• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Спустя несколько дней после президентских выборов в Беларуси, а именно 14 августа, в Парке высоких технологий в Минске прошла первая акция сотрудников белорусской ИТ-отрасли — айтишники выстроились в цепь вдоль МКАД. И если первые мероприятия проходили достаточно мирно, то впоследствии в ПВТ стали наведываться силовики. Но остановило ли это участников акций и как айтишники выражают свою личную позицию и помогают представителям других профессий? Об этом 42.TUT.BY спросил у самих сотрудников компаний — резидентов ПВТ.

Открытые письма против насилия и участие айтишников в значимых проектах

Напомним, что еще в августе после жестокого подавления мирных акций протеста сотрудники белорусской ИТ-сферы подписали открытое письмо против насилия. Спустя пару дней с тем же призывом выступили и известные ИТ-бизнесмены.

Руководство ПВТ старается сохранять нейтралитет и не выступать с громкими заявлениями, однако обычные сотрудники могут выражать свою личную позицию законным и мирным путем (если, конечно, это не мешает работе).

К примеру, некоторые сотрудники белорусских ИТ-компаний участвуют в уже упомянутых акциях у минского ПВТ — несмотря на разгоны, задержания и последующие визиты сотрудников правоохранительных органов на рабочие места, задержанных (здесь можно вспомнить ситуацию с Playtika, поскольку, как оказалось, в тот же минский офис Flo Health сотрудники ОБЭП в итоге не доехали). Причем стоит отметить, что в СИЗО попадают как главы компаний, так и обычные разработчики — в ИТ-среде даже ходит шутка, что благодаря связям, налаженным в камере, можно основать свой стартап.

Однако, как и белорусские ученые, айтишники не только принимают участие в акциях, но и используют свои знания и навыки. Так, сотрудник EPAM Павел Либер стал разработчиком известной платформы «Голос», старший вице-президент той же компании Максим Богрецов присоединился к Координационному совету, а CEO стартапа Deepdee Ярослав Лихачевский не только является участником фонда солидарности BYSOL, но и продолжил инициативу Микиты Микадо по поддержке уволившихся силовиков после того, как глава PandaDoc был вынужден ее оставить.

Кроме того, белорусские айтишники готовы заниматься переобучением людей, лишившихся работы из-за своих убеждений (здесь «посредником» могут выступать проект «Честных людей» «Скорая взаимопомощь», By_Help и частные инициативы отдельных компаний, например программа EPAM).

Поговорили с сотрудниками компаний — резидентов ПВТ, какие настроения сейчас в айтишной среде Беларуси.

Что такое «прогулки в ПВТ» и как они возникли

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Пожалуй, самая заметная форма выражения своей позиции в ПВТ — это так называемые прогулки, когда айтишники в обеденное время выходят на холм к МКАД. Участники акций общаются в чате под названием IT Walks. Его основатель, также работающий в компании — резиденте ПВТ, рассказал, что создал этот чат, так как до августа у айтишников не было площадки для общения — новости распространялись в основном среди знакомых. Сейчас же в чате три администратора, которые помогают справиться с наплывом сообщений и заодно налаживают связь с другими айтишными сообществами.

— Как в моей компании относятся к акциям? — переспрашивает собеседник. — В них участвовало и мое непосредственное руководство, и даже менеджеры стояли в цепи, высказывая свою личную позицию. У всех есть понимание, что если такое будет продолжаться, то издержки для бизнеса станут превалировать над имеющимися сейчас благами. Так что руководство поддерживает, но не может выразить эту позицию официально. Скорее, это идет как инициатива от сотрудников без упоминания самой компании. Но хочу заметить, что по поводу ситуации в Беларуси высказывались многие главы компаний, даже самых крупных, например, тот же Аркадий Добкин из EPAM или Сергей Левтеев из IBA Group.

Если первые акции проходили достаточно мирно, то «прогулку» в ПВТ 26 октября трижды разгоняли — и трижды участники возвращались на место. Некоторых задержали силовики. Но основатель чата говорит, что это не стало для него неожиданностью.

