149 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  2. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  3. Свежая статистика по COVID-19 в стране: сколько новых случаев коронавируса за сутки
  4. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  5. Мы вам — факт о стране, а вы нам ее называете. Тест: Беларусь, Туркменистан, КНДР или США?
  6. Как вовремя заметить предвестники алкоголизма? Главное о здоровье за неделю
  7. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот
  8. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  9. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  10. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  11. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  12. «Врач говорил: «Вам лучше второго ребенка родить». История Юрия, воспитывающего ребенка с аутизмом
  13. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  14. Госдеп назвал ложными заявления о причастности США к попыткам устранения Лукашенко
  15. Захарова: Запад хотел «перекрыть» информацию о готовящемся в Беларуси перевороте заявлениями Праги
  16. Что происходит с ИП, которым хотят поднять налоги и взносы: теряют рынок, падает товарооборот
  17. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  18. В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
  19. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  20. «Банк умыл руки». Помните историю с изъятием ценностей из ячеек Белгазпромбанка? Спросили, вернули ли их
  21. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво. Мнение
  22. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  23. «Шахтер» выдал абсолютно лучший старт в чемпионате Беларуси по футболу за свою историю
  24. Белорусская и российская стороны высказались о задержании Зенковича и Федуты. Какие вопросы остались
  25. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  26. В ФСБ России рассказали подробности «дела о планировавшемся в Беларуси перевороте»
  27. От выстрелов под Лиозно до погреба в Гомельской области. Как «покушались» на Лукашенко
  28. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  29. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  30. Автозадачка на выходные. Попробуйте разгадать секрет тайного знака японских водителей


/

События последних шести месяцев поставили вопрос: что будет дальше с ИТ, и в частности с экосистемой стартапов в нашей стране? Могут ли пандемия и протесты привести к закрытию инкубаторов, как это уже случилось с европейским бизнес-инкубатором Demium Startups в Минске, и отмене хакатонов? Об этом и многом другом мы побеседовали с председателем правления Angels BAND Belarus Валерием Остринским, а также координатором конкурса социальных проектов Social Weekend Татьяной Траянович.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: NordWood Themes / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: NordWood Themes / Unsplash

«Многие люди настроены патриотически и считают не слишком корректным уезжать в такое непростое для страны время»

  • Имя
    Валерий Остринский Председатель правления Angels BAND Belarus

По мнению Валерия Остринского, в последние годы Беларусь пыталась стать инновационным хабом для региона. Несмотря на периодические локальные кризисы, стартап-сообщество не испытывало сильного давления со стороны властей. Более того, ИТ-сектор в Беларуси был наиболее быстрорастущей отраслью (ежегодный рост выручки и экспорта IT-услуг был в пределах 20−30%). А успех айтишников влиял и на сопутствующие сферы экономики вроде общепита, рынка недвижимости, частного образования, тематических мероприятий и даже совместных проектов в госсекторе.

— В тот период мы с коллегами начали развивать венчурную экосистему, понимая, что суперрисковые инвестиции в инновационные проекты на ранних стадиях могут помочь вырасти глобальным компаниям, — считает председатель правления Angels Band Belarus. — Google, Facebook, Amazon — все эти продукты появились благодаря венчурным инвестициям. К тому времени в Беларуси уже были большие ИТ-компании, и некоторые успешные стартапы смогли продаться мировым корпорациям, а деньги и экспертиза, полученные основателями, вливались обратно в нашу экосистему и помогали вырастить новые проекты. На этом позитивном векторе мы и создали сеть бизнес-ангелов Angels Band, в которую вошли около 80 предпринимателей и топ-менеджеров больших компаний.

Сеть бизнес-ангелов Angels Band была создана в 2018 году как организация, которая поставила перед собой цель развивать культуру венчурных инвестиций в Беларуси. Так, при содействии «ангелов» была создана акселерационная программа Startup Training Camp. В 2019 году сеть стала партнером Amazon Web Services.

10 августа 2020 года сооснователя сети Кирилла Голуба задержали в Минске и поместили на трое суток в ИВС в Жодино. И 16 января 2021-го самого Валерия Остринского задержали из-за флага с «Погоней» на хуторе.

