175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  2. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  3. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  4. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  5. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  6. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  7. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  8. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  9. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  10. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  11. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  12. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  13. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  14. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  15. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  16. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  17. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  18. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  19. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  20. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  21. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  22. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  23. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  24. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей
  25. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  26. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  27. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  28. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  29. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  30. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)


/

Ровно 30 лет назад, в ночь с 17 на 18 января 1991 года, над Ираком поднялся «идеальный шторм» — международная коалиция начала операцию «Буря в пустыне», выбивая иракские войска из Кувейта. Саддам Хусейн совершил свою последнюю критическую ошибку и расплачивался за нее — пока не властью, но армией, авторитетом, политическим весом и сотнями тысяч иракских жизней. 42.TUT.BY вспоминает, что привело к этой операции и как она проходила.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Конец удач Саддама Хусейна

Долгое время Саддам Хусейн был любимчиком фортуны, иначе и не скажешь. Судите сами: диктатор, травивший население собственной страны химическим оружием, имел на международной арене поддержку США, СССР и европейских стран. Учитывая, что Китай на тот момент не считался крупным игроком, Хусейн мог похвастаться благосклонным отношением всех крупных сил мира. Исламская революция в шиитском Иране в 1979 году сделала страну изгоем, а ее главного противника — Ирак и его правителя Хусейна закономерно превратила в «хорошего парня» для многих.

Добавим к этому стремительно выросшие в семидесятых цены на нефть, основной экспортный продукт Ирака — и получаем почти идеальную картинку. Хотя, конечно, без проблем не обходилось — так, израильтяне технично уничтожили ядерный реактор Хусейна, оставив его без надежд на атомную бомбу.

Однако поддержка великих держав, лучшая в арабском мире армия и нефтяные сверхдоходы не помогли Саддаму достичь важнейшей цели: разгромить Иран. Война между двумя тяжеловесами исламского мира началась в 1980 году и длилась почти десятилетие, до 1988-го. Казалось, что хаос, возникший после иранской революции, вконец дезорганизовал армию страны и она станет легкой добычей отлично вооруженного Ирака. Оказалось, что нет. Затянувшийся конфликт вконец обескровил обе державы.

А во второй половине восьмидесятых случилось еще одно печальное событие: нефть пошла вниз. Обычно подешевение «черного золота» вспоминают в контексте распада СССР, иногда напрямую увязывая эти два события (что является, конечно, упрощением). Однако по Ираку падение «черного золота» ударило, пожалуй, сильнее.

Фото: wikipedia.org
Иракские танки Т-72. На конец восьмидесятых страна имела одни из крупнейших бронетанковых сил в мире. Фото: wikipedia.org

Нефтяные доходы — альфа и омега иракского благосостояния — резко снизились. А танковая армада в пять с половиной тысяч машин, накопленная за предыдущие годы, никуда не исчезла. Военные расходы Ирака на конец восьмидесятых составляли под треть валового нацпродукта (13 миллиардов долларов из 45), и страна явно их не тянула. А добровольно лишать Ирак статуса «региональной великой державы» Саддам Хусейн не слишком хотел.

Большой проблемой для иракской экономики стали последствия той самой поддержки со стороны всех и вся. В частности, арабские страны, у которых тоже было вдоволь нефтедолларов, охотно ссужали Хусейна деньгами на войну с Ираном (есть мнение, что таким образом их лидеры хотели ослабить две мощнейшие державы региона). Деньги превращались в оружие и боеприпасы, все это тратилось и уничтожалось на войне, а цифра долгов росла, росла и росла.

Закончив войну с Ираном, Ирак столкнулся с необходимостью вернуть деньги. Долги исчислялись десятками миллиардов, один соседний Кувейт в разное время одолжил Саддаму до 17 миллиардов. А нефть оставалась дешевой, и оплачивать колоссальный долг было, в общем, не из чего.

Как и многие диктаторы, Саддам, судя по всему, был склонен к простым решениям. Нефть дешевая? Ирак должен Кувейту? Но нефть можно сделать и дороже — для этого хотя бы некоторые страны ОПЕК должны резко снизить ее добычу. А должок можно и списать — Ирак ведь не для себя старался, а боролся один за всех суннитов с шиитским Ираном.

Примерно такую позицию и занял Саддам: в середине 1990 года он предъявил Кувейту требования: якобы кувейтцы не только качают слишком много нефти (что ведет к падению цен), но и незаконно добывают ее в приграничном районе Румейла, причем делают это годами. Потому долг, накопленный за годы войны, следовало бы списать и выплатить компенсацию.