— Были задержания и раньше, причем довольно жесткие. Так что за эти месяцы мы стали предпринимать больше мер безопасности, выставлять дозорных, организовывать как-то связь. Да, до недавних пор спецсредства не применяли, но всегда это была какая-то нецензурная речь, непонимание, зачем мы вообще собрались. Постоянно спрашивают, чего нам не хватает. Говорят, что мы «зажрались».

Но не все упирается в деньги. Мы сейчас видим, что медики, которые долго учатся и тяжело работают всю жизнь, в итоге получают очень маленькие деньги. Что много людей хотят высказать свое мнение и в итоге не получают никакой площадки, ничего, только репрессии — особенно если появляется человек, способный претендовать на власть или каким-то образом затмить президента. Не хватает свободы, все ориентировано на одного человека, и есть понимание, что это неправильно, и хочется это изменить.

Помощь студентам, перечисление денег в фонды и волонтерство: как айтишники помогают согражданам

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Но помимо «прогулок» есть и другие формы выражения солидарности. Возможно, вы видели, как студентам, проводящим акции возле минских вузов, айтишники привозили коробки с пиццей, печенье и воду, а также стояли рядом с плакатами. Но это лишь верхушка айсберга — на деле сотрудники белорусской ИТ-отрасли готовы помочь большим.

Некоторые из людей, работающих в фирмах ПВТ, принимают активное участие в различных акциях, волонтерских движениях, фондах. К сожалению, практически все просят не указывать, где они работают и как их зовут, чтобы «не подставлять» компанию и не попасть самим на сутки (а то и стать фигурантом уголовного дела).

Если кратко, то подавляющее большинство опрошенных либо перечисляют часть зарплаты на помощь коллегам и представителям других профессий, либо выходят на шествия, занимаются волонтерством. Руководство в большинство случаев считает это личным делом работников и не применяет репрессии к людям с активной жизненной позицией — но и старается не выражать свое мнение открыто, чтобы не привлечь нежелательного внимания.

Алена, руководитель отдела QA, одна из активных участниц — список ее дел довольно велик. Так, она перечисляет деньги в фонды и через площадку «Честных людей»; организовала сбор средств, помощь с детскими вещами и поиском работы одному из сотрудников МТЗ, который в послевыборные дни был сильно избит, отсидел несколько дней и был уволен. Также она была волонтером-водителем — с 13 августа помогала добираться освобожденным людям с Окрестина и из Слуцка, подвозила волонтеров и врачей. Если некого было везти, то помогала по мере сил и возможностей волонтерам на Окрестина и в БСМП. «Самое сложное было не сойти с ума, видя состояние людей и слушая их рассказы», — добавляет девушка.

Вдобавок Алена помогала людям добираться с митингов, подвозила убегающих от силовиков, участвует в субботних женских и воскресных маршах, а также во всевозможных цепях солидарности, мероприятиях в районах, ПВТ и так далее — иногда по несколько раз в день. Принимает участие в дворовых активностях практически каждый день и помогает их организовывать; распространяет информацию (газеты, листовки и так далее) и снялась в двух видеообращениях.

— Я родилась 8 августа. Это последний позитивный день в этом году. 9-го и 10-го были дни рождения моего сына и мужа соответственно. Мы их не забудем никогда, — рассказывает Алена. — С нашего двора отчетливо были слышен грохот от взрывов. Из своего окна мы наблюдали, как избивали людей, повалив на землю, а потом увозили. 11 августа мы видели, как били людей на остановках, когда ехали мимо на машине. Около Окрестина я своими ушами слышала, как бьют людей, а они кричат. Грубое нарушение процесса выборов, правовой дефолт и то беспрецедентное насилие, которое продемонстрировала власть, — основная причина, почему я сейчас так активно выражаю свои взгляды.

У меня двое детей. Я борюсь за свое и их будущее. Я не хочу уезжать. Я верю, что белорусский народ сможет победить. А все попытки власти подавить нас силой мотивируют бороться еще настойчивее.