— Мы были одним из элементов экосистемы и взаимодействовали с инкубаторами, акселераторами, вузами, обмениваясь опытом и поддерживая молодых предпринимателей с инновационными идеями на миллиард. В стране начинался настоящий бум креатива и инноваций, каждую неделю проходили конференции, хакатоны, семинары и различные полезные ивенты, приезжало много гостей из других стран. Казалось, мы уже близки к цели стать «Кремниевой долиной Восточной Европы».
Но сейчас наступило нечто вроде летаргического сна. Наше стартап-сообщество словно «размазалось» по ближайшему зарубежью.

Мы это видим по проектам, которые подаются к нам в организацию за инвестициями. В прошлом году их было порядка 400 — в два раза больше, чем в 2019-м. Но в последние полгода видно, что процентов 80 проектов приходят уже не с территории Беларуси. Да, основатели из нашей страны — но они обращаются к нам из Латвии, Литвы, Польши, Украины и так далее. И пока никто не горит желанием структурироваться именно как белорусское юрлицо. Однако сам общий объем проектов пока не падает.

Один из показателей развивающейся экосистемы — это постоянные активности, мероприятия, хакатоны, конференции. Конечно, за последние полгода все заглохло в силу объективных причин, и может возникнуть ощущение, будто бы все уехали и все умерло. Но некоторые мероприятия все равно проходят — только в режиме онлайн.

В марте Probusiness готовит свои мероприятия, Imaguru начинает набор на TechMinsk, Social Weekend анонсируют, что готовы запускаться, и к ним уже стучатся люди. То есть весной какая-то активность в стартап-сообществе явно восстановится. Но насколько динамичной она будет по сравнению с прошлой весной — сказать достаточно сложно. Слишком много факторов неопределенности. Может как добавиться пессимизма, так и произойти поворот к оптимизму, что будет означать возвращение к более-менее нормальной жизни.

Да, какая-то часть айтишников за последние 6 месяцев покинула страну — так, почти 15% специалистов рассказали dev.by, что уже работают за границей. Но, например, на днях я общался с командой стартапа из 15 человек. В августе-сентябре они не могли думать о бизнесе на фоне происходящего в стране, и чтобы как-то сохранить проект, уехали за границу. Там они пришли в себя, поработали и вернулись в прошлом месяце почти в полном составе и за это время даже подняли инвестиции.

Все же важную роль в решении, уезжать или нет, играют бытовые и финансовые вопросы, желание жить в своем комьюнити. Многие люди настроены патриотически и считают не слишком корректным уезжать в такое непростое для страны время. Для семейных людей с маленькими детьми или пожилыми родственниками — еще больше вопросов с релокацией. Каждая история персональна, у всех различные мотивы и своя степень восприятия риска.

Думаю, если обстановка в стране будет налаживаться, то минимум половина из уехавших быстро вернется на родину. Но пока потеря значительная — ведь в первую очередь Беларусь покидают высококвалифицированные и наиболее полезные для экономики люди с высокими зарплатами.

У меня лично планов переехать за границу пока нет, я считаю, что здесь я смогу принести больше пользы, чем за рубежом, ну и чувство собственного уважения не позволяет мне уезжать в такой момент. Возможно, я поживу в другой стране, когда здесь все устаканится. Но это будет больше для какого-то нового опыта.

«Маловероятно создать какие-либо инновационные центры за колючей проволокой»

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Annie Spratt / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Annie Spratt / Unsplash

Валерий добавляет, что, согласно недавнему опросу в Angels Band, порядка 60% инвесторов готовы продолжать инвестировать в белорусские проекты даже в условиях нынешней неопределенности.

— Возможно, это специфика венчурного сообщества. В том же реальном секторе оптимизма меньше, но в венчуре проекты все же не завязаны на белорусском рынке, и инвесторы смотрят на потенциал проекта, опуская страновые риски.

