107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  3. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  4. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  5. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  6. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  7. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  8. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  9. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  10. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  11. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  12. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  13. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  14. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  15. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  16. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  17. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. Минское «Динамо» проводит третий матч Кубка Гагарина против СКА. Онлайн
  21. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  22. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  25. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  26. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  27. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  28. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  29. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  30. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей


Сделка Easybrain cо шведской корпорацией Embracer Group на 640 (плюс 125) млн долларов вызвала радость у ИТ-бизнесменов и удивление у непрофессиональных наблюдателей. В суровых белорусских реалиях, где инвестклимат, кажется, погружается в вечную мерзлоту, вдруг громкая продажа, да еще и с последующим рекордным ростом акций покупателя. Хотя экономисты утверждали, что нормальных сделок ждать больше не стоит. dev.by задался вопросами, насколько удивительно или нет такое слияние-поглощение сейчас, как влияют политические риски и что M&A означает для белорусской команды. Разобраться помогли ИТ-предприниматели и венчурные инвесторы Юрий Гурский (Haxus, Flo, Wannaby) и Кирилл Голуб (Angels Band).

Источник: dev.by
Источник: dev.by

«Сейчас в играх горячее время»

 — Большие молодцы, — говорит Юрий Гурский. — На мой взгляд, для Easybrain это своего рода форма IPO. Если основатели работают вдолгую, то финальный финансовый выход для них может быть намного выше озвученного — есть основания думать, что Embracer Group будет дорожать. Когда веришь в свою компанию и в покупателя, такое решение выглядит более удачным, чем просто забрать деньги сразу. При этом вполне возможно оставаться крупным акционером публичной компании десятилетия, совершенно не обязательно продавать акции после окончания лок-периода.

Сейчас в играх горячее время в плане M&A, так что, вероятно, заметные сделки с компаниями с офисами в Беларуси еще будут. На рынке появилось большое количество игроков, в том числе среди публичных компаний и тех, кто только готовится к IPO, которым очень выгодно увеличивать свои активы. К тому же рынок подогревает тема «спаков» (Special purpose acquisition company, или SPAC — публично торгуемая компания, созданная специально для слияния с другой частной компанией, которая желает выйти на биржу, минуя процедуру IPO. — Прим. dev.by). То, что публичный рынок нормально воспринимает игры и дает хорошую разницу с частной оценкой, сильно подогревает рынок поглощений. Некоторые корпорации уже сделали пять и более сделок в течение последних двух лет. И этот тренд в ближайшее время точно продолжится.

Отвечая на вопрос о значении сделки для рядовых сотрудников, Гурский отметил, что обычно условия работы в публичной компании лучше, там могут быть программы мотивации через RSU (Restricted Stock Units — акции, которые обещают выпустить в пользу сотрудников при выполнении определенных условий. — Прим. dev.by) или опционы, а публичность компании дает большую ликвидность.

«Как видим, рынок не находит в сделке никакого риска»

— Информация о недавних сделках с Melsoft и Easybrain чертовски порадовала. Мы ведь все, кто с тем или иным успехом строил здесь бизнес, работали и работаем в том числе и для создания больших историй, — добавляет Кирилл Голуб. — В Беларуси за последние десять лет сформировался удивительно мощный кластер компаний — разработчиков и издателей игр. Конечно, эта история заметно старше: например, еще в 2001 году мой старый товарищ Олег Роговенко (совладелец и CEO компании Awem Games) начинал с коллегами-энтузиастами делать игры (когда мы с компаньонами выбрали разработку веб-сайтов на заказ). Но до эры мобильных телефонов и мобильных платежей разработка небольших и относительно несложных игр (которые мы сейчас называем казуальными) не могла принести авторам сколько-нибудь заметного успеха. Ребята-игроделы взяли реванш, когда каждый житель планеты начал проводить в телефоне по несколько часов в день и одним нажатием отдавать свои деньги издателям игр.

Геймдев при этом — удел энтузиастов. Да, случается, что первый случайный успех приходит в самом начале, но серьезный результат зарабатывается только опытом. На примерах последних лет — Belka, Say Games, Melsoft и вот теперь Easybrain — это особенно хорошо видно.