В нашей компании я от многих слышу спасибо и слова поддержки. Руководство поддерживает, и многие из них также активно участвуют в протестном движении. Я часто беру дни за свой счет, потому что не могу просто работать, когда такое происходит в стране. Все относятся с пониманием. Но компания открыто не высказывает свою позицию. По моим ощущениям (и к большому моему сожалению), реально активных людей в моей компании немного. Многие считают, что денежной помощи достаточно. Но мне кажется, чем активнее мы боремся, тем меньше будет по итогу жертв и средств на компенсации понадобится тоже меньше.

Другой наш собеседник попросил представить его как разработчика из геймдев-сектора. Он рассказал, что ходит на каждый «большой марш» в Минске («пока ни одного не пропустил») и по возможности участвует в уже упомянутых цепочках солидарности у ПВТ. Кроме того, печатает листовки и раскидывает их в подъезде своего дома, донатит деньги в фонд BYSOL, а также перечисляет средства в фонды помощи и обучает тех, кто потерял работу.

— Пока сейчас только знакомых, но планирую взять несколько пострадавших людей. Обучаю потому, что хочу помочь людям, которые пострадали, не просто деньгами, но и возможностью вменяемого будущего не только в нашей стране, — добавляет парень. — Я за мирный протест: выхожу на акции потому, что это важно, надо показывать друг другу и власти, сколько нас. И пока есть протесты, значит, ничего не закончилось и все процессы будут продолжать действовать.

На вопрос, как к этому относится начальство, собеседник говорит, что «в компании все поддерживают»: в первые недели всем давали отпуск, но сейчас все-таки попросили вернуться к работе, так как надо выпускать продукт.

— Правда, сама компания открыто не высказывается, но и не просит сидеть дома. Разве что просят предупреждать, если планируешь весь день на акции быть, ну и на всякий написать заявление на выходной. В целом оцениваю отношение руководства как положительное, хотя я был бы не против, если бы наша компания и другие как-то больше высказывались на эту тему публично.

Системный архитектор Вячеслав с августа участвует в акции #youstrikewepay — каждый месяц выделяет около тысячи долларов на различного рода помощь: от фондов до персональных перечислений по инициативе INeedHelpBy. Он также принимал участие в акции в Парке 26 октября и тогда же понял, что он «очень плохой бегун». Айтишник считает, что «обозначить свою позицию точно стоит — через общие обращения и письма как в ПВТ, так и выше», но не видит особого смысла бастовать.

— Сама забастовка помогает лишь снижением налоговых вычетов и как таковая может лишить контрактов фирму. Не хотелось бы подставлять руководство, — говорит он.

Тем более что начальство в его компании относится к сотрудникам очень лояльно — Вячеслав говорит, что даже его директор пытался стать наблюдателем на выборах (хотя в комиссию его так и не приняли). Позиция руководства такова, что никаких увольнений не последует, но будет организована помощь в случае необходимости — после каждого воскресенья в фирме создается опросник на эту тему.

Анастасия — проджект-менеджер в продуктовой компании — начинала с инициативы «Честные люди», а в итоге поучаствовала «во всех инициативах, до которых только руки дотянулись», в том числе в ByChange, которая помогает в трудоустройстве людям, лишившимся работы из-за своих убеждений. В итоге ее компания приняла нескольких «выпускников» инициативы — в целом, говорит Анастасия, руководство такие активности поддерживает, просто не открыто, «чтобы не было проблем».

— Начальство поначалу переживало, что может упасть производительность, но сейчас уже все в порядке. В августе меня даже отправили на три дня прийти в себя с сохранением заработной платы, — говорит она. — Почему? Потому что я видела, что происходило в первые дни на «Риге» в Минске. Я жила на площади Бангалор и, помню, не могла спать, бегала к окну смотреть, как ездят военные. Видела эти автобусы, как забирают случайных прохожих.

На улицах Минска 11 августа. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На улицах Минска 11 августа. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На вопрос, готова ли Анастасия уехать из Беларуси, она отвечает, что да, причем всей семьей, и даже родители «готовы продать дом и уехать».

— У нас в этом плане все жестко: если народ простит такое, то это не наш народ и нам не по пути.

Еще один сотрудник компании — резидента ПВТ, попросивший представить его как инженера-программиста, рассказал, что предпочитает как участие в мирных акциях протеста, так и денежную помощь пострадавшим. При этом его начальство относится к активности сотрудника нейтрально — чем ты занят в нерабочее время, твое личное дело. Но в случае задержания обещает юридическую поддержку.

