170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  2. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  3. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  4. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  5. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  6. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  7. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  8. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  9. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  10. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  11. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  12. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  13. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  14. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  15. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  16. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  17. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  18. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  19. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  20. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  21. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  22. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  23. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  24. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  25. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  26. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  27. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  28. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  29. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  30. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию


Татьяна Гапеева / Фото: Полина Каялович /

Космические разработки — сфера, в которую может попасть далеко не всякий специалист: на каждом из работников здесь лежит большая ответственность, а ошибки в расчетах могут обойтись очень дорого.

В День космонавтики мы решили поговорить с сотрудником компании Andersen Николаем Сицко, который трудился над созданием белорусского космического спутника, а сейчас работает Java-разработчиком. О том, как создавался «Белинтерсат-1» и насколько волнительным был его запуск — в нашем интервью.

«Важно не только построить спутник, но и найти для него место»

Николай Сицко работал в проекте строительства первого белорусского телекоммуникационного спутника «Белинтерсат-1», который запустили в космос в 2016 году.

Николай Сицко, Java-разработчик в компании Andersen

— Существуют различные виды спутников по назначению: телекоммуникационные, навигационные, спутники дистанционного зондирования Земли, метеорологические, исследовательские ближнего и дальнего космоса. «Белинтерсат-1» — телекоммуникационный геостационарный спутник, он может предоставлять услуги вещания и радиосвязи. В первую очередь речь идет о телевидении, — объясняет Николай.

Преимущество спутников перед наземной связью в том, что они могут охватывать огромные территории, их работа не зависит от стихийных явлений и плохой наземной инфраструктуры. В регионах, где часто происходят землетрясения или тайфуны, а также там, где трудно проложить кабель (например, в пустыне или в горах), на выручку приходит спутниковая связь.

Белорусский проект был направлен в первую очередь на экспорт услуг. Он считается средним спутником: его энегропотребление составляет порядка 10 кВт, имеет 38 транспондеров (приемопередающих устройств), его вес на земле — 5 тонн (включая топливо). В условиях космоса он может проработать до 15 лет. Зона покрытия этого спутника включает в себя территории Африки, Азии и Европы.

Николая пригласили в этот проект в 2011 году как специалиста по телекоммуникациям. В то время он уже окончил факультет радиофизики и электроники БГУ и работал в лаборатории НИИЛ ЭМИ в компании при Министерстве связи, которая занималась научно-исследовательской деятельностью в области телекоммуникаций. В проекте «Белинтерсат-1» Николай получил должность начальника технического управления.

— В первую очередь я следил за координацией позиции спутника. Ведь важно не только построить спутник, но и найти место на орбите, на которое его можно вывести, а это не так легко, — объясняет герой. — Координация спутниковых сетей происходит долго. Нужно подать заявку в Международный союз электросвязи, убедиться, что ваша спутниковая сеть не создает помехи другим, согласовать частоты с техническими экспертами и операторами спутниковой связи и так далее. Процесс может занимать до восьми лет, однако бывают спутниковые сети, которые не до конца скоординированы и через 20 лет после заявки в МСЭ.

На проекте Николай отвечал также за соблюдение технических параметров, связанных с системными показателями спутника.

— В проекте мне нравилось то, что я могу использовать на практике знания, которые получил в университете. Ведь я учился на факультете радиофизики и электроники и в Беларуси, по сути, нет связанной с ней промышленности. А в аэрокосмической отрасли все решения основываются как раз на математике и физике, все процессы нужно смоделировать и просчитать, — объясняет Николай.

Точная уменьшенная копия спутника «Белинтерсат-1». Все основные элементы (солнечные панели, корпус аппарата, антенны) совпадают с элементами спутника, который находится в космосе.

«Если спутник рухнет, компания просто обанкротится»

Процесс создания белорусского спутника проходил в несколько этапов. В 2011 году Беларусь провела тендер на строительство, который выиграла китайская корпорация China Great Wall Industry Corporation. За этим последовала предконтрактная подготовка, включавшая в себя работу над технической и юридической документацией. И только в 2013 году началось строительство спутника.

