• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Министр обороны Виктор Хренин заявил, что белорусские Вооруженные силы собираются расширить участие в международных миротворческих миссиях. Об этом он рассказал в эфире «Беларусь 1» 23 ноября. 42.TUT.BY разбирается, куда могут поехать миротворцы из Беларуси и что для этого нужно.

Кто такие миротворцы, и что они делают?

«Сегодня мы участвуем в миротворческих миссиях в Ливане под эгидой ООН и выполняем задачи в Украине под эгидой ОБСЕ. Эти вопросы планируем развивать и расширять. У нас есть подготовленное подразделение для этих задач — миротворческая рота в Витебске. Прорабатываем дальнейшие направления для того, чтобы войти в одну из миротворческих миссий», — заявил Виктор Хренин.

Министр обороны не уточнил дальнейшие планы в этом направлении, но пояснил, что сейчас в том числе рассматривается расширение присутствия в Ливане.

Прежде всего, стоит пояснить, кто такие миротворцы. Мы уже рассказывали это ранее, но если кратко, то миротворцы — это специально обученные военнослужащие, которые в случае принятия соответствующего политического решения направляются в тот или иной кризисный регион мира.

При проведении операции на миротворческие силы могут возлагаться следующие основные задачи:

  • наблюдение за выполнением условий перемирия;
  • содействие созданию безопасной обстановки в кризисных районах путем обеспечения видимого присутствия миротворческих сил;
  • создание условий для мирного урегулирования конфликта, восстановления законности и правопорядка;
  • контроль местности и действий населения в зоне ответственности, содействие обеспечению прав человека;
  • контроль за ликвидацией фортификационных сооружений, заграждений и минных полей;
  • охрана и оборона жизненно важных объектов;
  • контроль перевозок, пресечение противоправного ввоза и вывоза боевой техники, оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;
  • обеспечение безопасных условий для возвращения беженцев;
  • обеспечение беспрепятственных поставок гуманитарной помощи.

Чем известны белорусские миротворцы и где они уже «засветились»?

Миротворцев в Беларуси готовят с 2004 года, а в операциях по поддержанию мира в горячих точках они участвуют с 2010-го. На сегодняшний день 100 человек служат в особой миротворческой роте — организационно это подразделение входит в 103-ю отдельную гвардейскую воздушно-десантную бригаду, базирующуюся в Витебске. Срочников в роте нет — стать миротворцем могут только военные, проходящие контрактную службу, и только в добровольном порядке: необходимо письменное согласие.

Все кандидаты в миротворческое подразделение проходят несколько этапов медицинского освидетельствования, сдают экзамен по физической подготовке, проходят психологическое тестирование, собеседование, проверку личных дел и характеристик. Обычно миротворцы — военнослужащие, отслужившие срочную службу в силах специальных операций Вооруженных сил и спецподразделениях правоохранительных органов.

Вооружение миротворцев не слишком отличается от стандартного для белорусских военных. Известно о наличии бронетранспортеров БТР-80 и квадроциклов, бойцы вооружены АКС-74, пулеметами ПКМ, снайперскими винтовками СВД, подствольными гранатометами ГП-25 и пистолетами ПМ. Оружие оснащается оптическими, коллиматорными и ночными прицелами, на некоторых винтовках — телескопические приклады.

Какие законы Беларуси регулируют отправку миротворцев за рубеж?

Отправка миротворцев за рубеж с правовой точки зрения регламентируется законом с очень длинным названием «О порядке направления военнослужащих, лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, Следственного комитета Республики Беларусь, органов финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, прокурорских работников, а также гражданского персонала за пределы Республики Беларусь для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности» от 29 ноября 2003 года.

Согласно статье 5 этого документа, «направление военнослужащих, лиц начальствующего и рядового состава, прокурорских работников, а также гражданского персонала за пределы Республики Беларусь для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности осуществляется с их личного письменного согласия по решению Президента Республики Беларусь».