— Марши и другие акции протеста показывают, что есть несогласные. В ходе этих акций хорошо видно реальное количество людей с активной гражданской позицией. На мой взгляд, та моральная поддержка, которая есть сейчас, во много раз превосходит любую попытку силового противодействия со стороны властей, — говорит собеседник. — Финансовая помощь, думаю, наиболее полезна для малообеспеченных людей. Думаю, что в данном случае очень хорошо работают программы, которые предлагают переобучение для пострадавших в ходе протестов. Насколько я знаю, более 500 человек согласились бесплатно участвовать менторами.

Следующий из побеседовавших с нами работает разработчиком в небольшой аутсорсинговой фирме из числа резидентов ПВТ. Он не готов раскрывать название компании, так как «руководство не поддерживает участие сотрудников в такого рода мероприятиях». Но несмотря на это, он все равно активно выражает свою позицию — в частности, был волонтером возле стен Окрестина и наблюдателем от «Честных людей» на президентских выборах. Также он участвует в дворовых и воскресных активностях, поддерживает сограждан через пожертвования в фонды BYSOL и By_Help и вдобавок является волонтером газеты «Народная воля» — развозит издание в регионы.

Разработчик говорит, что ко всему этому его подтолкнули личные мотивы — к примеру, он стал наблюдателем от «Честных людей», так как верил, что может что-то изменить, «вернуть людям надежду на честные и справедливые выборы». Вдобавок его возмущает «расслоение» белорусского общества.

— Ни для кого не секрет, что ИТ-специалисты в нашей стране имеют высокий доход. Я много путешествую и вижу, как живут в других странах, и мне немного обидно, что у нас в стране социальное расслоение так велико. Я хочу, чтобы у всех граждан моей страны была достойная оплата труда, и потому я проявил более активную гражданскую позицию. Да, первый шаг был небольшим, как у всех. Но после выборов события стали развиваться более стремительно.

Разработчик говорит, что в его окружении нет людей, которые бы не выступали за перемены.

— Но да, до сих пор довольно много людей, которые принимают реальность, но в силу каких-то своих причин не принимают активного участия, а просто сидят и наблюдают, что же будет дальше. По поводу отношения компании, где я сейчас работаю — моя активность как-то не обсуждалась с руководством, они в личную жизнь не лезут. Ну и на мои трудовые подвиги моя деятельность никак не влияет, поэтому все это проходит параллельно. Но, думаю, если сотрудник, условно говоря, загремит на сутки, руководство это не станет приветствовать.

Готов ли я покинуть страну? Мне бы очень не хотелось куда-то уезжать и быть чужим человеком в чужой стране. На ассимиляцию уйдут годы, дай бог, чтобы мои дети стали в другой стране своими. Но ситуация не очень хорошая, и если все дальше пойдет по такому же сценарию, то буду об этом думать.

Почему айтишники принимают участие в акциях?

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Но почему айтишники выходят на акции, тратят собственные деньги, силы и время? Как пояснил один из побеседовавших с нами программистов, такой же вопрос ему задавали в РУВД при задержании.

— Тут нельзя ответить одним словом. Здесь целый список, начиная от насилия и правового коллапса (в том числе того «судилища», где я побывал), до «государственного рэкета» (когда налоговая проверка не может уйти без штрафов или навязанных подписок) и того, что творит власть и что показывают по БТ, — говорит собеседник. — В конце концов, человек не должен находиться у власти 26 лет бессменно, у него теряется связь с реальностью.

Среди других причин, побуждающих его выражать свою позицию, программист называет неэффективную экономику, которая «может жить только за счет вливаний из России».

— Посмотрите, что сделала Эстония со своим цифровым государством — они каждый год экономят 1400 лет рабочего времени и 31 млрд долларов (имеется в виду, за 2019 год — прим.TUT.BY), в наших масштабах это можно было бы умножить на 4−5. Но при нынешней власти этого не будет, — считает собеседник.

Он добавляет, что со стороны коллег видел только «поддержку и солидарность».

