106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  2. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  3. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  4. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  5. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  6. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  7. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  8. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  9. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  10. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  11. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  12. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  13. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  14. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  15. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  16. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  17. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  18. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  19. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  20. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  21. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  22. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  23. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  24. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  25. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  26. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  27. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  28. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  29. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  30. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской


/

До недавнего времени Беларусь считалась одним из важнейших центров по разработке программного обеспечения в Восточной Европе. По оценкам Всемирного банка, в 2018 году страна входила в десятку стран мира по проведению дружественных реформ для бизнеса, связанного с информационными технологиями. IT-индустрия занимала третье место в республике по количеству вакансий, а доля этого сектора создавала около 8% ВВП всего государства. Однако после массовой волны протестов десятки IT-компаний и сотни специалистов этой отрасли заявили о намерениях уехать. Издание Delfi рассказывает историю одной белорусской ИТ-компании — а именно, Cortlex, которая решила открыть офис в Литве.

Фото: Cortlex
Фото: Cortlex

По словам высоких чиновников из министерства экономики и инноваций Литвы, сегодня «страна работает более чем с 60 потенциальными белорусскими компаниями». В республике уже обосновались такие компании, как EssentOptics и Belka Games, о намерениях открыть офисы и начать работу также заявили Wargaming, Flo Health, Coherent Solutions и Godel Technologies.

И хотя сегодня литовские власти активно помогают белорусским предпринимателям, желающим начать бизнес и обустроиться в Литве, в то же время Департамент миграции, являющийся главным медиатором всех процессов, давно стал объектом критики со стороны целого ряда политиков и деловых интересантов. Штатных бюрократов обвиняют в том, что сотрудники ведомства некомпетентны и пристрастны, что система работает слабо, что бумажной волокиты слишком много, а из-за постоянно меняющихся требований многие отказываются обивать пороги учреждений и уезжают за рубеж.

Как это все происходит на практике, изданию рассказали учредители Cortlex — компании, занимающейся разработкой программного обеспечения. Эта фирма открыла офис в Вильнюсе в октябре прошлого года.

  • Имя
    Дмитрий Дубовец ведущий учредитель компании
  • Имя
    Роман Римша учредитель компании и один из руководителей офиса в Вильнюсе

«Мы занимаемся сервисным бизнесом, помогаем бизнесу в развитии его IT-продуктов. Выполняем самые разные запросы клиентов, кого-то ведем от А до Я, кому-то помогаем решить конкретную задачу на отдельном этапе, — говорит ведущий учредитель компании Дмитрий Дубовец. — К нам обращаются самые разные компании из Европы и Соединенных Штатов, для которых мы на заказ создаем софт, то есть программное обеспечение. Большинство наших заказов связано с Европой, мы много работали с Бельгией, у нас есть клиенты в Италии и несколько заказчиков из Скандинавских стран».

«Чтобы у ваших читателей сложилась картинка, попытаюсь привести пример того, чем мы занимаемся. Например, мы работаем с бельгийской компанией, которая помогает учиться детям с ограниченными возможностями или определенными особенностями развития — у них может быть дислексия или нарушение зрительного восприятия. У такой компании есть потребность в софте, который мог бы диктовать текст или увеличивать его. Для этого создаются физические устройства, за счет которых можно читать пальцами. В свою очередь, мы разрабатываем для них программное обеспечение. Вот такими проектами мы занимаемся», — дополняет его Роман Римша, учредитель компании и один из руководителей офиса в Вильнюсе.

По их словам, Cortlex в Минске и Cortlex в Вильнюсе работают как две разные компании под одной маркой, но и ту, и другую учредили одни и те же люди. Трое из них — белорусы, один — гражданин Литвы. По словам учредителей, в общей совокупности в двух компаниях работает около 50 человек. Большая часть — в Минске, в вильнюсском офисе пока только восемь человек, но «это пока». Плюс в Вильнюсе 15 открытых позиций. До конца года учредители хотят нанять 12−15 человек.

По словам Дмитрия, решение об открытии офиса в Литве было принято 28 февраля 2020 года. «Чтобы вы понимали контекст, объясню, что стиль работы нашей компании неразрывно связан с диверсификацией — мы стараемся диверсифицировать портфель наших клиентов, рынки, на которых мы работаем… В определенный момент мы добрались и до релокаций, то есть до решения разнообразить и расширить наше местоположение», — отмечает он.

Кадры решают все

Собеседники признаются, что выбор на Литву пал благодаря нескольким факторам. Ключевой аргумент — люди и выгодное расположение. «Мы подросли достаточно для того, чтобы позволить себе открыть еще один полноценный офис где-нибудь за рубежом. Мы изучили предложения, посмотрели на условия в странах ближнего зарубежья. Могу сказать, что в целом налоги и правила ведения бизнеса в соседних республиках везде одинаковы — есть различия, но они не такие существенные. Где-то лучше в одной сфере, где-то в другой <…> Что повлияло на выбор в пользу Литвы? Все гораздо проще, чем вы думаете: наш коллега на тот момент уже работал из Литвы, поэтому там был своеобразный мини-офис. Благодаря этой зацепке мы решили развиваться именно в этой стране. Кроме того, для нас процесс учреждения иностранного офиса был в новинку, поэтому всегда лучше, когда на месте есть свой человек», — говорит Дмитрий Дубовец.