Словом, по факту единственным основанием отправить кого-то «творить мир и спокойствие» за границей является только соответствующий указ президента страны. Раньше это было в полномочиях парламента, однако парламентарии добровольно отказались от такой функции, передоверив ее главе государства. В указах прописано все вплоть до денежного довольствия и льгот миротворцам — для отправляемых в Ливан это соответственно 30 долларов в день и месяц службы в миротворцах за три месяца обычной службы.

В рамках какой именно миссии будет служить белорусский военный, не имеет в этом случае значения — будь то подразделения «голубых касок» ООН, миссии ОБСЕ, ОДКБ, других союзов или организаций, все равно потребуется указ.

Куда Беларусь уже отправляла или собиралась отправить своих миротворцев?

Фото: Министерство обороны РБ
Фото: Министерство обороны Беларуси

На сегодня белорусский миротворческий контингент есть всего в одной стране — Ливане. Виктор Хренин упомянул также «выполнение задач в Украине под эгидой ОБСЕ», однако в полной мере миротворцами назвать никого из участников этой программы нельзя.

В Ливане же белорусские «голубые каски» присутствуют уже 10 лет. На этот счет есть и санкция Совета безопасности ООН, и договор с ливанской стороной, и президентский указ № 400 от 2 августа 2010 года «О направлении военнослужащих Вооруженных Сил Республики Беларусь для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности в Ливанской Республике».

В основном в ближневосточной стране служат не солдаты, а медики, часть контингента — штабные офицеры. Всего, согласно указу, в Ливан планировалось направить до 11 человек:

  • одного офицера штаба Временных сил;
  • до четырех специалистов военного госпиталя 2-го уровня Временных сил;
  • до шести специалистов подразделения Временных сил по вопросам военно-гражданского взаимодействия.

Насколько известно, ни разу за весь период участия Беларуси в миротворческой миссии «квота» в 11 человек не была использована полностью.

Что касается намерений, то белорусское руководство как минимум трижды порывалось отправить миротворцев за рубеж, каждый раз — на Донбасс:

  • в октябре 2014 года Лукашенко заявил, что готов послать белорусские войска в Украину, если это поможет урегулированию конфликта. Украинская сторона отказалась;
  • в ноябре 2017 года министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей во время встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым вновь предложил отправить белорусских миротворцев на Донбасс. А потом на саммите Восточного партнерства уточнил, что это произойдет, если согласятся все стороны конфликта. В итоге никто никуда не поехал;
  • в сентябре 2019 года Александр Лукашенко выразил готовность перекрыть белорусскими миротворцами вообще весь 400-километровый участок российско-украинской границы, «не контролируемый Киевом». Возможность этого изначально виделась сомнительной, и продолжения история не имела.

Где в мире активнее всего действуют миротворцы?

Хотя горячих точек полно по всему миру, далеко не во все страны в рамках программ ООН, ОБСЕ и других организаций вводятся миротворцы. Так, в Южной и Центральной Америке, где политическая нестабильность, убийства мирных граждан и даже политиков, а военные перевороты происходят достаточно часто, нет ни одной миротворческой миссии Организации объединенных наций.

Места, где находятся миротворцы ООН. На Ближнем Востоке и на Кипре точки расположены очень близко, так что вместо них указано лишь количество миссий — четыре. Источник: peacekeeping.un.org
Места, где находятся миротворцы ООН. На Ближнем Востоке и на Кипре точки расположены очень близко, так что вместо них указано лишь количество миссий — четыре. Источник: peacekeeping.un.org

На сегодняшний день ООН держит миротворцев в 13 точках: семь из них расположены в Африке, две (формально) в Европе и четыре в Азии — из них три на Ближнем Востоке. Самой «востребованной» у миротворцев страной является Судан (от которого не так давно откололся Южный Судан) — здесь находится аж три миссии. Также «голубые каски» действуют в Центральноафриканской республике, Демократической республике Конго, Мали и Западной Сахаре.

В Европе неспокойно в Косово и на Кипре, северная часть которого позиционирует себя как Турецкая Республика Северный Кипр.

