154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. Telegram-канал BYPOL тоже признали экстремистским. Напоминаем, что делать подписчикам
  2. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  3. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  4. «Отражает лишь степень встроенности Лукашенко во внешнюю политику Кремля». Эксперты — о встрече в Москве
  5. В Беларуси задержали банковских мошенников, звонивших жертвам по Viber. Ущерб — более миллиона
  6. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  7. Песков рассказал о встрече Путина и Лукашенко. В Кремле ничего не знают о «принципиальном решении»
  8. «Симптомы эпилепсии — это не только судороги и обмороки». Разбираем с неврологом мифы о болезни
  9. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  10. Тепла хочется? В апреле не дождетесь: печальный прогноз погоды
  11. Правительство может отменить «заморозку» цен на социально значимые товары — и вот почему
  12. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  13. Родстер за 55 тысяч долларов и броневик — за 5. Посмотрели, какие эксклюзивные авто можно купить прямо сейчас
  14. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  15. В России с 1 по 10 мая будут выходные (и это из-за коронавируса)
  16. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  17. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  18. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  19. «Врачи не верили, что я вытяну». История Стаса, который попал под поезд и выжил
  20. Кому, зачем и сколько? Суд по делу Виктора Бабарико: что говорит «взяткодатель»
  21. Внучка выложила фото дедушки в TikTok и собрала миллион просмотров. Смотрите, как круто он выглядит
  22. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  23. Доллар и евро на торгах заметно подешевели. Какие курсы валют установили обменники 23 апреля
  24. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца
  25. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  26. Приговор журналисткам «Белсата» за стрим с «Площади перемен» не изменили. Они проведут в колонии два года
  27. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  28. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  29. Кто знал правду о чернобыльской катастрофе в 1986 году и как боролись с тем, чтобы «не было паники»
  30. Ну, как съездил? Что смотреть в Старых Дорогах, а что не стоит


Анастасия Величко / /

Вот уже пять лет Беларусь постепенно переходит на электронные образовательные платформы — онлайн-дневники и журналы. Но радикальных перемен в системе школьного образования пока не случилось. О том, должны ли они вообще произойти и как может в будущем трансформироваться белорусская школа, мы поговорили с теми, кто уже помогает ей стать современной — Юлией Кузьминой и Владом Евтеевым, представителями платформы «Знай.бай».

Менеджер проекта «Знай.бай» Юлия Кузьмина и директор по развитию «Знай.бай» Влад Евтеев

Эта публикация появилась благодаря проекту «Поддержи TUT.BY». Спасибо нашим читателям за важный вклад в создание новостей!

«Что с этим делать дальше — вопрос открытый»

— В Беларуси уже который год идет цифровизация школ. Как продвигается этот процесс?

Влад:
— С формальной точки зрения он завершен: программа цифровизации была разработана на пять лет — с 2016 по 2020 год. За это время во все белорусские школы провели интернет, и большинство из них подключились к электронным сервисам, в том числе к нашему. Но что с этим всем делать дальше — вопрос открытый.

Юлия: 
— Есть нюансы, которые тормозят развитие «Электронной школы» в Беларуси. Например, интернет: да, теперь он есть везде — даже в самых маленьких школах, но не везде качественный. То же касается и компьютеров: в одних учреждениях образования их много, и учителя без проблем могут ими пользоваться, в других — несколько на школу. Как оперативно заполнить журнал, если его не на чем заполнять?

Третья проблема — нежелание многих педагогов переходить на онлайн-формат. Сейчас им приходится заполнять оба журнала — бумажный и электронный, и они воспринимают это как дополнительную нагрузку. Хотя на самом деле на заполнение электронной таблицы в день уходит буквально пара минут: открыть журнал, записать тему урока и домашнее задание, выставить оценки. Впоследствии это, скорее, экономит время учителя, чем отнимает его.

— И в чем экономия?

Юлия: 
— Во-первых, в подсчете четвертных отметок. Если раньше учителям необходимо было в конце каждой четверти и учебного года все делать вручную, теперь это может делать программа — на основании тех данных, которые были в нее внесены. Преподаватель просто выбирает параметр, по которому должен быть подсчитан средний балл.

Кроме того, у «Знай.бай» есть дополнительная функция: темы уроков и домашние задания можно загрузить одним файлом в начале четверти. То есть заполнять их после каждого занятия не нужно — и это тоже экономит время.

— Хорошо, для учителей это — удобный инструмент. Что насчет учеников и родителей? В чем польза электронных дневников и журналов для них?

Влад: 
— А в чем польза электронных блокнотов и смартфонов? Общество неизменно идет вперед, это норма жизни. И школа тоже должна развиваться.

Юлия: 
— Плюсов у такого развития масса. Во-первых, теперь дети не могут «забыть» дневник дома. А значит, родители видят оценки и пропуски ребенка в режиме онлайн. Они всегда в курсе того, что ему задали на дом, когда ближайшая контрольная, могут помочь ему с учебой, если видят, что успеваемость по одному из предметов упала.