Но понятно, что прорывные технологии и инновационные проекты не могут развиваться в обстановке политической нестабильности, когда не закрыты базовые потребности основателей. Все же инновации — это про свободу, инициативу, риск, даже сопротивление стереотипам, потому что все изобретатели и стартаперы — люди, которые постоянно ставят под сомнение работающие модели и придумывают новые. И, конечно, если ты подвергаешься эмоциональному и физическому риску, то ты не будешь думать про изобретение вечного двигателя. Илон Маск и Марк Цукерберг появились в Америке, потому что там совершенно другие условия — у нас бы они просто не развились.

— А как же Сергей Королев, который смог творить в так называемой шарашке в системе ГУЛАГа?

— Мы ведь не знаем, сколько таких Королевых просто не выжило в ГУЛАГе. Ну и тогда было другое время. Сейчас маловероятно создать какие-либо инновационные центры за колючей проволокой. Да, наверное, можно изобрести лопату следующего поколения — но это явно будет не Google и не Facebook.

— Что думаете по поводу создания «альтернатив ПВТ» на базе госучреждений?

— В какие-то инновационные перспективы госов и вузов я не слишком верю, потому что все-таки инновационная экономика не может работать по разнарядке. Фактически «плановая» инновационная экономика — это освоение бюджетных денег с сомнительным результатом. Государство должно вкладываться в инфраструктуру, которая помогает развиваться инновациям, и создавать для этого благоприятную правовую среду. Я верю в инновационное предпринимательство, это сегодня основной драйвер экономик демократических стран.

— Поясните, почему стране важны даже маленькие стартапы?

— Если посмотреть на топ-5 крупнейших корпораций США, то это будут технологические компании, выросшие как раз из изначально небольших стартапов. Такие продукты, как Google и Facebook, могли появиться только благодаря венчурному рынку.
Убрать маленькие стартапы — фактически означает убрать точки роста будущих компаний, которые могли бы вырасти и стать больше, чем ВВП всей Беларуси. То есть, разрушая экосистему стартапов, мы лишаемся и возможности гиперскачка — как коммерческого, так и имиджевого. Ведь появление быстро выросших компаний, которые были куплены корпорациями, в том числе подстегивает и общий оптимизм в предпринимательском сообществе, а также служит стимулом для молодежи оставаться в стране и создавать новые проекты. Но здесь должно сойтись много факторов.

Допустим, история того же MSQRD началась с того, что Юра Гурский стал ездить по регионам, вузам и читать лекции о стартапах и венчуре. И вот на одной из таких лекций был Женя Невгень, который заразился этой идеей. Он познакомился с Юрой, а спустя несколько лет отправился на хакатон GARAGE48 в Минске, где и был создан прототип приложения. Если бы не было образовательных поездок Юры и хакатонов — то, вероятно, не было бы и MSQRD.

Здесь важны все части пазла: и работа с вузами, и со студентами. Важно, чтобы были инициативные ребята, которые организовывают мероприятия: чем больше хакатонов и конференций, тем выше шансы на появление инновационного продукта. Ну и все это должно идти на фоне такого жизненного оптимизма — люди должны хотеть оставаться в этой стране, жить здесь и верить в будущее, и не потому, что им так сказали, а потому, что они сами верят в то, что все будет круто.

— С одной стороны, в последнее время часто говорят об оттоке айтишников за рубеж, а с другой, не так давно шведский холдинг купил Easybrain с офисом разработки в Минске за 640 млн долларов, а Wargaming продала геймдев-студию Melsoft — по некоторым оценкам, за сотни миллионов долларов. Может, не все так плохо?

— Думаю, это скорее исключение. Кроме того, такие сделки готовятся долго, их могли начать еще в другой период истории нашей страны. Ну и мы видим единичные примеры успешных сделок и думаем, что все окей, но, например, отрасль высоких технологий Израиля создает порядка 20% ВВП, и лучше ориентироваться на них.

То есть по-хорошему у нас должны быть десятки таких компаний, которые быстро растут, а затем продаются. А если их единицы, то это скорее неудовлетворительный показатель, чем оптимистичный.

— Как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние стартап-комьюнити?

