• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Офтоп
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

150 внедорожников, вооруженных крупнокалиберными пулеметами, — согласно последним сведениям, это страшное оружие неплохо подходит для государственных переворотов. А еще именно они гонялись по пустыне за самим Муаммаром Каддафи. Так ли это и чем вообще прославились «технички» — внедорожники с установленным оружием — рассказывает 42.TUT.BY.

Что такое «техничка» и почему она так называется

Обычно такое оружие представляет собой автомобиль класса пикап (обычно Toyota Hilux) с установленным в кузове вооружением. Бывают и другие варианты, но пикапы уже несколько десятилетий — любимое оружие целой кучи иррегулярных формирований. Неплохая грузоподъемность, скорость и удобный кузов сделали сугубо гражданские машины, предназначенные для фермеров, культовыми в локальных и не очень конфликтах.

В кузова пикапов ставят все, что машина может увезти и на что хватает воображения. Крупнокалиберные и обычные пулеметы, безоткатные орудия, небольшие РСЗО, спарки малокалиберных зенитных пушек, расчеты ПТРК и ПЗРК, даже тактические ракеты и гаубицы. Теоретически армада боевых пикапов может нести всю номенклатуру вооружений для борьбы с пехотой, авиацией, легкой и тяжелой бронетехникой.

При необходимости на авто вешают броню (листы железа или мешки с песком), ставят бульдозерные отвалы. Но такое бывает не всегда, главный плюс пикапа — скорость: при прочих равных условиях с «Тойотами» не сравнятся в маневренности ни броневик, ни БМП, ни танк. По болотам пикапы, конечно, не пройдут, но им это и не требуется.

А название «техничка» при всей привычности этого слова для знающих русский язык — всего лишь калька с английского «technical». В 90-х годах шла гражданская война в Сомали, и для проводки гуманитарных конвоев приходилось нанимать местных головорезов и платить им — в том числе снабжать транспортом. Фактически это было снаряжение и оплата труда «псов войны», профессиональных наемников.

Международные законы подобное, естественно, запрещают, но гумконвои водить кому-то надо: вот и появилась добрая традиция помечать все расходы на наемников как «technical assistance grants», затраты на техническую помощь. Машины, поставляемые иррегулярным формированиям, так и прозвали — «technical», «технички». Есть и другие названия — в английском battlewagons, gunwagons, gunships, в русском — «джихадмобиль» и, разумеется, «тачанка», куда ж без нее.

Когда и где появилось подобное оружие

Точное место первого применения вооруженной гражданской машины с установленным оружием вряд ли удастся назвать точно. К моменту, когда массово распространились автомобили с ДВС, пулеметы уже были в ходу во всех армиях — к началу Первой мировой войны вовсю шли эксперименты по совмещению машины и автоматического оружия. Обычно результатом становились бронеавтомобили: военным хотелось не только пострелять по противнику, но и по возможности не поймать пулю в ответ.

Однако броневиков, разумеется, было меньше, чем обычных авто. Поэтому для создания первых самопальных машин с пулеметами требовалось три вещи:

  • наличие машины;
  • наличие пулемета;
  • наличие необходимости куда-то далеко и быстро ехать и пространств для этого.

Логично, что позиционные фронты европейского театра военных действий Первой мировой такой необходимости не порождали: все сидели в окопах и вываливали друг на друга миллионы тонн стали и свинца. А вот всяческие степи, прерии, пустыни, где нет сплошного фронта и критически важен маневр, — идеальное место для смертоносной машины, появляющейся из-за горизонта, поливающей врага свинцом и уезжающей в закат.

Судя по всему, впервые такую технику испытали в приграничье США и Мексики, где генерал Першинг, гоняясь за повстанцами Панчо Вильи и почти не имея броневиков, ставил пулеметы «Гочкис М1909» на авто «Виллис-Оверлэнд» и с успехом их использовал. Англичане, воюя с турками в Палестине, ставили станковые «Виккерсы» на легендарные «Форд-Т».

И те же англичане во время подавления Пасхального восстания в Ирландии соорудили даже самопальные броневики: на грузовик взгромоздили железный котел с пивзавода «Гиннесс», проделали в нем бойницы для стрельбы и получили местное «супероружие». Правда, в данном случае обошлось без пулемета: огонь велся из винтовок через отверстия в котле.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

В Гражданской войне в России такой транспорт использовали по разные стороны фронта. Красные создали еще в 1918 году 1-й автобоевой отряд с пулеметами максимами на грузовиках, а белые ставили на машины пулеметы во время боев в Причерноморье. У «Черной гвардии» Нестора Махно с автомобилями была напряженка, и пулеметы ставили на обычные рессорные повозки: тачанки стали с тех пор легендой.

