149 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  2. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  3. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  4. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  5. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  6. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  7. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  8. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  9. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  10. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  11. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  12. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  13. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  14. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  15. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  16. «Переворот планировался на 9 мая». В ФСБ России прокомментировали задержание Зенковича и Федуты в Москве
  17. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  18. «Шахтер» выдал абсолютно лучший старт в чемпионате Беларуси по футболу за свою историю
  19. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  20. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот
  21. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  22. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  23. В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
  24. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  25. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  26. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  27. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  28. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  29. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудился на субботнике
  30. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»


/

Виталий Лаптенок — тот человек, благодаря которому появился раздел про финансы на нашем портале. Он начинал с TUT.BY в Беларуси, а затем переехал в Украину, где стал одним из основателей Genesis Media — компании, которая занимается новостными проектами по модели Buzzfeed в развивающихся странах. Из Genesis Media вырос IT-холдинг с 200 продуктами по всему миру и некоторым портфелем медийных проектов, внутри которого появляются и развиваются продукты и приложения: игры, EdTech, HealthTech проекты и другие. Но это еще не все. Виталий стал сооснователем экосистемы приложений для фитнеса и здоровья BetterMe. А два года назад появился еще и инвестиционный фонд Genesis Investments, в котором он является управляющим партнером. 42.TUT.BY побеседовал с Виталием о бизнесе, инвестициях и ситуации с ИТ в современной Беларуси.

Виталий Лаптенок. Фото: Genesis
Виталий Лаптенок. Фото: Genesis

Как освоить медиарынок Африки (и не только)

Компания Genesis сегодня — это более полутора тысяч специалистов, шесть офисов в пяти странах и более 200 миллионов уникальных посетителей каждый месяц.

Это один из самых крупных партнеров Facebook, Google, Snapchat и Apple в Восточной Европе. Экосистема организации состоит из 15 компаний (от медиа до мобильных приложений) и инвестиционного фонда Genesis Investments, который, к слову, недавно пообещал инвестировать по 100 тысяч долларов во все стартапы из Украины и Беларуси, которые пройдут в Y Combinator, независимо от того, где их основатели находятся сейчас.

«Репрезентация украинских и белорусских стартапов в топовом мировом акселераторе очень слабая. Подача заявки — шаг к большим трудностям. Мы хотим мотивировать основателей на этот шаг, поддержать их и помочь сосредоточиться на продукте, а не на сборе средств», — пояснил этот выбор управляющий партнер Genesis Investments Виталий Лаптенок.

Виталий знает, о чем говорит. Он родился и жил в Беларуси, работал проект-менеджером на TUT.BY, а затем переехал в Украину.

В 2009-м Genesis Media запустила свой первый «портал» в средней Азии. «Устаревшее слово „портал“ мы уже давно не используем, и с 2012 года мы фокусируемся на новостном, развлекательном и виральном контенте, а также на приложениях», — рассказывал Виталий.

В 2012 году основатели решили перенести свой опыт на рынки более ранней стадии и запустили медийный проект в Нигерии — крупнейшей стране в Африке по населению и размеру экономики.

«Когда мы вышли на этот рынок, сайт крупнейшей газеты обновлялся 2 раза в сутки: в 12 дня и 12 ночи. Когда через несколько месяцев после запуска наша дневная аудитория превысила 100 000 человек, сайты конкурентов стали обновляться быстрее. Но, как показала практика, поезд уже ушел, и лидерство на рынке новостей мы уже не упускали», — говорил Виталий.

Так в Нигерии появились новостной портал Naij.com и одна из ведущих площадок для бесплатных объявлений в стране Jiji.ng, которая постепенно распространилась не только на Нигерию, но и на Кению, Гану, Уганду и Танзанию (сейчас площадку посещают около 10 миллионов уникальных посетителей в месяц, а в 2019-м Jiji поглотила своего главного конкурента, африканское подразделение OLX, и привлекла 21 млн долларов инвестиций).