— Я 20 лет занимаюсь бизнесом, видел разные времена, но то, что происходит сегодня, абсолютно неординарная ситуация. Может, у меня как у предпринимателя повышенный уровень оптимизма и авантюризма, но, думаю, на нашей стороне прогресс и эволюционный путь. Он, конечно, иногда затягивается и водит по странным нерациональным лабиринтам, но за это время мы приобретаем тот опыт, который не получили бы при обычном развитии общества.

Да, нынешнее состояние стартап-сообщества можно сравнить с летаргическим сном — многие затаились в выжидании, но все-таки то, что какие-то мероприятия начинают анонсироваться на март, означает, что люди начинают проявлять активность. Да, мы потеряли время и откатились назад, но при благоприятном сценарии мы довольно быстро вернемся в точку роста.

«Но в итоге наш пессимизм не оправдался»

А что думают по этому поводу другие участники «экосистемы стартапов»? Мы попросили прокомментировать координатора конкурса социальных проектов Social Weekend.

  • Имя
    Татьяна Траянович Координатор конкурса социальных проектов Social Weekend

— Запуск 16-го сезона конкурса Social Weekend планировался в начале августа 2020-го года. Каждую неделю мы собирались и обсуждали, что «вот уже со следующей недели можно стартовать», но в итоге оказалось, что единственная подходящая дата старта — накануне Рождества, — рассказывает Татьяна Траянович. — Мы считали неуместным проводить конкурс на фоне происходящих потрясений в стране. А еще сомневались в готовности белорусов проходить длительное обучение и креативить, что подразумевает трату большого количества эмоциональных ресурсов и времени. По факту мы запустили сезон тогда, когда обычно проходит финальное мероприятие сезона.

22 декабря, когда мы все-таки объявили запуск набора заявок на конкурс, то были готовы к тому, что не соберем и ста заявок за два месяца. Казалось, что люди крайне истощены и подавлены и никому дела нет до социальных проектов. На такой случай у нас был разработан план Б: оставлять открытым дедлайн подачи заявок до тех пор, пока не соберем больше 150 идей (это необходимое минимальное число, чтобы конкурс состоялся). Но в итоге наш пессимизм не оправдался: мы собрали больше 350 идей. И очень рады, что люди не опускают руки и верят, что сами могут менять мир к лучшему, реализовывая свои проекты уже сейчас.

В 16-м сезоне мы решили провести небольшой эксперимент: при наборе заявок мы сфокусировались на продвижении в своих социальных сетях, просили выпускников активно рассказывать про набор идей, запустили свой подкаст Go social, в котором обсуждаем социальное предпринимательство. Нам было интересно, насколько у нас хватит своего информационного ресурса, чтобы собрать необходимые заявки.

Если сравнивать количество заявок в 16-м сезоне с 15-м сезоном Social Weekend, который проходил в конце 2019-го — первой половине 2020-го, то их меньше. 15-й сезон в целом был рекордным — мы собрали больше 480 идей. Но стоит отметить, что среди них была большая доля слабых заявок. Заявок из регионов в этом сезоне чуть больше (210), чем из Минска (143). В целом год назад была такая же тенденция.

Через месяц мы начинаем трек обучения: стартанем онлайн, как и в прошлом сезоне. Но теплим надежду собрать офлайн участников хотя бы на заключительном дне обучения, ведь коммуникация вживую творит чудеса и преобразует проекты за минуты. Качество семинаров останется прежним, а некоторые модули обучения переместятся из учебного дня в факультативное время.

В этом сезоне у нас будет больше ментор-сессий для того, чтобы лучше поработать с каждым проектом. Вот их как раз удобнее проводить онлайн: обстановка остается ламповой, но при этом не нужно тратить время на сборы и дорогу. Больше будет времени и на то, чтобы опробовать свои идеи еще до финальных мероприятий.

В конце апреля — мае будем смотреть на эпидемиологическую обстановку — и при малейшей, но ответственной возможности перейдем в офлайн (хотим, чтобы формат конкурса был гибридным и шансов сделать красивые и полезные проекты у участников было больше).

-14%
-10%
-40%
-20%
-30%
-5%
-65%
-15%