107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  3. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  4. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  5. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  6. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  7. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  8. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  9. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  10. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  11. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  12. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  13. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  14. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  15. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  16. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  17. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. Минское «Динамо» проводит третий матч Кубка Гагарина против СКА. Онлайн
  21. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  22. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  25. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  26. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  27. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  28. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  29. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  30. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей

опубликовано: 
обновлено: 
/

Директор BelHard Игорь Мамоненко дал интервью probusiness.io, где в том числе рассказал о влиянии кризиса на ИТ и релокации айтишников. Приводим оттуда избранные цитаты.

Фото: Евгений Ерчак
Фото: Евгений Ерчак

Так, в один момент интервьюер спросил, каким выдался 2020 год для BelHard.

— 2020-й был сложным. Но плохим его однозначно не назовешь. Были как проблемы, так и успехи, — ответил Игорь Мамоненко. — Даже в кризис ИТ чувствует себя неплохо, несмотря на все но, которых было предостаточно. Как говорится, будем живы — не помрем. Конечно, объективно могу сказать, что рынок сократился — сделок стало меньше, клиенты думают дольше, ищут подешевле. Рейты упали — в среднем с 40 долларов до 25 долларов за человеко-час.

Естественно, встал вопрос: а как за эти деньги выполнять заказы и делать проекты? Хорошие программисты, как ни крути, стоят дорого.

И тут, по словам Игоря Мамоненко, компания нашла два способа: первый — повторное использование кода без нарушения авторских прав, и второй — подбор персонала под «проектную» загрузку.

— Еще один вызов 2020-го — начала 2021 года — нехватка качественных кадров: подготовленных, профессиональных, инициативных. Но наша ИТ-академия обеспечивает нас «свежими» ребятами. Поэтому недостаток топ-сотрудников мы компенсируем. Можем делать проекты без потери качества и даже за меньшую цену — так и остались конкурентоспособны, — продолжает он.

— Нехватка ИТ-кадров связана с тем, что многие айтишники уехали из Беларуси, компании релоцировались? Ощущается ли это на белорусском ИТ-рынке?

— Честно говоря, отток был незначительный. Да, Беларусь потеряла несколько действительно перспективных компаний. Но в общих масштабах — не страшно. То есть, конечно, жаль, что так происходит, но это не смертельно.

Айтишников в ПВТ — около 70 тыс. А в целом по стране — около 200 тыс. человек работает в ИТ. Если рассматривать самые смелые оценки, уехало около 15%. Другое дело, что в числе тех, кто уехал, были очень сильные специалисты.

Но свято место пусто не бывает. У нас много умных людей с небольшими зарплатами. И многие переучиваются, развиваются и «входят» в ИТ. Конечно, им нужно какое-то время, чтобы дорасти до уровня тех, кто уехал. Но этот пробел обязательно заполнится. Просто потому, что ИТ — интересная, востребованная, высокооплачиваемая отрасль. Туда постоянно идут кадры.

Сохраняется основа — школа подготовки кадров. Даже если человек уехал в Польшу или Канаду, он какое-то время поддерживает связь с Беларусью, с коллегами и компанией. Часто ребята предлагают нам свою экспертизу — они готовы передавать знания.

К тому же я уверен, что многие еще вернутся в Беларусь. Просто должен пройти этот самый напряженный и сложный период.

— Думаете, что айтишник, поживший, например, в Польше, захочет через какое-то время домой?

— Даже если отбросить тоску по дому и все эмоциональные связи, в этом есть простая финансовая логика. В Польше у программиста только личный доход облагается налогами в размере 32% (отметим, что в Польше налоги на зарплату отличаются в зависимости от дохода: 17% при зарплате в год до 85528 злотых (около 23 тыс. долларов); с превышения этой суммы — 32%. Также ставка подоходного налога уменьшается, если, допустим, у вас есть неработающий супруг/супруга. Для ИП с доходом менее 250 тыс. евро в год. действует упрощенная система налогообложения, для разработчиков ПО ставка налога по УСН составит 17% — прим.TUT.BY). Это много!

Таких условий, как в ПВТ, нигде нет. Ни в Австралии, ни в Новой Зеландии, ни на Каймановых островах! В Украине есть планы создать нечто похожее на ПВТ. Но пока это только планы. Пока там даже большие компании работают как «наборы ИП».

Все же компаниям, которые работают по аутсорсинговой модели, с точки зрения налогов в Беларуси лучше всего.

— Но подоходный налог для резидентов ПВТ все-таки подняли до 13%. Уже не так сладко. В любой момент могут измениться условия. Это не заставило задуматься о будущем ИТ-сферы в Беларуси?

— Задумываться — это даже хорошо, это полезно. Надо чаще задумываться о будущем в целом.

Да, немного тревожно от того, что условия для ПВТ должны были быть неизменными, но все-таки изменились.

По той информации, что у меня есть, остро стоял вопрос даже о закрытии ПВТ по политическим причинам. Поэтому повышение налога с 9 до 13% — еще малой кровью отделались. Может, это непопулярная позиция. Я очень переживаю за людей и за все происходящее. Но политики приходят и уходят, а народ остается, и ему нужно жить. Я против того, чтобы для достижения политических целей разрушали белорусскую экономику.

Люди остались без работы, кто будет кормить их семьи? Политика политикой — экономика экономикой!

Добиваться политических целей, сделав людей нищими, — это неправильно. И если программисты и айтишники переживут, то что делать тем, у кого зарплаты сильно ниже?

Поэтому я очень скептически настроен ко всякого рода бойкотам и забастовкам, остановкам предприятий, саботажу… К сожалению, суровая реальность такова: если сегодня остановить белорусский калийный комбинат, завтра вместо него продукцию на рынок начнет поставлять российский «Уралкалий».

Все наши производства находятся в конкуренции. Восстановить позиции на рынке сбыта будет невозможно. Это приведет к долгосрочной нищете и миграции. Я такую цену не готов платить. Это неправильно. Изменения должны происходить эволюционно.

Прочитать наше интервью с Игорем Мамоненко про его проект «ИТ-страна» можно по ссылке.

-50%
-10%
-10%
-23%
-10%
-25%
-50%
-10%
-20%
-60%
-30%
-20%