Словом, идея оказалась живучей, а исполнение — достаточно простым. Другое дело, что развиваться идее было решительно некуда: улучшение таких машин почти неизбежно приводило их к классу броневиков, так как естественным желанием всегда оставалось защитить экипаж.

Однако даже во Второй мировой, где главную роль играли танки, нашлось место и для «тачанок»: Североафриканский театр военных действий представлял идеальную возможность для глубоких прорывов, фланговых охватов и внезапных налетов. В результате на каждый джип в Ливии или Тунисе стремились воткнуть пулемет или даже несколько.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Как появились боевые пикапы и при чем тут Каддафи

Вторая половина XX века стала переломным временем практически для всей Африки. Потерявшие огромные средства и львиную долю влияния после двух мировых войн европейские империи массово отказывались от полученных ранее колоний. На карте одно за другим возникали новые независимые государства.

Правда, границы африканских стран были проведены без какой-либо оглядки на интересы их граждан: просто в свое время одних завоевали французы, вторых итальянцы, третьих англичане и так далее. В результате огромное количество африканцев стали этническими меньшинствами в странах, где жили все время. Пока всем рулили европейские господа, эти проблемы отходили на второй план. Как только Африка стала сама решать свою судьбу, претензии возникли у всех и ко всем.

В 1960 году независимым стал ранее французский Чад. Французы ушли оттуда довольно мирно, без попыток удержать колонию силой (как во Вьетнаме и Алжире). Однако севернее Чада находилась Ливия, получившая независимость девятью годами ранее. В то же время юг Чада был христианским, а север мусульманским — так что, как только стало понятно, что Франция уходит окончательно, представители двух конфессий вцепились друг другу в глотки.

Гражданская война, впрочем, не оказалась единственной бедой несчастной страны. К началу семидесятых власть в Ливии захватили военные во главе с полковником Муаммаром Каддафи. Последний имел специфические взгляды на устройство будущего мира — в частности, был весьма за то, чтобы все мусульмане африканских стран объединились, желательно под главенством Муаммара Каддафи. Будущее Ливии он видел в создании так называемой Джамахирии — государственного строя, не похожего ни на монархию, ни на республику.

Фото: wikipedia.org
Муаммар Каддафи и Николае Чаушеску, 70-е. Фото: wikipedia.org

И одной из первых кандидатур на объединение стала как раз северная часть Чада. Эта территория звалась «полоса Ауза», в 1955 году по договору между Францией и Ливией она была признана французской, и после получения Чадом независимости автоматически стала чадской. Однако Каддафи это буржуйское крючкотворство, мешающее строительству «арабского социализма», волновало мало.

Ливийский лидер стал активно поддерживать местные силы, противостоящие христианскому правительству в столице Нджамене. А потом просто начал раз за разом бросать войска Ливии на Чад, чтобы навести здесь свои порядки.

Воевали ливийцы плохо. Причем это было неизбежно: вознесенный к власти военным переворотом, Каддафи панически боялся, что армия решится еще на один путч и отправит великого лидера в изгнание или в могилу. Потому боеспособность ливийских войск и их организация поддерживались на сознательно низком уровне. Запрещались учения с боевыми стрельбами (чтобы солдаты, не дай Господь, не приберегли часть патронов для штурма столицы), исключалась возможность создания соединений выше уровня бригадных (чтобы не дать возможности какому-либо командиру сосредоточить слишком много войск под своей властью).

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Компенсировалась невысокая боеспособность ливийской армии ее исключительно хорошей матчастью. У Каддафи имелась нефть, много нефти, которая в 70-х несказанно подорожала. И на сверхдоходы от продажи углеводородов полковник организовал закупки громадного количества боевой техники. Французские самолеты «Мираж», советские танки, РСЗО, САУ, буксируемая артиллерия — все это позволяло даже посредственным войскам давить противника огневым шквалом. Особенно если у этого противника с армией все было не очень.

Чад современных войск почти не имел, французы оставили для вооружения местной армии практически исключительно легкое оружие. Не было авиации, не имелось тяжелой артиллерии и бронетанковых войск. Поэтому вторжения ливийской армии сплошь и рядом напоминали картину «Давид и Голиаф» — колонны ливийцев переходили границу и медленно двигались на юг, при появлении противника обрушивали на него огонь из всех видов тяжелого оружия, чадцы устилали землю трупами и отступали, стараясь тревожить противника налетами. Однако «пращи», из которой Давид поразил великана, у командиров Чада, увы, не было.