Тем не менее путь регистрации предприятия на территории Литвы не был устлан розами. «Начать работу в Литве было непросто. Главным камнем преткновения для литовской стороны стало то, что большая часть учредителей — граждане Беларуси. Из-за этого сразу возникло много вопросов, на решение которых ушли месяцы. Нас допытывали, почему мы хотим работать именно из Литвы, говорили, что, мол, раз вы белорусы, то и работайте себе спокойно из Беларуси — не трогайте Литву. Конечно, я обобщаю, но звучало это примерно так. По крайней мере, со слов нашего директора, который согласовывал все нюансы, — рассуждает минский учредитель. — Аналогичная ситуация была с банками. Мы перебрали все основные банки, работающие на территории Литвы, но в итоге с горем пополам счет удалось открыть лишь в Šiaulių bankas. Отвечали они, как и другие, довольно долго, запросы тоже обрабатывались небыстро, но все же это был единственный банк, который пошел нам навстречу и открыл счет. С другой стороны, весной нагрянула пандемия, поэтому все встречи и переговоры с банками проходили в режиме онлайн. Возможно, это как-то повлияло на скорость и оперативность».

Ему вторит и Роман Римша: «Большинство вопросов поступали именно из банков, их действительно смущал тот факт, что часть учредителей — граждане Беларуси. Лично мне не очень понятно, почему в Литве банки являются не поставщиками сервисных услуг, а фактически берут на себя роль регулятора. Сам процесс учреждения предприятия не вызывает больших проблем, но ты не можешь сделать этого, пока у тебя нет счета в банке. Приходится заполнять очень много бумажек, при этом сами сотрудники банков какие-то очень испуганные, как будто их кто-то толкает на что-то незаконное… У меня, как у гражданина Литвы, эта ситуация не вызывает большого удивления, но у моих коллег это вызывало много вопросов. В целом на это ушло очень много времени. Когда ты открываешь офис, хочешь сосредоточиться на работе, на клиентах, на заказах, на людях, на новых возможностях, а не на бесконечной бюрократии, которая отбирает большую часть твоего рабочего времени, и это, как мы знаем, обычная для Литвы история, но это нельзя назвать нормой», — делится мыслями Роман.

Осенний прорыв

По словам Дмитрия, определенный прорыв произошел в сентябре. В это время ответственные ведомства в Литве ускорились и Cortlex удалось уладить ключевые моменты. К слову, в этом же месяце в республике стали открывать офисы и другие белорусские IT-компании. Есть предположение, что это связано с изменившейся повесткой и открытым заявлением политических властей об оказании всесторонней помощи белорусам, желающим перевести бизнес в Литву.

На вопрос, зачем компании нужно содержать еще один офис в Европе, минский учредитель говорит следующее: «Здесь много нюансов. Во-первых, есть клиенты, которые хотят заключать контракты только с юридическими лицами, работающими на территории Евросоюза. Для них это важно — они хотят, чтобы все сделки были защищены европейскими законами, чтобы все суды находились в Европе и тому подобное. Во-вторых, нас интересует так называемый рынок кандидатов. Белорусы похожи на литовцев, но менталитет все же отличается. Мы рады тому, что появилась возможность получить доступ к новому рынку. Помимо прочего, Литва — страна — член ЕС, значит, мы можем найти и привлечь к работе множество новых сотрудников из всех государств, принадлежащих к сообществу. Ну и в-третьих, мы стараемся диверсифицироваться — мы не хотим, чтобы наша работа зависела от какого-либо правительства, поэтому в перспективе нацелены на появление разных центров в разных точках мира».

Роман соглашается с коллегой, но подчеркивает, что так как компания занимается высокотехнологичным бизнесом, то в их случае кадры решают все. Чем больше у Cortlex доступа к талантливым кандидатам, тем лучше для компании. Расширение географии нужно для найма IT-инженеров.

Кроме того, у учредителей есть предположение, которое пока не подтвердилось, что, находясь внутри ЕС, компания сможет получить и открыть для себя определенные новые перспективы для работы, которые были бы недоступны для белорусов вне этого сообщества.

Протесты и репрессии — удар по репутации Беларуси

Дмитрий Дубовец утверждает, что после начала протестов в Беларуси в одну лишь Литву перебралось около десяти белорусских компаний, связанных с IT. «Не проходит и дня, чтобы передо мной не мелькали сообщения о том, как в Украине, Литве, Латвии или Польше открываются новые компании из Беларуси. То, что произошло после выборов, очень сильно отразилось на IT-секторе. С точки зрения репутации мы несем колоссальный ущерб — Беларусь как страна долго работала на этот имидж, а теперь все катится в тартарары. Лично нас пока это не коснулось так сильно, как могло бы, но я знаю множество историй коллег — их клиенты настойчиво просят перевести бизнес за рубеж, вывести за границу команду или хотя бы уменьшить число людей в Беларуси, так как они опасаются за свои контракты и стабильную работу», — вздыхает собеседник.

По его словам, у политики есть неприятное свойство — она вторгается в жизнь людей без спроса, игнорировать важные общественные процессы не получается, а действия власти затрагивают всех. «Тем, кому кажется, что все в порядке, что политика ни на что не влияет, объясню простую вещь: кризис, который уже подступает, нас догонит, так как мы зависим от клиентов. Когда в отрасли появятся новые направления, когда будут открываться новые перспективы для развития и новые предложения, заказчики, безусловно, будут учитывать текущую ситуацию в Беларуси, так как все это связано с рисками. Это нельзя игнорировать — мы, в прямом смысле слова, часть глобального мира. Та же проблема была у наших коллег по цеху в Украине в 2014 году. Из-за сложной и нестабильной политической ситуации они тоже столкнулись с кризисом доверия со стороны клиентов. Для того чтобы более-менее восстановить репутацию, понадобилось два-три года, но отголоски слышны до сих пор», — резюмировал ведущий учредитель Cortlex.

-15%
-15%
-15%
-10%
-10%
-50%
-20%