Ближний Восток — «родина» миротворчества, здесь с конца 40-х годов прошлого века работали еще первые формирования ООН. Сегодня миссии миротворцев работают в Иерусалиме, на Голанских высотах и в Ливане (где есть и белорусские специалисты).

В Азии за пределами Ближнего Востока есть лишь одна точка, где присутствуют миротворцы ООН: штат Джамму и Кашмир, оспариваемый Индией и Пакистаном. Подробно ознакомиться с каждой из операций можно здесь.

На территории бывшего СССР миротворческих формирований ООН нет, однако действуют миссии ОБСЕ на территории Украины (следят за соблюдением перемирия на Донбассе), Молдовы (конфликт в Приднестровье с образованием непризнанного государства Приднестровская Молдавская Республика). Уже этой осенью российские миротворцы полетели в Нагорный Карабах, за который в очередной раз вспыхнула война между армянами и азербайджанцами.

Куда могут отправиться белорусские миротворцы?

Выбор, куда ехать нашим «голубым каскам», как видим, довольно широкий. Но отправить свой миротворческий контингент в какую бы то ни было страну не так-то просто. Так, если договариваться об участии в рамках миссии ООН, то для начала потребуется санкция Совета Безопасности этой организации. В него входят 15 стран, пять из которых обладают правом вето. Если России, Великобритании, Франции, Китаю или США что-то не понравится, они могут наложить вето, и никто никуда не поедет.

Чтобы разобраться с вопросом, куда, в каком количестве и на каком основании могут выдвинуться белорусские миротворцы, мы обратились к военному аналитику Егору Лебедку.

— Какую из горячих точек мира можно считать наиболее вероятной для отправки туда наших военнослужащих по линии ООН или ОБСЕ? Возможно ли это сегодня с учетом политической ситуации в нашей стране?

— Самый вероятный вариант — это увеличение численности миротворцев из Беларуси в Ливане в рамках миссии UNIFIL. Это единственная миротворческая миссия под эгидой ООН, в которой задействована наша страна, причем достаточно давно. В октябре прошлого года было подписано техническое соглашение между Министерством обороны Республики Беларусь и Министерством обороны Итальянской Республики о сотрудничестве в рамках совместного участия в миссии Временных сил Организации Объединенных Наций в Ливане.

В рамках данного соглашения планировалось увеличить численный состав белорусских миротворцев в Ливане: 2 августа 2020 года в рамках данного соглашения в Ливан должны были убыть 2 офицера для прохождения службы в штабе Сектора «Запад» и один военнослужащий на плановую замену белорусского врача.

Соглашение заключено с ВС Италии по той причине, что за Сектор «Запад» со штабом миссии UNIFIL в городе Накура (где размещается наш контингент) отвечают ВС Италии и на то время Временные силы ООН в Ливане возглавлял итальянский генерал-майор.

Карта расположения миротворческих сил в Ливане. Красным кругом выделен город Накура, где базируются белорусские миротворцы в составе итальянского контингента
Карта расположения миротворческих сил в Ливане. Красным кругом выделен город Накура, где базируются белорусские миротворцы в составе итальянского контингента

Министерство обороны Италии также финансировало обучение четырех белорусских военнослужащих итальянскому языку при посольстве Италии в Минске для их участия в миссии ООН в Ливане.

Поскольку взаимоотношения между министерствами обороны Беларуси и Италии налажены давно и в части миротворческого контингента они носят плодотворный характер, то можно предположить, что несмотря на политическую ситуацию в стране сотрудничество в данном направлении будет продолжено (возможно уже есть проекты соглашения) и белорусский контингент UNIFIL будет увеличен.

Особо стоит отметить, что в рамках упомянутого технического соглашения материально-техническое обеспечение белорусского контингента в соответствии со стандартами, применяемыми при обеспечении представителей итальянского контингента, обязуется осуществлять итальянский контингент.

Также итальянский контингент предоставляет белорусскому контингенту на безвозмездной основе питание, стратегическую переброску воздушным/морским транспортом, место для хранения оборудования и боеприпасов, оказание первой медицинской помощи и медицинскую эвакуацию в военные медицинские учреждения уровня «1+» и «2».