Влад: 
— С позиции родителя могу сказать, что электронная система помогает и в планировании семейных активностей. Например, вы решили съездить в гости к бабушке с дедушкой. Посмотрели дневник — ага, много домашних заданий, завтра — лабораторная по химии. Значит, съездим в следующий раз, а сегодня займемся учебой.

— То есть переход в онлайн в перспективе должен повысить уровень образованности учеников и качество самого образования?

Влад:
— Безусловно. Первое — за счет того, что у родителей появится больше информации о том, как учится их ребенок. Когда информация есть, с ней можно работать и предпринимать какие-то шаги. Например, ваш сын или дочь постоянно пропускает уроки химии. Почему? Возможно, не сложились отношения с преподавателем. Это, к слову, может быть сигналом и для администрации школы. Если директор видит, что у какого-то учителя во всех параллелях плохая успеваемость, возможно, стоит обсудить с ним методику преподавания, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону.

А повысить качество школьного образования можно за счет того, что у педагогов освободится время: они уже не будут тратить его на документацию — большую часть работы выполнит программа. Или на тот же сбор денег на питание — функцию оплаты школьных обедов мы тоже недавно интегрировали в систему, так что теперь это можно делать онлайн.

«Онлайн-обучение не сможет заменить живое общение»

— Насколько мне известно, белорусы — не первооткрыватели в сфере цифровизации образования: в той же Эстонии электронные дневники существуют уже давно. На что ориентировались вы при создании собственного продукта?

Влад: 
— Все верно, в Эстонии бумажных дневников нет уже давно. Поэтому мы ориентировались в том числе на их опыт и платформу EKool, которая используется в 90% местных школ.

Юлия: 
— Кроме того, определенные условия (как должна развиваться система) ставил перед нами регулятор — Министерство образования. Определенный набор функций — информация о пропусках и отметках, возможность просматривать актуальное расписание уроков и домашнее задание — должен присутствовать и быть бесплатным для всех.

Остальные опции мы разрабатываем по своему усмотрению и по запросу пользователей. Например, возможность отправлять домашнее задание учителю в электронном виде — наша инициатива. Которая, к слову, очень пригодилась школам во время первой волны пандемии, когда многие вынужденно ушли на удаленное обучение.

Влад: 
— На самом деле, предложений, как сделать лучше, поступает очень много. Но тут важно понимать, что с точки зрения международной классификации наша платформа — это LMS (Learning management system. — Прим. TUT.BY). То есть инструмент, который позволяет вносить, хранить и обрабатывать данные. Многие же хотят, чтобы внутри системы было все: Skype, Zoom, Instagram, базы данных школ и учеников. Только вот оно так не работает, даже на Западе. Каждый продукт должен решать свою задачу. Да, мы можем расширять экосистему, добавить туда какие-то дополнительные опции (как та же оплата питания), но она физически не может вместить в себя все.

Электронная платформа — фундамент, на базе которого можно развивать школьное образование. Но школа не может сделать это в одиночку: нужно, чтобы все участники образовательного процесса сделали шаг вперед. Мы как разработчики стараемся, чтобы сервис был максимально функциональным и полезным: иногда между собой шутим, что уже всем чиновникам глаза намозолили... Много раз предлагали инициативы для развития идеи электронных дневников. Например, хотели реализовать возможность для учителя прикрепить к домашнему заданию электронный учебник. Но, к сожалению, обращения результата не дали.

Проект очень важен для компании, ведь мы все сами родители. Еженедельно делимся друг с другом мыслями о том, как сделать сервис еще лучше. Но сейчас ограничиваемся локальными функциями. А хотелось бы, чтобы сервис представлял собой симбиоз уже готовых решений из разных сфер. Например, школьным администрациям не обязательно ежедневно тратить время, чтобы выслать в управление образования отчет об отсутствующих учащихся: любой государственный орган мог бы сам в режиме онлайн отслеживать текущую ситуацию. То же самое — с отметками. Мы очень надеемся, что когда-то нас услышат.

— А какой вообще, на ваш взгляд, должна быть белорусская школа будущего? Например, с точки зрения самой системы обучения. Должен ученик выбирать предметы, которые хочет изучать, сам — или пусть все остается так, как есть?

Влад: 
— На самом деле, выбор у учеников есть и сейчас: есть ведь лицеи, колледжи. Возможно, необходимо, чтобы профильных учреждений, куда может поступать ребенок после 9-го класса, стало больше. Если он готов брать ответственность за свой выбор, почему бы его не дать?

Юлия: 
— Мне кажется, тот уровень образования, который есть у нас, не учитывает склонности и интересы отдельных учеников. Многие учителя считают свой предмет самым главным и ставят не всегда выполнимые задачи. Поэтому было бы здорово, если бы школа видела в учениках личностей и формировала образовательный процесс с учетом особенностей и интересов ребенка, чтобы подход был индивидуальным. Но для этого, конечно, необходимы кадры и профессиональная переподготовка текущего преподавательского состава.