Во время подготовки белорусская команда ездила в Казахстан, Объединенные Арабские Эмираты, Китай, Азербайджан, чтобы посмотреть на местные наземные комплексы управления. Необходимо было много общаться с международными экспертами, у которых был опыт в космической отрасли.

— Мы работали с техническими экспертами, юристами в области космического права, проводили переговоры со страховщиками. Спутник, как правило, стоит от 80 до 120 млн долларов, весь проект обходится в 300 млн. Ни один обычный страховщик не возьмет на себя обязательства за такой объект, ведь если спутник рухнет, компания просто обанкротится, — объясняет герой.

Разработка и подготовка запуска космического спутника — не рядовая задача, а поэтому неудивительно, что типичного рабочего дня с восьми до шести у нашего собеседника просто не было.

— Нужно было изучать и анализировать документацию, обсуждать с китайскими специалистами технические и организационные аспекты, технологические процессы, изучать опыт других стран. Особенно сложным было направление, связанное с международной координацией спутниковой сети. Приходилось работать сверхурочно, были случаи, когда переговоры длились до полуночи, — вспоминает Николай.

По словам Николая, работать с китайцами было трудно, но в таких проектах нет легких дел.

— Они очень ясно мыслят и досконально прописывают некоторые вещи пункт за пунктом, чтобы не было разных толкований. Это очень важно, потому что в строительстве спутников принимают участие люди из разных институтов и важно, чтобы они все понимали друг друга. Поэтому на собрания, обсуждение промежуточных результатов обычно приходило максимальное количество специалистов. Могло собраться около 30 ведущих инженеров, — рассказывает разработчик.

Он отмечает, что для китайцев очень важны взаимоотношения между людьми.

— У них есть термин «потерять лицо». Если человек потеряет лицо, его не будут уважать, неважно, начальник он или нет. А произойти это может, например, если человек будет ругаться с кем-то, что-то обидное говорить. Китайцы следят за своими словами. Нельзя о чем-то сказать, а потом забыть. Если начальник о чем-то скажет на собрании, внесет в протокол, а на следующем об этом забудет, он потеряет лицо, — объясняет Николай.

На память о работе в Китае у него остались 100 юаней, специально напечатанных в честь запуска белорусского спутника.

— В 2015 году китайские коллеги рассказали, что их центральный банк будет печатать ограниченную партию денег, посвященную запуску белорусского спутника. Они выкупили мне 100 юаней, — вспоминает собеседник.

«Если что-то сломается в космосе, это нельзя починить»

Строительство спутника — ответственный многоступенчатый процесс, а поэтому откатиться назад и «внести правки» в какой-то предыдущий этап было просто невозможно.

— Мы готовили требования на системном и подсистемном уровнях и доносили их до китайцев. А они обсуждали их на своих заводах, готовили требования к каждому винтику. Поэтому мы не могли внезапно сказать: «Слушайте, мы передумали и хотим внести изменения». Отдельные детали заказывали на разных заводах непосредственно под наш спутник. Если бы мы от них отказались, то кто бы их оплачивал? Во время сборки могли быть какие-то отклонения от требований, но тогда специальная комиссия искала, как их исправить, — замечает Николай.

Если форс-мажорные ситуации все-таки возникали, то их решали компромиссами.

— Нужно понимать, что проект создания и запуска спутника — это не дешевый базар, на котором покупатель хочет купить получше и побольше, а продавец подсовывает ему подделку. И у нашей стороны, и у китайских инженеров была одна общая цель — создать качественный космический аппарат в соответствии с техническими требованиями и в срок, — рассказывает собеседник.

Специалисты на всех этапах проекта пытались определить возможные поломки, которые могут возникнуть у спутника. Ведь, если что-то сломается в космосе, это нельзя будет починить.

