• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  2. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  3. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  4. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  5. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  6. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  7. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  8. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  9. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  10. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  11. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  12. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  13. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  14. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  15. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  16. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  17. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  18. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  19. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  20. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  21. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  22. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  23. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  24. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  25. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  26. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  27. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  28. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  29. Что происходит в Беларуси 4 марта
  30. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет


/

Почти два месяца назад Александра Дикан, супруга одного из задержанных сотрудников ИТ-компании PandaDoc, менеджера по продукту Виктора Кувшинова, вместе с сыном уехала в Украину. За это время из СИЗО вышли трое участников так называемого дела PandaDoc: главный бухгалтер компании Юлия Шардыко, HR Владислав Михолап и директор минского офиса компании Дмитрий Рабцевич, который был среди участников встречи с Александром Лукашенко в СИЗО КГБ. Всем троим была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде — под стражей по-прежнему остается лишь Виктор. 42.TUT.BY побеседовал с Александрой о том, как арест супруга изменил ее жизнь и почему она считает, что Виктор не виновен.

Александра Дикан, Виктор Кувшинов и их сын. Фото из личного архива
Александра Дикан, Виктор Кувшинов и их сын. Фото из личного архива

«Я не ожидала, что будет так тяжело»

Напомним, что 11 сентября четверым задержанным сотрудникам PandaDoc было предъявлено обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой либо в особо крупном размере (ч. 4 ст. 209 УК), хотя изначально речь шла об уголовном деле по факту хищения из бюджета 107 тысяч рублей (ч. 4 ст. 210 УК). По мнению защиты, невиновность сотрудников PandaDoc подтверждается юридической экспертизой авторитетной компании «Алейников и партнеры» и аудиторским заключением компании «Бейкер Тилли Бел». Дело расследуют в Центральном аппарате Следственного комитета.

Александра ранее рассказывала, что спустя полторы недели после задержания, когда Виктор уже находился в СИЗО на Володарского, он передал ей, чтобы она с сыном покинула страну: так ему будет спокойнее. Так что Александре пришлось буквально одним днем собрать вещи и уехать в Киев.

Уже находясь в Украине, она узнала, что на госканале вышел сюжет про ее участие в «зарубежном финансировании» женских протестов. Дело в том, что PandaDoc некоторое время помогала, спонсировала на безвозмездной основе организацию «Центр по продвижению прав женщин», которую Александра основала, но на тот момент уже в ней не работала. В сюжете говорилось, что было проведено расследование, которое установило, что через Сашу переводили деньги в Беларусь и «финансировали женские протесты».

"Женская" акция солидарности в Минске. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«Женская» акция солидарности в Минске. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Обвинения в свой адрес Александра называет необоснованными, а арест мужа — политическим заказом, так как основатели PandaDoc ранее выступили с заявлением о поддержке уволившихся силовиков. По мнению собеседницы, Виктора просто «держат как заложника».

Мы говорим с ней по Zoom — Александра рассказывает, что уже потихоньку освоилась на новом месте. Продолжает удаленно работать на свою ИТ-компанию (Александра бизнес-аналитик) и занимается ребенком за двоих.

Так как по закону ей нельзя находиться «без причин» дольше трех месяцев в Украине, она уже занялась оформлением временного вида на жительство, но не оставляет надежды вскоре вернуться домой и обнять мужа.

— Да, первое время было тяжело, — говорит Александра. — Я сильный человек по жизни, но не ожидала, что будет так тяжело. Первый месяц была такая небольшая депрессия, я потеряла в весе, 44 килограмма — это мой новый рекорд. Не было ресурса ни на что, поэтому я очень благодарна маме, что она приехала и помогала мне с ребенком. Конечно, меня никто к такому не готовил, но меня поддерживал пример Светланы Тихановской, я думала, что если она держится, значит, и мне нужно.

Потом стало легче. Конечно, я работала два дня в неделю с психологом, консультировалась и по ребенку. Сейчас, по большей части, уже стало полегче, появился боевой дух. Но, конечно, такое нельзя простить и забыть. То, что они заставляют бежать из страны законопослушных людей и что я вывозила ребенка… это останется у сына на всю жизнь.

Сын Виктора Кувшинова и Александры был дома, когда за его папой пришли. Первое время Александра говорила мальчику, что папа в командировке, но затем попыталась объяснить ситуацию на понятном ребенку языке.

— Мой ребенок все запоминает и все слышит. Так что мне пришлось рассказать, что есть плохие дяди и что они забрали папу. Почему забрали? Потому что, как я сказала, они злые из-за того, что их никто не любит. Прорабатывала эту травму с психологом, чтобы ребенок не чувствовал вину, что не смог защитить семью, как бывает у некоторых детей.

«Он даже умудрился из тюрьмы подарить мне букет цветов на день рождения»

Виктор Кувшинов с супругой. Фото: из личного архива
Виктор Кувшинов с супругой. Фото: из личного архива

Александра держит связь с Виктором через адвоката — просит его спрашивать, как дела у мужа, как лучше поступать и что делать дальше. В основном связь устная, адвокат звонит и рассказывает услышанное — собеседница говорит, что и ей, и Виктору неприятно думать, что их письма будут читать сотрудники СИЗО.

Так что в бумажных письмах Виктор в основном передает привет сыну, радуется, когда Александра покупает мальчику новые игрушки, ходит на выставки и концерты, и просит, чтобы жена почаще радовала себя и ребенка.