— Кстати, об индивидуальном подходе. Слышала, в некоторых немецких школах работают так: каждый ученик идет в своем ритме, и учитель не подгоняет, если один из них пока «завис» на втором параграфе, а второй — уже на пятом. То есть задача учителя — не просто дать информацию, но и донести ее до каждого в классе. В белорусских школах такой дифференциации есть место?

Влад: 
— Общий план занятий все равно должен быть, иначе образовательный процесс просто не состоится: его смысл в том, как мне кажется, что ученик постоянно преодолевает какие-то препятствия.

Безусловно, мне как родителю хочется, чтобы моим детям уделяли больше времени, «разжевывали» каждый предмет. Наверное, в теории это возможно, но позволяет ли это наша программа, временные рамки? Я реалист. И не хочу требовать от школы того, чего она не может дать. 

— А что насчет электронных учебников, они нужны? Вокруг них сейчас много споров: одни родители за то, чтобы разгрузить школьные портфели, другие — считают, что в жизни детей и так слишком много гаджетов.

Юлия: 
— Думаю, у родителей и их детей должен быть выбор — покупать бумажные учебники или электронные.

Влад: 
— Два года назад на EdCrunch (конференции на тему школьного образования. — Прим. TUT.BY) поднималась такая проблема: родители признают, что их дети много времени проводят за электронными девайсами, но при этом они не готовы использовать гаджеты для обучения. На мой взгляд, как раз-таки важно сломать парадигму: девайс — для развлечений. Возможно, если ребенок будет видеть, что планшет — это не только игры, но еще и интересная учеба, отношение к гаджетам изменится. Сейчас же есть четкое разделение: вот игры, а вот — скучные книжки.

— Дистанционное обучение должно появиться как опция?

Юлия:
— Сейчас такого понятия, как дистанционное обучение, вообще нет в законодательстве. Но, как показала пандемия, появиться оно должно. Это хороший инструмент, который позволит учиться всем, в любое время и в любых обстоятельствах. И было бы классно его иметь.

Влад: 
— Но, конечно, ничто не заменит личного общения ребенка с педагогом и с одноклассниками. Социализация очень важна, а онлайн-обучение — всего лишь дополнение к школьным будням.

Кроме того, есть много объективных факторов, которые препятствуют полноценному переходу на «удаленку» — от низкого материально-технического обеспечения школ, детей и учителей до отсутствия единой платформы для онлайн-обучения и навыков работы в цифровой среде у педагогов. Но это комплексная проблема: не только сами школы должны стать более гибкими, но и финансирование образовательной сферы должно увеличиться. А это уже вопрос обеспеченности государства.

— Что нужно, чтобы трансформация произошла: изменения в законах, активность родителей, переподготовка учителей или готовность IT-компаний разрабатывать специализированные продукты? Или же все вместе?

Влад: 
— Модернизация школы в первую очередь зависит от мотивации педагогов и администрации школы, их желания работать с новыми технологиями. Но, конечно, должны участвовать и остальные — и родители, и государство.

Юлия: 
— По нашему опыту, в школах, где все участники процесса влились в новый формат, повышается успеваемость, значительно снижается количество пропусков, у педагогов освобождается время, которое они тратили на составление отчетов. Так что обновление — это важный этап, в котором должны быть заинтересованы все стороны. Если школа перестанет развиваться, мы просто отстанем от всего мира.

— На ваш взгляд, Беларусь по итогу сможет прийти к принципиально новому формату школьного образования?

Юлия: 
— Я думаю, что полноценного и массового перехода в онлайн в ближайшие годы в Беларуси не случится. И не только потому, что кто-то не хочет это делать: онлайн-обучение не сможет заменить живое общение.

Влад: 
— Дело в том, что сейчас мы находимся в моменте, когда школы сделали практически все, что могли. Все, что уже запущено, будет работать, но без формализации процесса со стороны Министерства образования полноценно на электронную школу мы не перейдем. Сейчас бумажный дневник обязателен, а электронный — проходит «апробационный период». Вот если бы завтра стало наоборот, и опциональным стал дневник бумажный, думаю, половина школ республики перешла бы на новый формат в течение одной четверти. Чтобы мы продвинулись вперед, инновации должны стать стандартом.

Партнер проекта:

Знай∙бай — белорусская платформа электронных дневников и журналов, к которой подключено 1330 школ (более 44% от общего количества). Главными целями проекта являются сокращение бумажных носителей, а также повышение эффективности работы всей системы образования.

Партнер проекта:

Знай∙бай — белорусская платформа электронных дневников и журналов, к которой подключено 1330 школ (более 44% от общего количества). Главными целями проекта являются сокращение бумажных носителей, а также повышение эффективности работы всей системы образования.

-7%
-5%
-25%
-25%
-10%
-20%
-21%