— Когда спутник собирали на заводе, в цеху были установлены специальные видеокамеры, которые снимали, как работают смены рабочих и инженеров. Если, например, через 10 лет с ним что-то случится в космосе, создадут комиссию, которая поднимет архивы результатов протоколов испытаний и будет искать причины поломки: какая смена и где сделала ошибки при монтаже и при испытаниях, чтобы таких ошибок больше не было.

Запуск «Белинтерсата-1» проходил на китайском космодроме Сичан.

— Наш спутник весил пять тонн. Три тонны — это топливо. В момент запуска и вывода спутника на орбиту расходуется две тонны топлива, а одна остается на 15 лет. Китайские инженеры рассчитывают траекторию, делают около пяти главных включений двигателей, которые расходуют две тонны топлива. Нужно провести процедуру очень точно, потому что иначе можно израсходовать больше топлива и его не хватит на 15 лет. Когда срок эксплуатации спутника подойдет к концу, должен остаться запас в 10 кг топлива, чтобы вывести его на орбиту захоронения, — объясняет собеседник.

О запуске спутника Николай вспоминает как об очень напряженном моменте. Ведь, если бы что-то пошло не так, можно было бы его потерять.

— Это был огромный тяжелый проект, и мы понимали всю ответственность. Запуск был результатом нашей долгой работы. Мы смотрели трансляцию на телевизоре, слышали, как включаются двигатели ракеты, как она стартует. Это было очень волнительно. В обычной жизни можно увидеть на улице, ну, максимум какой-нибудь дорогой автомобиль, но космический аппарат и процедуру запуска увидеть воочию немногим посчастливилось — это действительно впечатляет. Мы чувствовали ответственность, потому что это был первый телекоммуникационный спутник, созданный в нашей независимой стране, — рассказывает Николай.

По словам разработчика, участие в космическом проекте научило его не только техническим аспектам создания космического аппарата, но и дипломатии и пониманию того, как работают государственные органы.

— У программистов есть такое выражение: думай на низком уровне, а код пиши на высоком. Это значит, что нужно разбираться в нюансах и мелочах, но работать глобально. Это подходит ко всем сферам жизни, — отмечает Николай.

«Иногда, глядя в небо, думаю о том, что там летает „мой“ спутник»

Спустя год после запуска спутника герой решил уволиться.

— На мой взгляд, проект развивался не в том направлении, в котором должен был, начались какие-то реорганизации, и я потерял удовлетворение от работы. К тому же мне предложили ездить из Минска на целый день в наземный комплекс управления в Станьково, что было неудобно, поэтому я был вынужден уйти, — объясняет Николай.

Желание продолжить работу в космической отрасли за границей было, но попасть в такие компании непросто.

— Есть много ограничений, связанных с гражданством. Например, компания Intelsat, которая имеет больше 50 спутников на геостационарной орбите, на интересные мне позиции брала только граждан США. В Европейском космическом агентстве также отдается предпочтение гражданам ЕС, — рассказывает собеседник.

Сейчас Николай работает Java-разработчиком в компании Andersen, разрабатывает софт в области People-менеджмента для клиента из Германии.

— Я занимаюсь тем, что мне нравится. Когда я был студентом, то писал вычислительные алгоритмы с использованием методов интегральных управлений для расчета амплитудно-частотных характеристик антенн. Мне всегда было интересно программирование, — рассказывает Николай.

Он признается, что скучает по космосу и иногда, глядя в небо, думает о том, что там летает спутник, к которому он приложил руку.

— У National Geographic есть интересная серия документальных фильмов, там рассказывают про космос, время, пространство, звезды. Приятно смотреть и думать, что я косвенно, но являюсь частью этого, — замечает герой.

Партнер проекта:

Andersen — это международная IT-компания, создающая качественное программное обеспечение для клиентов на всех континентах, кроме (пока что) Антарктиды. Работая с нами, ты вырастешь как профессионал, увидишь мир и почувствуешь, как делаешь его лучше.

-50%
-10%
-5%
-10%
-20%
-17%
-10%