Вернуть в родную гавань

Кувейт — небольшое государство с ничтожной военной силой, но громадными запасами нефти и высочайшим уровнем жизни — на шантаж не повелся и даже рискнул выдвинуть собственные требования. На что рассчитывал кувейтский эмир, сказать трудно — но Саддам внезапно вспомнил, что в 1875 году, еще во времена Османской империи, Кувейт вошел (чисто формально) в вилайят Басра. А Басра — это Ирак. Стало быть, Кувейт есть неотъемлемая часть Ирака и должен немедленно вернуться в родную гавань. А с ним — и доказанные запасы нефти в сотню миллиардов баррелей, списание долгов и всеобщее благоденствие.

Долгих переговоров не последовало. Уже 1 августа 1990 года около 90 тысяч солдат Ирака при поддержке 350 танков перешли кувейтскую границу. Армия кувейтского эмира предсказуемо не оказала почти никакого сопротивления иракской лавине, сам эмир сбежал в Саудовскую Аравию. Хусейн мог торжествовать — с военной точки зрения операция прошла безупречно.

Фото: wikipedia.org
Лучшие кувейтские танки М-84. Армия Кувейта была невелика и никак не помешала захвату страны Ираком. Фото: wikipedia.org

Зато в политическом смысле это был полный провал. Хусейн, до того вполне устраивавший самые разные силы в мире, внезапно оказался мировым изгоем. Однозначно осудили конфликт США во главе с президентом Джорджем Бушем — кстати, они имели на то все основания, вторжение в Кувейт способствовало временному росту цен на углеводороды, а Штаты ввозили огромное количество кувейтской нефти.

Не поддержал и СССР — распадающейся советской империи рост цен на нефть был выгоден, но активная внешняя политика уже была ей не по силам — советские дипломаты ограничились бесплодными попытками уговорить иракского лидера вывести войска. Уже 2 августа резолюцию о необходимости вывода войск из Кувейта приняла ООН. И продолжила «долбить» Ирак последующими резолюциями — пока 29 ноября 1990 года наконец не приняла документ о допустимости применения коалиционных войск против Ирака, если Хусейн не покорится.

Покоряться он не стал. Силы, которые международное сообщество могло выставить против Ирака, были колоссальны. Однако не станут же все присоединившиеся государства отправлять в Персидский залив свои армии, верно? Да и история показывала, что войны великих держав против не таких великих часто не особо успешны. Коалиция ООН не слишком хорошо показала себя против «китайских добровольцев» в Корее, США проиграли Вьетнаму, СССР увел войска из Афганистана. А закаленная армия Хусейна наверняка круче всех перечисленных. Будь что будет.

«Щит пустыни»

Лидеры стран коалиции не стали ждать, пока Саддам образумится (да и вряд ли рассчитывали на это). Уже 7 августа началась операция «Щит пустыни» — сосредоточение союзных армий в регионе. Первые контингенты (части легендарной американской 82-й воздушно-десантной дивизии) высадились в Саудовской Аравии.

Фото: wikipedia.org
Истребители F-15 во время операции «Щит пустыни». Фото: wikipedia.org

Вообще, война в Персидском заливе стала первым конфликтом XX века, когда арабские страны (Саудовская Аравия, Сирия, Египет, Оман, ОАЭ) охотно пошли на войну против другой арабской страны. На стороне Ирака не оказалось никого (кроме пассивно поддержавших Хусейна малозначимых стран вроде Судана).

К новому 1991 году в Персидском заливе собралась огромная группировка — несколько сотен тысяч личного состава, по две с лишним тысячи самолетов и вертолетов, четыре тысячи танков, три тысячи орудий и минометов. С моря армаду поддерживали 90 боевых кораблей, из них 20 — с крылатыми ракетами «Томагавк».

Удивительно, но если считать «по головам», то коалиционная армия скорее уступала иракской: Хусейн успел накопить за годы правления абсолютно неадекватные по сравнению с населением и экономикой вооруженные силы. Лишь по самолетам Ирак серьезно отставал — «всего» около 700 единиц. Танков и орудий имелось больше. Личного состава — сравнимо с войсками ООН.

Однако качественное превосходство было всецело на стороне коалиции. В ожидании Третьей мировой войны с советским блоком страны НАТО произвели уйму высокотехнологичного оружия — ракет с наведением, продвинутых танков, самолетов четвертого поколения, стелс-бомбардировщиков. Мировая война так и не началась, и теперь все это великолепие предстояло испробовать на одной ближневосточной стране с большими амбициями.

