Поддержать TUT.BY
61 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/

Иван — разработчик карточных онлайн-игр, таких как Astral Heroes и «Спектромансер». 8 ноября его задержали в районе столичной Немиги спустя пять минут, как он туда пришел. Эти пять минут в итоге вылились в 15 суток заключения. Иван рассказал, что самое тяжелое в административном аресте и почему он считает Жодино хуже Окрестина.

Силовики на Немиге 8 ноября. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Силовики на Немиге 8 ноября. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

«Первое впечатление от Жодино было шоком»

В то воскресенье Иван приехал на Немигу на троллейбусе. Он хотел перейти к Дворцу спорта, но поскольку подземный переход был закрыт, решил подняться на горку к церкви и осмотреться.

— Когда я поднялся, то увидел, что сбоку идет цепочка ОМОНа, но люди не убегают, а просто стоят. Поэтому я тоже решил постоять и посмотреть, — вспоминает он. — Но потом один из омоновцев подошел ко мне и сказал: «Пройдемте!». Я спросил, задержан ли я, на что мне ответили: «Нет, ты сам идешь». «Так можно не идти?» — «Нет, нельзя». Я спросил, нарушаю ли я что-то. «Все вы тут просто гуляете…» — сказал мне омоновец и подвел к автозаку.

Автозак был со стаканами. Я очутился там первым, так что поначалу было просторно. Но когда туда завели еще двоих человек, стало уже тесновато. Автозак поехал дальше, люди прибывали, в итоге нас в стакане оказалось уже шесть человек, и ехать было весьма некомфортно. Приходилось упираться головой в потолок, чтобы не упасть. Но, к счастью, поездка продолжалась не очень долго. Машину забили, наверное, за полчаса, но все равно спина к тому времени уже начала немного побаливать.

Ивана привезли в Первомайское РУВД и завели в спортзал, где спустя несколько часов было уже более ста человек — мужчин и женщин. Кого-то доставили сюда в составе очередной «партии», кого-то заводили поодиночке, со стянутыми стяжкой руками. Один парень все время тер лицо — видимо, ему попало из газового баллончика. У другого было явно повреждено колено. Но, говорит Иван, большинство находившихся там не пострадали при задержании.

— О чем я тогда думал? Всегда хочется надеяться на лучшее, поэтому была маленькая надежда на то, что отпустят или дадут повестку в суд. Да, морально я изначально был готов и к аресту, но когда, сидя в автозаке, ты думаешь над своим положением, то понимаешь, что надо было получше подготовиться. Например, я вспомнил, что мне следовало оплатить заранее хостинг, срок которого вот-вот истечет.

Иван пробыл в том спортзале примерно до шести часов, после чего его отвели к «участковому на оформление».

— Нет, меня не спрашивали, почему я вышел, вместо этого по нескольку раз переписывали личные данные, задавали вопросы вроде откуда я узнал об акции и всякое такое. Но попыток промывать мозги не было. В целом это такой конвейер, все спокойные и делают то, что должны делать, — продолжает собеседник. — Обидно, что наложили арест на телефон. У кого не было телефона — забирали ключи от авто, золотые кольца. А затем меня посадили в одну из камер «обезьянников», и там я уже около часа ждал отправки в Жодино.

Ребята мне говорили, что Жодино лучше Окрестина — раньше так и было, но сейчас оказалось, что условия ужесточили. Первое впечатление от Жодино было шоком. При приемке нам устроили пробежку гуськом по коридорам, кричали, пинали, некоторым несильно прилетело дубинками. Мне повезло — мне не прилетело. Потом осмотрели: если у кого-то были травмы, то спрашивали, где и когда он их получил, фиксировали в журнале. Заставляли приседать голышом, а после завели в камеру.

Учитывая, что я весь день не ел, все эти физические упражнения довели меня до полного изнеможения. У меня в глазах начало темнеть — такое предобморочное состояние. Я сказал, что мне плохо, меня отвели в сторону, дали воды, посидеть — нормально, пришел в себя. Но после этих прогулок-приседаний ноги болели еще три дня.

«Судья спросила: „15 суток будет достаточно за любопытство?“»

Так художница Надежда Саяпина нарисовала по памяти одну из камер в Жодино. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Так художница Надежда Саяпина нарисовала по памяти одну из камер в Жодино. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Первую ночь Иван провел в камере с 15 другими задержанными. Так как кроватей было всего восемь, то спали «валетом». Утром к ним подселили еще восьмерых, и так все 24 человека сидели до вечера понедельника, когда их расселили из расчета «2 человека на спальное место» и впервые дали поесть.

— Мой суд состоялся в среду. Вообще, суды начались во второй половине понедельника, во вторник многим давали штрафы, и мы этим вдохновились, думали, что скоро все закончится. Но в среду уже давали всем сутки.

Суд прошел прямо там, вживую. По одному заводили в кабинет с судьей. Мне было очень любопытно, как это все будет проходить, потому что я был наслышан про интересных свидетелей по скайпу, Ивановых Иванов Ивановичей, хотелось узнать, что свидетель будет говорить. Тем более что у меня имелись кое-какие доказательства своей невиновности.

Но на практике все оказалось гораздо прозаичнее: свидетеля у меня не было, в чем меня обвиняют, я тоже не услышал. У меня просто спросили личные данные и что я делал 8 числа. Я рассказал как есть: что приехал и меня задержали в течение 5 минут. В колонне не шел, лозунгов не кричал, ведь никакой колонны там просто не было, а все люди гуляли молча. То есть я просто стоял и наблюдал. На что судья спросила: «15 суток будет достаточно за любопытство?». Я удивился: «Любопытство — это же не правонарушение?». «Значит, достаточно!» Я попросил о снисхождении, сообщил, что у меня есть маленький ребенок, но это было проигнорировано.