Скриншот Jiji.ng
Скриншот Jiji.ng

Когда бизнес дорос «до существенных» размеров, то Genesis решила расширить его на другие африканские страны: Кению, Гану и ЮАР. А в 2016-м компания задумалась над выходом на более развитые рынки Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Так что теперь «филиалы» медиа есть как в Колумбии, так и Казахстане.

В 2016 году инвестором Genesis стал Horizon Capital, крупнейший инвестфонд прямых инвестиций, работающий в Украине. Точная сумма тогда не называлась, но обычно фонд инвестирует от 5 до 20 млн долларов и старается получить контрольный пакет.

— Мы остаемся лидерами на всех рынках, на которых присутствуем, — говорит Виталий Лаптенок. — Однако ковид сыграл в медиа негативную роль: рекламных денег стало меньше, стало немного сложнее — особенно на тех развивающихся рынках, на которых мы присутствуем, то есть, в Западной и Юго-Восточной Африке и Юго-Восточной Азии. По западным активам тоже такая ситуация. Сейчас она уже немного выправилась, но на первых порах наши рекламные доходы пострадали достаточно сильно.

— Может, коронавирус побудил вас перейти на новые схемы получения дохода, не только рекламу?

— Здесь мы ограничены развитием рынка, поэтому каких-то новых, продвинутых способов не появилось. На тех рынках, где у нас есть медиа, — Западная и Юго-Восточная Африка, Юго-Восточная Азия — было бы сложно реализовать какие-либо инновационные способы монетизации.

Понятно, что Африка — это не безжизненная пустыня, как думают некоторые, но здешний интернет-бизнес в какой-то мере, с одной стороны, отстает, с другой — сильно отличается от того, что мы видим в наших странах. Главная черта — это то, что интернет-пользователи в Африке в подавляющем большинстве никогда не пользовались компьютером. Для них интернет — это только мобильный телефон: здесь очень много китайских андроид-телефонов.

— Есть ли запрос на появление новых медиакомпаний на глобальном уровне? Условно говоря, нужно ли масштабировать TUT.BY на другие страны?

— Медийное направление Genesis и родилось в сотрудничестве с TUT.BY. Запрос, безусловно, есть, так как существует большое количество групп, которым нужен классный контент. Медиа — это важнейшая часть интернета, но сейчас эта отрасль в кризисе, потому что пока не нашли модель, которая бы позволила делать качественный контент и зарабатывать на этом деньги.

— Как думаете, журналистов в будущем заменят роботы?

— Не в полной мере. Допустим, сейчас в медицине искусственный интеллект не заменяет врача, а помогает ему принимать более правильные и быстрые решения. То же самое и в медиа — это будет не замена журналиста, а, скорее, помощь им. Заменят только плохих журналистов.

Как коронавирус повлиял на Genesis Investments

Фото: Genesis
Фото: Genesis

Сейчас в инвестиционном фонде Genesis Investments — 15 проектов, связанных с мобильными приложениями, искусственным интеллектом, машинным обучением, рекламными технологиями, цифровым здравоохранением и онлайн-образованием.

В этом списке — два «белорусских» стартапа: VOCHI (приложение для быстрой обработки видео, которое получило 1,5 млн долларов на посевной стадии весной 2020 года) и Basenji (семья образовательных мобильных приложений для изучения английского языка, созданная разработчиками из Беларуси; инвестиция в Basenji Apps была одним из первых вложений Genesis Investments с момента открытия).

За два года фонд инвестировал почти 10 млн долларов в 15 компаний — в основном в стартапы из Восточной Европы. Но в 2020-м в портфолио Genesis Investments появился первый американский медиастартап Hacker Noon.

На вопрос, каким из последних проектов он доволен больше всего, Виталий отвечает:

— Даже не знаю, может, нашими образовательными инициативами, допустим, AllRight (это платформа для обучению детей английскому языку) или Mate academy (обучение программированию). У нас много проектов, бизнесов, связанных с soft tech — получается, что мы и бизнесу помогаем, и делаем мир лучше. Ну и вдобавок это хорошо накладывается на ковид — пандемия сильно ускорила переход из офлайна в онлайн в образовании.

