Прим.TUT.BY) в Facebook. Чтобы вывести деньги, по правилам Facebook нужно в некоторых случаях до 27 дней. С точки зрения технической возможности выплаты материальной помощи ребятам приходится проходить через десяток врат ада. Тем не менее они выплачивают, публикуют и делают все максимально прозрачно.

— А как проходят выплаты у вас? Из «вашего кармана» или фонда BYSOL?

— Фифти-фифти: половина от нас, половина из фонда. Сейчас у нас почти 500 заявок, и если бы мы могли нанять бухгалтера и операционистов за полгода до всей этой истории, то все было бы круче и быстрее. Но что есть, то есть, и сейчас многие что-то делают, даже такие супераполитичные люди как я.

В первую очередь, подчеркивает Микита, помощь оказывается тем, кто публично выразил свою позицию, причем лучше, чтобы информация об этом человеке была в публичном доступе — допустим, он или она дали интервью СМИ или распространили заявление в соцсетях.

— Это сразу отсекает мошенников — так сложнее обманывать, да и помогать в первую очередь нужно самым смелым, — добавляет он. — Все остальное — частные случаи. Но важно, чтобы у этого человека был Telegram для безопасного общения с нами, а также безопасные для него способы получения материальной помощи.

— Кто-то из обратившихся изъявил желание переобучиться?

— Да, наверное, три человека из пяти пишут, что хотят «войти в айти», что логично, потому что ИТ — это та индустрия, где не нужно переступать через свою совесть, и знания в которой позволяют без проблем сменить страну проживания.

Однако стоит отметить, что инициатива предлагает поиск работы не только в ИТ-сфере — постепенно к Микадо присоединились предприниматели из других индустрий и ниш, например из бизнеса по грузоперевозкам.

Какие суммы выплачиваются обратившимся? Зависит от личной ситуации человека, говорит Микита. Однако в фонде BYSOL изначально был установлен единый размер выплаты — 1500 евро.

— Два года назад я делал инициативу, которая называлась #войтивайти, и в среднем студентам «не айтишных специальностей» требовалось четыре месяца, чтобы найти работу в ИТ. Думаю, четыре месяца за полторы тысячи можно продержаться на плаву.

«Нагнетание экономической ситуации опасно для текущей власти»

Источник: PandaDoc Minsk / Facebook
Источник: PandaDoc Minsk / Facebook

В белорусском офисе PandaDoc 12 августа прошел опрос сотрудников, и 83% изъявили желание покинуть страну в ближайшее время. Спустя две недели настроение у работников «примерно такое же», говорит Микита.

Пока компания решила подождать и проследить за ситуацией. Однако, по мнению Микадо, происходящее уже нанесло урон экономике Беларуси.

— Курс доллара уже сейчас «дышит на ладан», и когда люди, в том числе силовики, увидят «испарение» своих зарплат в белорусских рублях, они не сильно обрадуются.

На вопрос, может ли вызвать нынешняя ситуация массовый отток ИТ-компаний за рубеж, Микита отвечает утвердительно.

— Думаю, в случае насильственного развития ситуации или замораживания и растягивания конфликта, Беларусь потеряет даже больше половины ПВТ — а это более миллиарда долларов экспортной выручки. Это еще сильнее усугубит экономическую ситуацию в стране и еще сильнее накалит обстановку по обе стороны баррикад, и в определенный момент люди будут носить силовикам уже не цветы.

Нагнетание экономической ситуации опасно для текущей власти. Если сейчас еще можно мирно договориться, то после того, как доллар станет по четыре рубля, сделать это будет невероятно сложно, потому что с обеих сторон диалог будут вести менее конструктивные люди.

Ни в коем случае не надо доводить ситуацию до насилия. Я очень надеюсь, что до этого не дойдет, и наша помощь бывшим силовикам как раз предназначена для того, чтобы этого насилия не произошло.

Текущая обстановка в стране негативно влияет и на международный имидж Беларуси. По словам Микиты, инвестиционный климат страны сейчас таков, что крупный бизнес не станет сюда приходить, открывать офисы или давать кредиты.

— Но, думаю, в случае смены власти в Беларусь придут инвестиции. Здесь очень низкий старт по сравнению с большинством европейских стран. У страны выгодное географическое положение, очень образованный народ и при этом супернизкий доход на душу населения. Для таких индустрий, как, например, ИТ, это идеальные условия для развития.

А что же в случае смены политического и экономического курса будет с заводами?

— Да, какие-то заводы придется закрыть, какие-то — модернизировать, и какие-то — продать, — отвечает Микадо. —  Невозможно делать конкурентную продукцию на заводе в XXI веке, который управляется пиджаком-номенклатурщиком, основная задача которого — показ лояльности к власти. В таком случае качество продукции отходит на второй план. Во времена, когда инновации настолько быстро развиваются и становятся главным элементом конкурентоспособности продукции, плановое ведение экономики — это сюрреализм. Так просто не работает.

Пока же бизнесмен продолжает развивать Protect Belarus и надеется, что ситуация разрешится мирным путем.

-25%
-25%
-30%
-20%
-10%
-30%
-40%
-15%
-20%
-20%