Постановление я до сих не получил, мне его должны прислать по Viber. Не помню фамилию судьи, но помню, что это был суд Воложинского района, и это была женщина, которая всем давала 15 суток. Там еще был мужчина — он давал всем либо 8, либо 12 суток. То есть чистый рандом. Мы пытались найти в этом хоть какую-то логику, но так и не нашли. Пришли к выводу, что просто одна стопка протоколов идет сюда, другая туда. Выходит, с приговором мне максимально не повезло. Зато повезло не быть избитым.

Иван добавляет, что суд его «немножко огорчил», и он захотел обжаловать решение. В субботу мужчина попросил у охранника лист бумаги. Просьбу удовлетворили и даже выдали ручку «под личную ответственность». Но через 15 минут охранник вернулся и сказал, что нужен еще конверт. Конверта, разумеется, ни у кого не было, так что Иван передал жалобу «на волю» вместе с вышедшим ранее его человеком.

«Простой план на день: ожидание обеда, ожидание ужина и ожидание отбоя»

На вопрос, как ему время, проведенное в Жодино, Иван ответил, что все зависит от смены.

— Первое время среди охраны была пара человек с фанатизмом, которые постоянно напрягали, но с 14-го числа их уже не было, и отношение стало более-менее нормальным. Главное — соблюдать правила, режим, не лежать на кроватях днем, и все.

— Что значит «с фанатизмом»?

— Эти люди постоянно ко всему придирались, запугивали, угрожали. От них часто слышали что-нибудь вроде «сейчас выведу поставлю на растяжку», «сейчас пойдете на прогулку — гуськом вокруг решетки ходить». В напряжении держали. В пятницу мы даже отказались из-за этого от предложения сходить в душ на помывку. А вот в дальнейшем охранники уже спокойно себя вели. Не нарушаешь — никаких претензий. Один охранник на прогулке даже обиделся: мол, они тут для нас стараются, а мы, неблагодарные, потом пишем гнусные комментарии на TUT.BY.

Основное слово, которым Иван описывает свое заключение, это «скука».

— Без передачи там ужасно тоскливо. Поэтому я очень на нее надеялся. В первую среду нам ничего не передали. Наверное, потому что только-только прошли суды. Но и в следующую среду никому из нашей камеры ничего не пришло. Это очень меня расстроило, я уже начал волноваться, думать, что что-то произошло. Оказалось, что отец все же отправил мне передачу, но ее почему-то не выдали. Так что мне еще предстоит ехать в Жодино, чтобы забрать свои вещи.

Жодино 11 ноября — это среда, день приема передач. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Жодино 11 ноября — это среда, день приема передач. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

— Там абсолютно нечем заняться, дикая скука, книжек нет, настольных игр нет, чем остается заняться? Игры вроде «Контакт» или «Крокодил» быстро надоедают, общение тоже не бесконечно, особенно если ты интроверт. В итоге остается простой план на день: ожидание обеда, ожидание ужина и ожидание отбоя. Вот такие ежедневные задачи, это как работа: сидишь и терпеливо выполняешь.

К счастью, в пятницу, уже перед самым выходом, один человек получил передачу и оставил ее нам. Спасибо тебе, Олег! В итоге последние три дня прошли гораздо комфортнее: играли в шахматы, читали книжки. Я прочитал «Скотный двор» Оруэлла.

Кормили сносно. Еда невкусная и малокалорийная, но потерпеть ее 15 суток — вообще не проблема. «Хит сезона» — фиолетовая капуста и странный суп из нее, похожий на кисель. Алюминиевая посуда исписана надписями «Жыве Беларусь». Охрана пыталась вычислять тех, кто пишет эти надписи, — за это людям прилетало.

— Вы узнавали новости от новых ребят?

— Да, после 15 ноября к нам попало несколько новых ребят, которых перевели с Окрестина. Они рассказали, что происходит в стране, в том числе про Романа Бондаренко. И иногда нам включали радио — на час или два, иногда утром, иногда вечером. Были и новостные передачи. Конечно, из тех новостей мало что можно было узнать, но все лучше, чем просто сидеть и скучать.

Пять или шесть раз включали часовой трек-лист с песнями типа «Слушай батьку». В основном песни на тему «люблю Беларусь» — нормально, можно слушать.

Иван считал время своего заключения в процентах. Ему предстояло отсидеть 360 часов, так что каждый день он говорил себе: «Прошло 27%, 28%, 36%…». Утром понедельника, когда прошло уже 99%, он просто сидел и ждал освобождения.

Его встретили у дверей ИВС родственники. Но прежде чем попасть домой, ему еще пришлось заехать в Жодинское ГОВД, чтобы получить справку об отбытии ареста.

По отправленной жалобе с Иваном еще не связывались. Но он сам позвонил на днях в Воложинский суд. Там ему ответили, что жалоба получена и ее направят в областной суд.

— Они еще отчитали меня, что сначала надо было в их суд отправлять, а потом уже они сами отправляют жалобы в областной, а так получился бумеранг, — говорит собеседник. — Да, теперь у меня есть отбытие ареста по ч. 1 23.34. Я так и написал у себя в фейсбуке — что теперь я настоящий беларус. Но надеюсь, не повторю этот опыт. Это хлопотное дельце, которое довольно дорого обходится.

Кроме простоя в работе мне еще нужно заплатить 202 рубля за питание, хотя, я думаю, оно стоит в пять раз меньше. И родственникам приходилось три раза ездить в Жодино. Вся эта возня отнимает и время, и деньги.

— А как ваш неоплаченный хостинг? Работает?

— Да, повезло, не отключили, — улыбается Иван.

-25%
-10%
-20%
-21%
-10%
-33%
-50%
-25%
-20%
-10%