Не могу сказать, что коронавирус принципиально поменял ландшафты, проекты, в которые мы инвестируем. Но почти для всех наших проектов он сыграл свою роль — ускорил много трансформаций, которые в противном случае происходили бы намного дольше, — в области образования, фитнеса, различных организаций рабочего пространства (все же многие ушли на «удаленку»).

— Как дела у фитнес-приложения BetterMe, где вы являетесь сооснователем?

— Все хорошо, я по-прежнему операционно занимаюсь бизнесом. Мы растем — в том числе и из-за перехода на «удаленку». Людям с началом пандемии стало сложнее поддерживать свою форму, когда фитнес-зал закрыт, и не надо ходить на работу. И мы эту потребность как раз закрываем.

Согласно данным платформы Sensor Tower, за февраль 2021 года приложения из «семейства» BetterMe скачали 400 тысяч раз, доход составил более миллиона долларов. В целом у приложений — 50 миллионов установок и 6 миллионов пользователей по всему миру. В 2020-м годовой доход указывался в районе 60 миллионов долларов.

Стоит отметить, что белорусские стартапы могут продолжать подавать заявки в фонд — по словам Виталия, здесь важны два критерия: сильная команда основателей, людей, которые до этого уже что-то создали (или сами, или внутри компании); и второе условие — большой рынок с большим количеством денег.

«В Беларуси есть один сомнительный плюс — если решения принимаются, то они принимаются быстро»

Фото: Genesis
Фото: Genesis

Ранее в беседе с нами бизнес-ангел Валерий Остринский сказал, что порядка 80 процентов проектов, которые подаются к нему за инвестициями, «приходят уже не с территории Беларуси», а из сопредельных стран вроде Польши и Литвы. Однако Виталий Лаптенок сейчас не видит изменений на белорусском рынке.

— Да, люди переезжают — и в Украину, и в Прибалтику, и в Польшу — но не могу сказать, что все как-то принципиально поменялось. Все равно белорусские стартапы работают на Штаты и Европу, а не на локальный рынок, — считает собеседник. — В целом это хорошо: когда в стране большой внутренний рынок, то возникает соблазн только на нем и работать. В противном же случае есть необходимость думать и придумывать что-то для внешних рынков.

Украина как раз такой пример: здесь многие стартапы фокусируются на внутреннем рынке, который больше, чем белорусский, в пять раз. И это вместо того, чтобы подумать, как бы выйти на рынки в 100 раз больше, чем Украина.

— Вы ранее говорили, что «в последнее десятилетие белорусская стартап-экосистема стремительно растет». Но, если честно, в последние полгода мне так не кажется — все словно застыло. А что думаете вы?

— Я думаю, что это временные трудности. В Беларуси все равно большое количество умных талантливых предпринимателей, которые хотят и могут делать классный бизнес. Это никуда не уйдет. Да, сейчас есть проблемы, но понятно, что это со временем уйдет. В Беларуси есть глобальный тренд умных людей, который этими трудностями не сломить.

— Но что, если к тому времени все уже уедут?

— Даже если уедут, это не изменит сути дела. Значит, белорусы будут делать бизнес в других странах, в той же Украине. Конечно, обидно, если так получится, могла бы получиться настоящая «ИТ-страна». А сейчас это словосочетание используется только в ироничном контексте.

— Получается, что Польша и Украина станут новыми «ИТ-странами»?

— В Украине с этим тоже сложности, потому что очень долго принимается налоговая реформа для айтишников. Мы ожидали, что закон примут до Нового года, но вот уже скоро середина весны, и непонятно, когда это все заработает.

В Беларуси есть один сомнительный плюс: если решения принимаются, то они принимаются быстро. А в Украине очень много точек влияния, много людей и компаний, которые лоббируют свои интересы.

Но повторюсь, я верю, что все сложности в Беларуси временны. Не сейчас, так через пять лет она будет ИТ-страной в полном смысле этого слова, потому что особого выбора что у Беларуси, что у Украины нет — или бедность, или ИТ.