— Люди (и контора) скинулись на штраф, хотя я и сам могу его оплатить. И я хочу, чтоб так было во всей стране, а не только у «касты». По сути, на западе айтишники ничем не выделяются на общем фоне — даже врачи иногда больше зарабатывают. Просто у нас ИТ — это кусочек того, как должно быть.

У всех айтишников единое мнение насчет ситуации в стране?

Разумеется, это не так — ИТ-сообщество, как и любое другое, неоднородно, и там бытуют разные взгляды. Самый наглядный пример — во главе провластных шествий с крестом в руках ходит Сергей Ковригин, который 15 лет отработал в ИТ-сфере.

Кроме того, некоторое время назад в ИТ-сообществе активно обсуждалась ситуация с замдиректора по развитию бизнеса SaM Solutions — Александр Деев добавил на Facebook рамку с элементами красно-зеленого флага и запустил дискуссию на более чем 350 комментариев, оставив неоднозначные сообщения по поводу происходящего в стране, в том числе о насилии на Окрестина и акциях протеста.

В какой-то момент Александр предложил в комментариях «подать мне имена», имея в виду имена сотрудников, недовольных его личной позицией. После этого работники SaM Solutions начали сбор подписей под открытым письмом, где выразили свое возмущение.

42.TUT.BY попросил одного из работников компании рассказать, как в компании отнеслись ко всей этой ситуации.

— Если кратко, то реакция была достаточно бурной, — рассказал сотрудник SaM Solutions, представившийся Андреем. — Узнали мы о самом посте, естественно, чуть раньше, чем это выплеснулось в информационную сферу. Вначале было, скорее, обсуждение «а что это было» — троллинг, неудачная шутка или действительно позиция человека. В какой-то момент комментарии и неудачная шутка про списки вызвали желание донести, что есть и другая позиция. И мы составили петицию, которую всего за 3−4 рабочих часа подписало более 200 человек.

На мой взгляд, ключевыми в этой неприятной ситуации являются несколько моментов. Во-первых, произошло, к сожалению, смешение позиции отдельного человека и компании. Во-вторых, все-таки некоторые комментарии были за гранью допустимого, на мой взгляд. Речь не только про «подписи на стол» — было и отрицание насилия, хотя в нашей же компании есть пострадавшие либо задержанные, да и свидетельств хватает как на TUT.BY, так и на Onliner.

Какие настроения после произошедшего? Сложно сказать, многие работают удаленно. Но из моего круга общения (а это, наверное, плюс-минус 80 человек) большинство понимает, что в данном случае руководство сделало все-таки максимально возможное.

У нас за противоположную позицию никого не увольняли. Все же каждый имеет право на свое мнение, даже если оно и не совпадает с твоим. А если к одним за мнение применять санкции, а к другим нет — то, собственно, чем мы кардинально отличаемся от текущей власти, которая срезает и закрашивает БЧБ-символику? Просто потому, что мы правы, а следовательно, все, у кого иное мнение — нет? Да, есть и те, кто хотел бы каких-то более жестких мер, но, на мой взгляд, это больше сказываются эмоции и общая напряженность в стране.

Какие настроения сейчас среди компаний ПВТ? Компании готовы уезжать? Как на них отразились события последних месяцев?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В начале октября Belarus IT CEO Club — закрытое бизнес-сообщество для владельцев и CEO ИТ-компаний Беларуси — представило результаты опроса, который позволяет лучше понять состояние дел в сервисном сегменте белорусской ИТ-отрасли. 270 владельцев и руководителей ИТ-компаний рассказали о положении дел в бизнесе и планах на будущее.

Мы попросили координатора BICC Елизавету Капитанову, которая занималась подготовкой отчета, а также постоянно общается с руководителями различных компаний, поделиться впечатлениями о настроениях в белорусском ИТ.

— Я не уполномочена говорить за компании, поэтому поделюсь сугубо личным мнением, — подчеркивает Елизавета. — Конечно, представители ИТ-отрасли глубоко переживают происходящее, как и все граждане Беларуси. Вместе с тем руководители компаний осознают весь объем ответственности за сотрудников, за результаты многолетнего труда по созданию бизнеса, поэтому живут и работают только в соответствии с законом.

