• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС

опубликовано: 
обновлено: 

Вчера, 20 октября, суд Центрального района г. Минска по инициативе ГУБОПиК МВД признал Telegram-канал NEXTA-Live и логотип (цифровой водяной знак) NEXTA экстремистскими материалами. Это породило множество вопросов вроде — можно ли быть подписанным на этот Telegram-канал, можно ли делать репосты и даже — имеет ли право представитель правоохранительных органов досматривать ваш телефон на улице, чтобы найти там подписку на «Нехту». Мы уже отвечали ранее на эти вопросы в разных текстах, но считаем необходимым собрать все ответы в одном - для удобства читателей.

Что значит «экстремистский материал», и в каком законе это прописано?

В Законе РБ «О противодействии экстремизму» говорится, что экстремизм — это деятельность, направленная в том числе на насильственное изменение конституционного строя и (или) территориальной целостности Республики Беларусь; захват или удержание государственной власти неконституционным путем; создание незаконного вооруженного формирования либо осуществление террористической деятельности; организацию и осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, политической или идеологической вражды и так далее (полный список можно прочесть здесь).

Материалы признаются экстремистскими по решению суда. Как правило, решение можно обжаловать в течение 15 дней, после чего тот или иной вид информационной продукции добавляется в Республиканский список экстремистских материалов. Однако в случае с Nexta решение суда подлежало немедленному исполнению, и описание канала и водяного цифрового знака внесли в список в тот же день, когда появился и пресс-релиз Верховного суда.

После того как Telegram-канал признали экстремистским, от него надо отписаться?

Это личное дело каждого, но можете не отписываться. Как нам пояснила правозащитница Human Constanta Наста Лойко, подписка не равна хранению.

Однако если вы скачаете себе на телефон или компьютер материалы из канала NEXTA-Live либо фото и видео с водяными знаками NEXTA, это можно расценить как хранение экстремистских материалов.

Кстати, если судить по количеству подписчиков канала NEXTA-Live, то со вчерашнего дня от него отписалось почти 30 тысяч человек.

Можно ли ставить ссылки, делать репосты из этого Telegram-канала?

Нет, нельзя. МВД предупредило, что опубликование или размещение, в том числе способом перепоста, информации с логотипом NEXTA или с NEXTA-Live влечет за собой административную ответственность как за распространение, изготовление, хранение, перевозку информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность.

Какое наказание предусмотрено за распространение экстремистских материалов?

Фото: Wesley Tingey / Unsplash
Фото: Wesley Tingey / Unsplash

Как сообщило МВД, за распространение, изготовление, хранение, перевозку информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность, предусматривается административная ответственность согласно ч. 2 ст. 17.11 КоАП Республики Беларусь.

Что это значит? Говоря по-простому, вам может грозить штраф в размере от 10 до 50 базовых величин. Также в части 2 статьи 17.11 упоминается административный арест.

Если вы индивидуальный предприниматель, то штраф составит от 50 до 100 базовых. На юридическое лицо накладывается штраф от 100 до 500 базовых.

Кроме того, во всех случаях, упомянутых во второй части данной статьи, говорится, что у нарушителя будут конфискованы предмет административного правонарушения, а также орудия и средства совершения указанного нарушения. Либо же могут обойтись и без конфискации таких орудий и средств.

Надо ли удалять старые репосты?

Лучше удалите. На сайте Human Constanta отмечается, что, «если ранее были опубликованы ссылки на канал или любые другие материалы с этого канала, это повлечет за собой административную ответственность».

«Считается, что если на момент признания материала экстремистским он продолжает находиться в публичном доступе, то это тоже распространение», — объясняла нам юрист.

А если канал сменит адрес и лого, он все равно будет экстремистским?

Это сложный вопрос.

После вчерашних событий Nexta сменил название на «НЕХТА». В ГУБОПиКе говорят, что «ребрендинг телеграм-канала и изменение логотипа не станут основанием для исключения их из списка экстремистских материалов».

В постановлении Совмина РБ «О порядке ведения и опубликования республиканского списка экстремистских материалов» отмечается, что в Республиканском списке экстремистских материалов должно быть описание информационной продукции, признанной экстремистской. В случае с «Нехтой» там указано следующее: «Информационный канал интернет мессенджера «Telegram» — «NEXTA-Live» (ссылка) и логотип (цифровой водяной знак) «NEXTA».

То есть, согласно логике закона, если очистить все сообщения, переименовать канал, сделать другой адрес и другое лого, то канал под действие решения суда уже не попадет.

Но как будет в реальности, не может сказать никто.

Могут ли меня остановить на улице и потребовать телефон, чтобы проверить, подписан ли я на «Нехту»?

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY

По закону вы можете не давать сотрудникам органов внутренних дел свой телефон без составления протокола осмотра. Но на деле это не всегда срабатывает.

Мы ранее рассказывали, что по закону каждый обязан подчиняться законным требованиям правоохранительных органов. В случае неподчинения его могут привлечь к административной ответственности по ст. 23.4 КоАП РБ «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий».

Однако в законодательстве Беларуси не прописана обязанность гражданина предоставлять сотрудникам органов внутренних дел пароль от своего мобильного телефона или его содержимое. Более того, такое требование идет вразрез с гарантированным ст. 28 Конституции правом каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на честь и достоинство.

То есть сотрудник милиции при подозрении лица в совершении преступления или административного правонарушения вправе потребовать от него паспорт или иной документ, удостоверяющий личность, — но не мобильный телефон.

Конечно, если вас задержали, и представитель органов внутренних дел проводит личный обыск, то вам лучше выдать мобильный телефон добровольно и потребовать, чтобы это было отражено в протоколе личного обыска. Но опять же — вы не обязаны называть пароль от вашего мобильного телефона.

И повторимся — сотрудник органов внутренних дел не может без составления протокола осмотра по своему желанию изъять мобильный телефон у гражданина, посмотреть его содержимое и вернуть обратно, если в телефоне не обнаружится ничего значимого для дела.

Но на деле белорусы все же сталкиваются с досмотром своих вещей, в том числе и телефона. Так, недавно мы рассказывали про гомельчанина, которого неизвестные в черной форме остановили по дороге с работы и потребовали показать содержимое рюкзака и карманов, а потом продемонстрировать последние фото в телефоне. Тогда в УВД пояснили, что это — «обычная практика в работе милиционеров», так как «сотрудники милиции по роду своей деятельности не только имеют право, но и обязаны в рамках служебной необходимости обращать внимание на людей в ночное время и в случае необходимости производить личный досмотр их ручной клади».

Также жители дома у стелы «Минск — город-герой» вспоминали, что 10−12 августа некоторых из них останавливали силовики и требовали показать телефоны. В частности, один из мужчин рассказал, как силовик искал у него на смартфоне VPN и фотографии с протестов.

-25%
-20%
-17%
-25%
-12%
-25%
-10%
-30%
0068422