Поддержать TUT.BY
146 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  2. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта
  3. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  4. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  5. Умер автор белорусского букваря Анатолий Клышко
  6. Спектакль по книге Алексиевич исчез из репертуара РТБД. Что известно?
  7. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходило в Беларуси 14 апреля
  8. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  9. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  10. «Реал» выбил «Ливерпуль» из Лиги чемпионов, «Манчестер Сити» разобрался с «Боруссией»
  11. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  12. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  13. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  14. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  15. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  16. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  17. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  18. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  19. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  20. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  21. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  22. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  23. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  24. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  25. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  26. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  27. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  28. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  29. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  30. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза


/

Ровно 40 лет назад, 11 февраля 1981 года, в Польше произошло ничем вроде бы не примечательное событие: сменился премьер-министр. Новым председателем Совмина стал силовик, министр национальной обороны Войцех Ярузельский. Впереди страну ожидало беспрецедентное закручивание гаек, военное положение, сосредоточение в руках силового сектора всей власти в стране и почти десятилетие противостояния власти и гражданского общества. 42.TUT.BY рассказывает об этих событиях.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Польша в семидесятых: золотой век и долги

Семидесятые годы стали этаким золотым веком для Польской Народной Республики. Общество почувствовало свою силу: массовые протесты рабочих на Балтийском побережье, хотя власть и решилась тогда стрелять в народ, довели до сердечного приступа и отставки консервативного лидера ПОРП (аналог КПСС в Польше) Владислава Гомулку. Его место занял относительно либеральный Эдвард Герек.

Власть слегка отпустила вожжи, и в Польше началась «оттепель» и расцвет культуры. Снимали Анджей Вайда и Кшиштоф Занусси, снимался Даниэль Ольбрыхский и Барбара Брыльска, пели Анна Герман и Анна Янтар. Варшавский пивзавод разливал первую в советском блоке кока-колу, а Польша в целом получила ироничное прозвище «самого веселого барака в соцлагере». Москва не препятствовала: семидесятые были периодом «разрядки» с Западом, и силой вмешиваться в дела сателлитов после подавления «Пражской весны» в 1968 году Брежнев не стремился.

А вот дела в экономике Польши шли неважно. Промышленные мощности устаревали, страна нуждалась в технологическом перевооружении — и деньги для этого руководство ПОРП решило брать на Западе, а не у союзников по соцблоку. Экономика ПНР буквально заливалась кредитными деньгами: рассчитывали на то, что скоро все долги удастся отдать за счет возросших прибылей.

Однако десятилетие заканчивалось, долг достиг астрономических величин в 20 миллиардов долларов, а прибыль все не появлялась: из-за коррупции, волюнтаризма и дилетантских решений модернизация экономики «сверху» провалилась. Вложенные в экономику деньги будто растаяли, не принеся желаемого улучшения.

Рассчитывать, что западные страны спишут кредиты, не приходилось: им самим было тяжко в условиях нефтяного кризиса. Советский Союз тоже не горел желанием спасать польскую экономику. В результате к концу 70-х «золотой век» очень внезапно и совершенно закономерно закончился, Польша находилась на грани экономического краха.

Опустели полки в магазинах, все, что можно было вывезти, экспортировалось, выросли цены (что при плановой экономике был абсолютный нонсенс). Рабочие снова поднялись на протесты. Стрельбой их пока не разгоняли, но активистов преследовали, увольняли, и точечные репрессии во второй половине семидесятых стали нормой. В ответ интеллигенция создала правозащитный «Комитет защиты рабочих» или KOR (Komitet Obrony Robotników).

Забастовки и «Солидарность»

Знаковой датой стало 1 июля 1980 года — в этот день правительство централизованно повысило цены на мясо. Терпеть рабочие не стали: сначала вспыхнули протесты в Люблине, затем их центр переместился в Гданьск: там при содействии KOR был создан Межзаводской забастовочный комитет во главе с электриком судоверфи Лехом Валенсой. Число забастовщиков исчислялось сотнями тысяч, в историю эти события вошли как «польский август». На сей раз интеллигенция и рабочие действовали вместе.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Забастовочный комитет и KOR совместно выработали 21 требование рабочих к властям — в основном экономические — вплоть до введения продуктовых карточек на мясо. Вместе с тем требовали и независимых профсоюзов, и законного права на забастовку, и достоверной информации о социально-экономическом положении страны, и участия в обсуждении необходимых реформ.

Ключевым, как известно, оказалось требование независимых профсоюзов: уже 17 сентября польские забастовочные комитеты провозгласили свое объединение — независимый самоуправляемый профсоюз «Солидарность», ставший впоследствии легендарным. Поляки мгновенно «проголосовали ногами»: в новый профсоюз за пару месяцев записалось семь миллионов человек (пятая часть населения), из них миллион коммунистов (треть ПОРП). Председателем стал Лех Валенса. 10 ноября профсоюз стал легальным.