— Он даже умудрился из тюрьмы подарить мне букет цветов на день рождения, — говорит Саша. — Но в письмах не слишком вдается в сантименты, потому что, думаю, ему самому неприятно, что его послание десять раз вычитают. Но старается шутить и поднять мне настроение.

— Помните, что вы почувствовали, когда узнали, что трех других сотрудников отпустили под подписку?

— С одной стороны, радость за них, а с другой, у меня сразу возникло подозрение, что, скорее всего, Витю не отпустят. Витя сказал, что не будет сниматься в роликах и признавать вину. Он не виноват, о чем тут говорить, какое признание вины?

Это невиновный человек, который не имел отношения к административным процессам в компании. Он менеджер по продукту, то есть занимался продвижением самого приложения и не имел отношения ни к налогам, ни к зарплатам и никаких документов, которые им вменяют, не знал.

Как он мне сам рассказывал, его задача — это чтобы менеджеры по продукту были успешны, эффективно выполняли поставленные задачи и продукт развивался так, как надо, и приносил прибыль.

Александра добавляет, что Виктор работает в PandaDoc уже восемь лет и активно участвовал в развитии компании. Теперь же вся его команда покинула страну.

— То, что они забрали одного из ключевых людей в компании, оставив основной дивизион без руководителя, поражает недальновидностью. В IT-сфере Беларуси таких людей, как мой муж, очень мало. В Беларуси продакт-менеджера найти непросто, а директора по продукту — хорошо, если за год-полтора удастся эту должность закрыть. И то верится с трудом.

Такие люди, как мой муж, развивают IT в Беларуси и растят крутых специалистов именно в Беларуси, а не в Польше, Украине и так далее. Он невиновный законопослушный человек, который не имеет никакого отношения к административной части работы компании, не соприкасается с финансами и бухгалтерией от слова «совсем». Он даже не знал про взаимодействие центра «Ее права» и PandaDoc.

Это часть корпоративной социальной ответственности PandaDoc — они поддерживают ряд организаций и персон. И PandaDoc изъявила желание помочь центру, основанному в том числе мной, в борьбе по противодействию домашнему насилию. Все было в рамках правового поля.

У нас все НГО работают именно так: не имеют прибыли, а получают средства в рамках закона о безвозмездной спонсорской помощи. В нашем случае центр заключил договор, и PandaDoc перечислила ему первые деньги. А в итоге телевидение преподнесло реальную информацию, перекрутило шиворот-навыворот, будто это что-то плохое.

Моему мужу даже не было это интересно, но он остался сидеть в тюрьме. И я искренне не могу до конца понять почему. Возможно, потому, что он проработал в «Панде» дольше других. Однако никакого закона он не нарушал, и я считаю это большой несправедливостью по отношению к нему и всей нашей семье.

— Наверное, после такого с помощью НГО станет еще тяжелее.

— Да, это ужасно. НГО всегда находились в тяжелом положении, потому что внутри страны мало кто их поддерживает так, как PandaDoc. За это PandaDoc заслуживает огромного уважения, и мне ужасно горько видеть, как этот акт помощи бизнеса НГО оклеветали. И так мало поддержки изнутри. Это очень печально, но, надеюсь, бизнес у нас адекватный, думаю, что все будет хорошо.

Александра говорит, что особо не общалась с вышедшими из СИЗО сотрудниками компании.

— У меня сложилось впечатление, что те, с кем я хоть как-то взаимодействовала, запуганы, что можно понять, конечно же. Но я очень рада, что ребята на свободе, потому что все невинные люди, законопослушные, сливки общества — образованные, интеллигентные, которые до недавних пор даже не соприкасались с этой правоохранительной системой.

«На Майдане не брали мирное население»

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Sasha Dikan (@sasha_dzikan) 10 Сен 2020 в 11:00 PDT

Первое время после переезда в Украину Александра ходила на акции солидарности, проходящие у белорусского посольства в Киеве, но затем решила, что гораздо важнее провести выходной с ребенком и восстановить силы, чем непременно посещать акции каждый раз.

— Да, в Минске я ходила на все, но здесь решила, что это не так принципиально и важно, — говорит она.

— А как украинцы относятся к нашему формату мирных акций? Потому что, судя по комментариям в Сети, они считают его неэффективным.

— Да, когда украинцы узнают, что я из Беларуси, то эта тема сразу начинает подниматься. Но они говорят по-доброму, мол, какие вы терпеливые, белорусы. Дело в том, что украинцы более темпераментные, сами про себя говорят: мы такой народ, нас хлебом не корми — дай повозмущаться.

Я не обижаюсь, мне интересно узнать их взгляды и мнения, но у нас свой путь и своя история. У нас не было демократии — а в Украине все же сменялись президенты. Знаете, когда говорят: «Вы что, хотите, чтобы было как на Майдане?», я говорю, что да, хочу. Потому что на Майдане не брали мирное население — задерживали только тех, кто вел себя агрессивно, дрался. У них и в помине не было таких пыток и такого ужаса. Украинцы говорят, что если кого-то брали люди в штатском, то они звонили в милицию, и милиция приезжала и конкретно разбиралась. То есть с улицы просто так людей не забирали.

А в Беларуси вся власть в руках одного человека. Но у нас свой путь, и я его очень уважаю и горжусь нашим народом. Поэтому мы выслушиваем мнения украинцев, но делаем так, как мы считаем подходящим для нас.

-40%
-12%
-33%
-30%
-25%
-50%
-20%
0072680