«Рано или поздно Беларусь станет современной, классной страной, по-другому просто быть не может»

Фото: Genesis
Фото: Genesis

Виталий считает, чтобы в Беларуси и Украине появлялись «новые классные бизнесы», прежде всего здесь должна быть какая-то инфраструктура.

— Условно, в США есть те же Google, Facebook, Twitter. И люди, которые там поработали и поняли, как работает Google, уже могут построить и реализовать собственную идею, свой стартап.

В Беларуси и Украине мы видим такой тренд, что мы начинаем с аутсорса. Аутсорс воспитывает десятки тысяч программистов, те потом начинают работать на своих проектах, а затем появляются большие продуктовые компании.

Сначала эти продуктовые компании ничего не изобретают, фокусируются на зарабатывании денег. Но впоследствии, когда появляется этот первоначальный капитал, начинаются какие-то интересные инновационные проекты.

Это такой эволюционный процесс, который происходит в наших странах постоянно. Ему просто не надо мешать, и все будет хорошо. Должна просто собраться какая-то критическая масса продуктовых компаний, от которых будут «откалываться» следующие продуктовые компании, а потом — появиться какой-то котел, из которого станут появляться новые «гуглы», как это происходит в Штатах в Кремниевой долине.

В наших странах много преимуществ: относительно недорогая рабочая сила, огромное количество реально голодных людей, которые хотят поменять как свою жизнь, так и окружающий мир. В Штатах все в принципе достаточно дорого. А сейчас в связи с тем же ковидом многие переходят на удаленную работу, соответственно, география играет меньшую роль. Так что да, думаю, в наших странах хватает преимуществ.

Ранее Виталий трижды переплывал Босфор. Теперь же он увлекается серфингом на Днепре. Фото: из личного архива Виталия Лаптенка
Ранее Виталий трижды переплывал Босфор. Теперь же он увлекается серфингом на Днепре. Фото: из личного архива Виталия Лаптенка

— Сейчас белорусские и украинские бизнесы не слишком представлены на глобальном рынке. Что можно сделать, чтобы это изменить, привлечь внимание больших бизнес-компаний?

— Надо, чтобы эти большие бизнесы начали появляться в Беларуси и Украине. В принципе они и появляются — взять тот же Genesis, по мировым меркам это довольно крупная компания. Не так уж много продуктовых компаний с более чем 2000 сотрудников.
Понятно, что это не масштаб Google, пока таких проектов не появилось в наших странах, но, как я уже говорил, просто должна сложиться критическая масса умных людей, и тогда все будет хорошо.

— Однако тот же Google к нам пока не приходит.

— Тут мы уже переходим в плоскость регуляторную и в целом комфортности ведения бизнеса. Понятно, что и в Беларуси, и в Украине с этим большие проблемы. Это не то чтобы «тяжелое советское наследие» — у Прибалтики такое же наследие, но они как-то с ним справились — скорее, отсутствие воли и желания построения прозрачных и устойчивых условий ведения бизнеса.

Виталий еще в августе выразил готовность помочь белорусам в релокации в Украину. По его словам, в августе — сентябре был достаточно большой поток желающих — сейчас он несколько стих, но не иссяк.

На первых порах белорусам помогали с приглашением, теперь же речь, скорее, идет о консультировании на тему, как легализоваться в Украине. «Есть и гуманитарные вопросы — бывает, люди переезжают, не имея денег, без ничего, и мы тоже помогаем с этим», — добавляет Виталий.

— То, что сейчас происходит, — это борьба с течением истории, — считает он. — Все равно рано или поздно Беларусь станет современной, классной страной, по-другому просто быть не может. Да, сейчас мы немного откатились назад, но, думаю, это временно. Есть тренд на глобализацию, и есть отдельные страны, которые с этим трендом пытаются бороться — но он продолжает жить.

-10%
-30%
-20%
-30%
-17%
-40%
-50%
-20%
-20%