Что касается ОБСЕ, то единственная миссия, где участвуют наши военнослужащие — это контроль за соблюдением перемирия на Донбассе. С учетом складывающихся политических отношений между Александром Лукашенко и президентом Украины, ожидать увеличения численности данной миссии не приходится (хотя возможности нарастить наш контингент, минуя мнение Украины, есть).

Миссии ОБСЕ есть, например, в Сербии и Молдове. В эти страны ввиду их политической близости Беларуси (хотя в Молдове после выборов ситуация может измениться), конечно, могут быть направлены белорусские представители, но это будет небольшой контингент, имеющий лишь некое политическое значение в рамках сотрудничества стран.

Однако сами по себе миссии там действуют давно, и белорусы к ним не привлекались, поэтому и отправка наших военных в те страны под сомнением.

— В Нагорном Карабахе только-только перестали стрелять, сейчас Россия перебрасывает туда миротворцев. Имеют ли шансы наши миротворцы оказаться в этом регионе? В октябре Станислав Зась говорил, что миротворцев из ОДКБ в Карабахе не будет, но ситуация может меняться быстро.

— Шансы на прибытие белорусского контингента в Карабах имеются. Для этого есть благоприятные политические условия. Во-первых, миротворческую миссию возглавляет Россия, с которой у нас самое плотное военное взаимодействие.

Во-вторых, Армения наш союзник по ОДКБ, Азербайджан — надежный политический партнер Беларуси и постоянный импортер наших вооружений.

В-третьих, послами Беларуси в Армении и Азербайджане недавно назначены силовики (бывший генпрокурор Конюк и бывший госсекретарь Совбеза и министр обороны Равков).

В-четвертых, парламент Турции одобрил отправку турецких военнослужащих в Азербайджан, вероятно, они также примут участие в миротворческой миссии. С Турцией у нас также вполне хорошие взаимоотношения.

Все указанные факторы создают благоприятные условия для отправки белорусского миротворческого контингента, но решать, быть в Карабахе белорусским военным или нет, скорее всего будет Россия, возможно, при консультациях с Турцией. Миротворческая миссия в Карабахе осуществляется по соглашению трех сторон и вполне может быть расширена дальнейшим соглашением (таковое запланировано с Турцией и может включать и белорусский контингент).

По линии ОБСЕ наши миротворцы в Карабахе вряд ли окажутся. Азербайджан и Турция давно были недовольны действиями Минской группы и Европы по урегулированию карабахского конфликта и стремились обеспечить решение конфликта силами ближайших государств. Поэтому в принципе маловероятно появление масштабной миссии ОБСЕ в Нагорном Карабахе.

— До каких пределов можно расширять контингент в Ливане?

— В настоящий момент численность контингента малая, она определяется Указом Президента Республики Беларусь от 02.08.2010 № 400 и упомянутым выше техническим соглашением. Материальное обеспечение миротворческого контингента, как видно из технического соглашения, — достаточно затратное дело, хотя есть финансовая помощь от ООН.

Но все же размещение подразделения от роты до батальона потребует серьезных финансовых затрат, на что в следующий год финансов может и не хватить. А брать на себя финансирование размещения большого белорусского контингента итальянская сторона вряд ли захочет, разве что на то будет политическая воля правительства Италии заменить своих военнослужащих нашими.

— Предположим, что удастся договориться и по линии ООН белорусы попадут и в другие страны, кроме Ливана. Придется ли в этом случае заключать договоры, подобные прошлогоднему «итальянскому», чтобы наши военные служили в составе чужих контингентов, как в Ливане? В чем вообще смысл этого — просто нет возможностей и средств развернуть свой?

— Скорее всего да. Основные причины подобных соглашений: ввод войск в незнакомую военно-политическую обстановку требует времени и консультаций опытных военных и правительств; неизбежно последуют логистические затруднения; материально-техническое снабжение затратно, и белорусская сторона, вероятно, захочет переложить его на плечи других стран, как в случае с Италией.

-5%
-10%
-31%
-20%
-10%
-10%
-33%
-25%
-36%
0071710