«Буря в пустыне»

17 января 1991 года грянула «Буря в пустыне». Бои вообще не походили на то, что было раньше. Танковые клинья не вспарывали оборону, пехота не бросалась в атаки, стратегическая авиация не устраивала ковровую бомбардировку. Вместо этого новейшие самолеты коалиции раз за разом поднимались в воздух и высокоточным оружием уничтожали инфраструктуру, военные объекты, административные здания…

Обычным бомбам тоже находилось применение. Инфракрасные приборы ночного видения (больше известные как тепловизоры) позволяли спокойно атаковать ночью, когда противника в прицел видно, но не наоборот. С моря по иракским объектам вели огонь гиганты времен Второй мировой — американские линкоры «Миссури» и «Висконсин», огонь их «шестнадцатидюймовок» корректировали в том числе беспилотники.

Иракская авиация огрызалась как могла, но шансов не имела. ПВО также не справлялась, а ракетное оружие помогло разве что попробовать обстрелять единственные цели в пределах досягаемости — Израиль и Саудовскую Аравию. Свои технологии у коалиции нашлись и на этот случай: впервые показали себя ЗРК «Патриот», сбившие часть иракских ракет (впрочем, даже без них немногочисленные ракетные удары были не более чем «булавочными уколами», чтобы ответить противнику хоть как-то, а не выиграть войну). В основном же воздушная война оказалась вполне себе «игрой в одни ворота».

Коалиция «утюжила» Ирак с воздуха около 40 дней. 24 февраля в бой наконец пошли танки и пехота: началась наземная стадия операции «Сабля пустыни». Разумеется, к этому моменту иракская армия вовсе не была уничтожена (история вообще не знает примеров, чтобы армия уничтожалась одними бомбардировками). Однако боевой дух солдат уже упал, вера в победу — тоже, нарушились коммуникации, были разбомблены пункты управления.

Фото: wikipedia.org
Схема наземной стадии операции. Фото: wikipedia.org

А когда начались боевые действия на земле, выяснилось, что техническое и тактическое превосходство решает и здесь. Иракские танки были легкой добычей в ночных боях для вертолетов, танков «Абрамс» и «Челенджер», БМП с современными ПТУРами и инфракрасными прицелами. Доходило до отчаянных импровизаций: исправный танк армии Ирака солдаты могли завалить покрышками, поджечь их и выдать машину за подбитую, чтобы хоть как-то подпустить противника на расстояние выстрела.

К последней декаде февраля иракцы поняли, что из Кувейта все же придется уходить. А напоследок военные подожгли нефтяные поля покидаемой страны — небо затянули облака дыма. Всего на наземную операцию силы коалиции потратили меньше пяти дней, в последний день февраля танки вошли в Эль-Кувейт, и Саддам Хусейн наконец принял все требования ООН.

Именно наземная часть операции «Буря в пустыне» считается наиболее успешной в военном отношении. К воздушной части особых вопросов нет: слишком подавляющее количественное и качественное превосходство позволяло самолетам отбомбиться по иракским объектам практически безнаказанно. А вот операция на земле могла стоить куда больших потерь: даже современная техника ничего здесь не гарантирует (вспомним штурм Грозного, где российской армии не помогло ни абсолютное превосходство в бронетехнике, ни современные танки Т-80).

Фото: wikipedia.org
Горящие нефтяные поля Кувейта. Фото: wikipedia.org

Однако отлично налаженная логистика и управление войсками позволило обеспечить бронетанковым силам союзников уникальную подвижность — что в свою очередь дало возможность ювелирно бить по слабым местам иракской армии и победить в рекордно короткие сроки.

Союзники ушли, а Саддам остался

Потери коалиционных сил в личном составе, по официальным данным, составили менее 400 военнослужащих (многие пали от дружественного огня, особенно при боях в дыму горящих нефтяных полей). Потери иракской стороны превосходили на два-три порядка и исчислялись десятками тысяч человек, в основном в ходе воздушного наступления союзников.

Казалось, после сокрушительного поражения Хусейна его режиму конец. Но нет: ООН направила войска в Ирак не свергать его лидера и устанавливать новый порядок — речь шла только о том, чтобы освободить Кувейт. А внутренняя прочность системы, выстроенной Саддамом, не настолько снизилась, чтобы режим пал сам по себе.

На этом, кстати, жестоко обожглись шииты и курды, которых Хусейн не любил и жестоко подавлял. Ожидая скорого краха саддамовского Ирака, они подняли в разных частях страны восстание. Краха не последовало, и недобитая иракская армия вскоре показала, что раздавить инсургентов еще вполне способна.

Уход союзников из Ирака после выполнения операции даже позволил Хусейну заявить о своей победе в кампании, ведь вражеские солдаты все же покинули Ирак.

Добивать режим Саддама Хусейна через 12 лет довелось тоже Джорджу Бушу, только младшему.

-50%
-15%
-20%
-20%
-5%
-20%
-50%
-10%
-50%
-50%