Что приобретает покупатель в такой сделке? Юридически — активы (интеллектуальные права), будущий денежный поток и команду. Фактически — энергию основателей, отлаженную машину по созданию продукта (те процессы, с помощью которых из группы энтузиастов была создана профессиональная команда) и возможность дальнейшего эффективного расширения этой команды.

Сделка Embracer Group и Easybrain примечательна и необычна тем, что педантичные шведы сразу сделали ее основные параметры доступными широкой публике. Параметры сделки — классические для M&A, хоть в учебник их помещай. Из необычного, пожалуй, только ожидаемый двухкратный рост рентабельности по EBIT: c 16% до 33%. Для компании с «core focus on advertising-based puzzle and logic games» это означает фантастически успешную работу команды User Acquisition.

Из публичной информации следует, что вся немаленькая команда Easybrain станет частью шведского холдинга, то есть с высокой вероятностью будет сохранен минский офис. Положительная реакция фондового рынка — рост котировки акций Embracer Group AB на +16% за вчерашнюю торговую сессию — показывает, что рынок только приветствует сделку с таким активом.

Дело в том, что нам с вами неизвестна объективная степень «белорусскости» актива. А оценка рисков — всегда субъективна и применима только к конкретной паре «объект/субъект».

Как видим, шведский холдинг явно не считает такое слияние «сделкой с рискованным активом», а рынок не находит в сделке никакого риска, только плюсы.

Плюс с точки зрения рынка и в том, что Easybrain куплена не на внешние привлеченные деньги, а приобретена посредством слияния с выпуском дополнительных акций: …is paid in newly issued Embracer B shares. Это очень хорошо.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: John Schnobrich / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: John Schnobrich / Unsplash

— Раз шведы покупают энергию и энтузиазм белорусов в разгар депрессии, значит, верят в них? И не боятся, что те будут выгорать на плохих новостях и внезапно отлучаться на сутки? Получается, разговоры о том, что о нормальных инвестициях можно забыть, не подтверждаются жизнью?

— Шведы верят в эту машину по созданию казуальных игр. Если такой элемент этой машины, как «сотрудники в белорусском офисе», не вызывает у них сомнений — значит, да, не боятся.

Но здесь — не инвестиция в рост, здесь — M&A, сделка по поглощению. Есть отличительные нюансы.

— Отсутствие сомнений удивляет? Может быть, есть какие-то стандартные подушки безопасности в таких случаях, к примеру релокейт?

— А вот таких деталей мы не знаем. В любой сделке такого масштаба есть раздел управления рисками: все риски оцениваются, ранжируются и по каждому предлагается способ этот риск снизить до приемлемого уровня (или способ не дать риску стать критически большим).

Но нам с вами этот раздел, увы, не покажут.

Еще важно помнить, что сделки такого масштаба не делаются за месяц или за квартал: обычно подводка к сделке — это не менее полугода и примерно столько же — сама работа над сделкой. Но тот факт, что она не отменена (как не отменена была и сделка с Melsoft), говорит о том, что риски оказались приемлемы для покупателей.

— Как такая сделка может сказаться на условиях работы белорусской команды? Что обычно получают (или теряют) рядовые сотрудники?

— Во-первых, хотелось бы верить, что у сотрудников (не рядовых, но у менеджмента) есть хорошие опционы и они смогут эти опционы реализовать.

Во-вторых, я предполагаю, что белорусский офис может быть расширен. Мы не можем знать о реальных планах корпорации Embracer Group — но, например, американский холдинг, купивший два года назад нашу компанию Aheadworks, значительно расширил штат сотрудников в Беларуси.

В-третьих, любое слияние с западной компанией очень много привносит в культуру и рабочие процессы компании белорусской: в мире глобального бизнеса нет ничего хуже вынужденной изоляции.

— Значит, и всю Easybrain неминуемо ждет развитие?

— Вероятно, да, раз шведы закладывают +600 миллионов прибыли (EBIT) в следующие шесть лет.

— К этому финансовому показателю привязана выплата дополнительных 125 млн долларов. Насколько достижимой кажется планка?

— Если прибыль за 2019 год — 18 млн, а за 2020 год ожидается 70 млн — то при таких темпах роста +600 млн прибыли за следующие шесть лет могут быть вполне реальны.

-10%
-10%
-10%
-15%
-10%
-80%
-30%