Власти ПНР штормило. «Либеральные» круги во главе со стремительно теряющим власть Гереком не решались применять силу против рабочей массы, сталинистский «партийный бетон» (старая гвардия ПОРП) не желала идти ни на какие уступки.

Властный «маятник» за август-сентябрь качался несколько раз, и в итоге ситуация создалась двойственная: с одной стороны, руководство ПОРП признало справедливыми некоторые требования рабочих (в первую очередь, создание независимых профсоюзов, что и привело к созданию «Солидарности»), с другой — Эдварда Герека отправили в отставку, заменив на более жесткого Станислава Каню. К «партийному бетону» последний не принадлежал, представляя собой фигуру скорее компромиссную, готовую действовать и кнутом, и пряником. Однако было совершенно очевидно, что вскоре начнется период реакции. И он начался.

Проблемы властей оказались тем серьезнее, что неясно было, какую именно позицию займет армия — лояльность войск не гарантировалась. Именно поэтому еще в августе в Москве начались первые разговоры о возможном введении советских войск в Польшу. Потерять польского сателлита СССР никак не мог: рвалась связь с сильнейшей Группой советских войск в Германии, существовал риск утраты контроля над главной нефтяной «трубой» (а экспорт нефти для Союза являлся критическим с середины семидесятых).

Тем не менее полномасштабная интервенция для Москвы на тот момент была скорее нежелательна, если не вовсе неподъемна: страна все глубже увязала в афганской войне, и на «второй фронт» руководство Союза выделять ресурсы желанием не горело. В СССР в то время родился грустный стишок:

Паны и пани,

Слушайтесь Каню,

А то придут Вани

И будет как в Афганистане…

Однако легализация «Солидарности» и взрывной рост ее численности все больше раздражали партийное руководство советского блока и «бетон» ПОРП. Представителям «старой гвардии» партии независимый профсоюз был как кость в горле, и уступки ему летом-осенью партийцы воспринимали как болезненное, но временное поражение.

Пан Ярузельский

В условиях холодной войны реформаторов и консервативного крыла 11 февраля 1981 года председателем Совета министров ПНР стал Войцех Ярузельский, глава оборонного ведомства (при этом министром национальной обороны он тоже остался). Назначение на важный пост силовика никого особо не насторожило: армия пользовалась в обществе неплохим авторитетом и вся неприязнь сосредотачивалась на ПОРП. Напротив, человек, не принадлежащий к «бетону», виделся не худшим премьером, с которым можно вести дела.

Юрий Андропов (слева) и Войцех Ярузельский (справа) примерно в 1980 году. Фото: wikimedia.org
Юрий Андропов (слева) и Войцех Ярузельский (справа) примерно в 1980 году. Фото: wikimedia.org

Однако общественность в Ярузельском ошиблась. Да, он не имел солидного партийного прошлого, будучи всю жизнь связан с армией. Потомок шляхетского рода, он с семьей в 16 лет переехал в Литву, откуда после присоединения республики к СССР поехал прямо в сибирскую ссылку. Похоронил там отца, повредил роговицу глаз на лесоповалах (отчего носил темные очки), однако во время Второй мировой смог вступить в польские части, сформированные в СССР. В войну Ярузельский прошел с войсками до самой Эльбы, а затем продолжил военную карьеру.

В конце шестидесятых Ярузельский, будучи уже министром национальной обороны, получил первый опыт ввода войск для спасения союзника от реформ: 24 тысячи поляков участвовали в подавлении «Пражской весны». Двумя годами позже польские солдаты с ведома Ярузельского участвовали в разгонах рабочих протестов на Балтийском побережье — тогда погибло 46 человек. Так что применять силу новому премьеру было, в общем, не впервой. Тем более что компромисса между «Солидарностью» и властями так и не получилось: первая готовила новые забастовки, вторые после первых уступок уперлись и не желали никакого реформирования. Параллельно Польша становилась все беднее, мы помним, что страна балансировала на грани банкротства, а в первой половине 1981 года вследствие кризиса польский национальный доход упал на 15%.

Экономические меры, которыми правительство предлагало решить проблему в условиях массовых протестов, оказались не очень оригинальными: чтобы избежать дефицита, Ярузельский предлагал еще больше поднять цены на продовольствие и топливо. Параллельно пугал анархией, которая якобы скрывается за требованиями демократических преобразований, и говорил, что «нельзя отдать народную власть, власть социалистического государства, и она не будет отдана».

В течение 1981 года руководство ПОРП постепенно все более склонялось к силовому варианту: деятельность «Солидарности» раздражала власти все больше, а ее требование экономических и политических реформ (включая самоуправление на предприятиях и свободные выборы в сейм) прямо угрожало монополии польских коммунистов на управление страной.

На тот момент, кстати, вопрос о советской интервенции уже практически не стоял: против, например, был «серый кардинал» Политбюро Михаил Суслов, второе лицо в государстве (тяжело больной Брежнев тоже не рвался вводить войска). Правда, достоянием общественности отказ от вторжения стал куда позже.