К сожалению, во время последнего опроса 43% компаний отметили, что кто-то из числа их сотрудников пострадал на фоне событий в стране. Из них 21% отметили более двух пунктов «негативного воздействия», например штраф плюс сутки и так далее. Многие разработчики были задержаны, и мы даже шутим, что в СИЗО можно отправлять рекрутеров, чтобы найти хорошего кандидата на вакансию. В подавляющем большинстве компаний менеджмент и коллеги стараются всячески поддерживать своих сотрудников: помогают найти адвоката, погасить штраф, передать передачку или доставить домой, если человека, допустим, отправили в Жодино. Увольняют ли кого за личные взгляды и позицию? Я таких случаев не знаю.

Ухудшение финансового положения в связи с политической ситуацией в Беларуси почувствовала приблизительно четверть компаний — у них закономерно снизились доходы, так как заказчики беспокоятся и уменьшают размер проектов в нестабильной аутсорсинговой локации. К счастью, с полным отказом клиентов от дальнейшего сотрудничества пока столкнулись только 8% опрошенных компаний. То есть о массовом отказе от работы с белорусскими разработчиками пока речи не идет.

Массового исхода ИТ-компаний из Беларуси я сейчас тоже не наблюдаю. По данным нашего опроса, только 3% выехали или в процессе релокейта всех сотрудников, и это в основном маленькие компании, по 10−20 человек. Частичный релокейт выбирают 11% компаний, а 48% компаний в данный момент вообще не рассматривают вопрос переезда. Но хочу подчеркнуть, 85% участников нашего опроса — это аутсорсеры, они очень чувствительны к расходам на зарплаты, налоги и прочие нужды. Кроме того, нет никаких гарантий, что после того, как компания вывезет своих сотрудников за рубеж, они не уйдут через год в местные фирмы. Ну и не стоит забывать, что здесь у людей есть родственники, которые не могут уехать.

В общем, полный релокейт бизнеса — очень серьезный шаг, а вот открытие дополнительного офиса в Украине или Польше — гораздо более реалистичный сценарий для сервисных компаний. Это один из способов снижения риска для клиента, так как при распределенной структуре организации меньше вероятность остановки проекта из-за отсутствия интернета и желания разработчиков уехать из Беларуси. Также я вижу, что идет реструктуризация финансовых потоков, в стране остаются деньги только на зарплату, что нормально в условиях нестабильности.

Конечно, если в обществе будет продолжаться эскалация насилия, имидж Беларуси как поставщика ИТ-услуг продолжит снижаться. Я уже не говорю про проблемы с интернетом — в этом случае даже аутсорсинговые ИТ-компании начнут сокращать или закрывать здесь офисы. И, кстати, гнетущая атмосфера не позволяет нормально работать, она снизила производительность разработчиков даже больше, чем коронавирус.

Новости о насилии и задержаниях, сутках и штрафах, нарушение неприкосновенности жилища, изъятие техники — все это заставляет многие компании заморозить планы по развитию бизнеса, найму и расширению офисных площадей, поэтому ждать какого-то роста ИТ-отрасли не стоит. Уехать — слишком сложный шаг, ситуация должна стать критической и опасной для тебя лично, поэтому большинство замерло в ожидании и с надеждой на светлое будущее.

Кроме того, Елизавета рассказала, что в сентябре некоторые из участников Клуба встречались с представителем администрации ПВТ. Если кратко, то позиция парка остается прежней — при любых обстоятельствах развивать ИТ-отрасль настолько, насколько это возможно. ПВТ находится вне политики, но при этом, говорит Елизавета, «из разных источников я не раз слышала, что они помогали решать проблемы, связанные с отключением интернета или случайно задержанными людьми».

Администрация Парка пока не сталкивалась со случаями выхода компаний из ПВТ, продолжается прием новых резидентов, и в будущем Парк сделает упор на развитие продуктового направления в ИТ-индустрии Беларуси.

-20%
-10%
-40%
-20%
-30%
-10%
-30%
-30%
-50%
-15%
-46%
0071366