На декабрь «Солидарность» запланировала массовые демонстрации в годовщину расправы над протестующими в 1970 году. И тут Ярузельский, сосредоточивший к тому времени уже всю власть в стране (18 октября он сменил Каню на посту первого секретаря ПОРП) нанес удар: в стране было введено военное положение. 12 декабря все воеводские (областные) коменданты милиции получили конверты, хранившиеся в сейфах с марта — то есть положенные туда всего через месяц после назначения Войцеха Ярузельского премьером.

В конвертах содержались инструкции: взять под контроль все средства связи, радио, телевидение, интернировать всех активистов «Солидарности», до которых удастся дотянуться. Под стражей оказался Валенса, большая часть руководства профсоюза, а еще почему-то бывший первый секретарь ПОРП Эдвард Герек. Правительство закрыло границы, запретило все общественные организации, выпуск абсолютно всех СМИ.

Введение военного положения стало крупнейшей полицейской операцией в XX веке: только сотрудников ZOMO (тогдашнего польского ОМОНа) задействовали 10 тысяч человек. А еще 250 тысяч военных при нескольких тысячах танков и бронетранспортеров. Одномоментно удалось задержать около пяти тысяч человек, вскоре к ним прибавилось еще столько же.

Войцех Ярузельский зачитывает обращение 13 декабря 1981 года. Фото: wikipedia.org
Войцех Ярузельский зачитывает обращение 13 декабря 1981 года. Фото: wikipedia.org

«Государство рабочих и крестьян» нанесло сокрушительный удар по рабочим и крестьянам, объявив их контрреволюционерами. Власть в стране перешла к Военному совету национального спасения (Wojskowa Rada Ocalenia Narodowego, WRON). В последовавшей речи Ярузельский заявил: «Я обвиняю эти силы в стремлении к конфронтации, в стремлении парализовать власть, в распространении ненависти, в постоянном нарушении закона, в забастовочном терроризме, в разрушении экономики, в том, что эти силы подвергали угрозе союзы и безопасность страны. Я обвиняю этих людей в злоупотреблении доверием миллионов честных людей, вовлекаемых во все
более опасный омут».

Впоследствии Войцех Ярузельский настаивал, что военное положение он ввел исключительно с целью не допустить вторжения войск стран советского блока. Сегодня это сомнительно: по прошествии десятилетий никаких прямых доказательств подготовки ввода войск так и не удалось найти — зато очевидно, что военное положение готовилось заранее.

Сопротивление народа удалось подавить не сразу. Рабочие заняли десятки предприятий в Варшаве, Гданьске, Вроцлаве и других городах. Обычно армия и ZOMO работали так: ворота предприятия пробивал танк, после чего внутрь врывались силовики, вытесняя бастующих с фабрики. В случае оказания сопротивления, как на шахте «Вуек» в Силезии, ZOMO открыл огонь по шахтерам из пулеметов — погибло девять человек. В Гданьске жестко разогнали демонстрацию — еще три жертвы.

Фото: wikipedia.org
Памятник погибшим на шахте «Вуек». Фото: wikipedia.org

В итоге к концу года сопротивление профсоюзов удалось подавить. Без централизованного руководства миллионы сторонников ушедшей в подполье «Солидарности» не смогли организовать эффективного противодействия. Карта Ярузельского сыграла и на некоторое время продлила существование коммунистической Польши.

Поляки протестовали как могли. Акции солидарности, итальянские забастовки на работе, листовки и плакаты, антиправительственные граффити. Аббревиатура WRON по звучанию похожа на слово wrona (ворона), и на стенах нередки были надписи «Вороне орла не победить», «WRON за Дон», «Зима ваша, весна наша». Смывать граффити отправляли специальные группы.

Фото: wikipedia.org
Изображение WRON в виде вороны в темных очках (такие часто носил Ярузельский) и поющей песню, ассоциирующуюся в Польше с нацизмом. Фото: wikipedia.org

«Замирив» таким образом Польшу, Ярузельский и его окружение не смогли «замирить» экономику. В феврале 1982 года на 241 процент выросли цены на продовольствие, на 171 процент — на электроэнергию и тепло. На предприятия назначали военных комиссаров, чтобы те «укрепляли дисциплину и производительность труда» — насколько это помогло, судить трудно.

Военное положение продержалось до 22 июля 1983 года, стоило жизни более чем сотне человек и не решило ни одной проблемы. Разгромленная в легальном поле «Солидарность» продолжала работать в подполье, доверие народа к ПОРП упало до нуля, а экономике несгибаемый Войцех Ярузельский так и не помог. Тем не менее ПНР продержалась еще несколько лет — почти до конца десятилетия. Сам Ярузельский в итоге отдал власть все тому же Леху Валенсе и прожил до 2014 года.

-53%
-20%
-50%
-20%
-50%
-50%
-40%
-40%
-50%
-12%