Фото: wikipedia.org
Танк Т-55 был основной машиной бронетанковых сил Ливии. Иллюстративное фото: wikipedia.org

Другое дело, что военная победа Ливии не означала присоединения Чада: даже силы, поддерживаемые Каддафи, придя к власти, не начинали проводить исключительно проливийскую политику. И после ухода ливийцев все начиналось заново. В итоге армии Каддафи приходили на чадскую землю четырежды с 1978 года. Самым крупным успехом Джамахирии оказалось едва не подписанное в 1981 году соглашение об объединении Ливии и Чада — но в итоге и оно закончилось ничем.

Тем не менее ситуация, когда ливийцы здесь и сейчас могут убить столько чадцев, сколько захотят, военачальникам раздираемой на части страны совершенно не нравилась. Что-то должно было измениться — и изменилось.

К середине 1980-х годов Муаммар Каддафи со своими территориальными претензиями, попытками построить через кровь и террор новое общество и финансированием политических убийств по всему миру, стал токсичен для большинства основных государств (почти такой же путь прошел почти в то же время Саддам Хусейн). Ливийского полковника теперь не любили ни в Европе, ни в США. Отправлять против него армаду, как против Хусейна, не стали: пока Франция при поддержке США ограничилась тем, что предложила Чаду тяжелое вооружение.

К тому времени лучшим чадским военачальником был президент страны Хиссен Хабре. Мусульманин, антикоммунист, жесткий диктатор, он ничего не имел против массовых репрессий — но при этом умел и любил воевать. В отличие от ливийцев, солдаты Хабре были вполне инициативны и мотивированы, обучены маневренной войне — но не имели ни тяжелой техники, ни образования для ее эксплуатации.

Потому, когда в 1986 году французы предложили поставить Чаду вооружения, Хабре прекрасно понимал: орды танков, САУ и РСЗО для его малообразованной армии подходили мало. И военачальник попросил у французов нечто получше, а именно — пикапы Toyota Land Cruiser.

Фото: suggest-keywords.com
Фото: suggest-keywords.com

Париж не возражал. Французская авиация перебазировалась в Чад и устроила здесь бесполетную зону: самолеты Каддафи, в основном советские, сбивались, если пересекали заранее оговоренную линию. А по находящимся в Чаде войскам Джамахирии ударила армия Хабре, посаженная на несколько десятков броневиков и 400 внедорожников.

Против ливийской пехоты у чадцев имелись 12,7-миллиметровые крупнокалиберные пулеметы — пули из таких буквально разрывают человека при попадании. А по советским танкам Т-55 и Т-62 прицельно били противотанковые ракетные комплексы «Милан» французского производства. Безоткатные орудия, минометы и гранатометы довершали дело. Абсолютно все это оружие вместе с расчетом превосходно помещалось в кузов «Тойоты».

Конечно, ливийские танки и БМП могли одним выстрелом превратить любую «Тойоту» в горящие обломки. Могли, но не успевали: в маневренной войне «Голиаф» безнадежно уступал, а «Давид» наконец получил свою пращу, способную убить великана. А создать плотную оборону, где каждый метр простреливался бы, солдаты Джамахирии не могли: сотни километров равнинной местности не перекроешь.

Результат оказался потрясающим: группировки ливийцев, чувствовавшие себя в Чаде как дома, менее чем за год были полностью разгромлены, потеряли тысячи убитыми. Сотни танков и БМП, множество техники было или утрачено, или захвачено чадцами. Сотни ливийцев попали в плен, включая главнокомандующего группировкой Халифу Хафтара.

Полковник Муаммар Каддафи, узнав о результатах, как-то поучаствовать в судьбе пленных отказался: сами виноваты. Хафтар обиделся, перешел в лагерь врагов Каддафи и сейчас, спустя десятилетия, возглавляет одну из сторон в гражданской войне в Ливии. Разумеется, в товарных количествах используя «технички».

А что с бегством Каддафи?

Триумф внедорожников в Чаде оказался громом среди ясного неба. Пикапы отныне стали стремиться достать буквально все иррегуляры от Западной Сахары до Афганистана. Да и регулярные войска тоже: в том же Афганистане миротворцы активно используют машины Toyota Hilux. А у талибов не раз видели татуировки в виде… кленового листа. Именно такое изображение есть на заднем откидном борту Toyota Hilux канадского производства. Что же касается театров военных действий на Ближнем Востоке, где используются пикапы, то тут можно лаконично ответить: везде 12,7-миллиметровый пулемет.

Не стала исключением и гражданская война в Ливии 2011 года. Вероятно, это и привело к мнению, что «за Каддафи гонялись по пустыне на внедорожниках». На самом деле не гонялись. В отличие от Саддама Хусейна, проигравший войну диктатор Ливии не прятался месяцами после своего свержения: последним оплотом власти Каддафи оставался прибрежный город Сирт.

20 октября 2011 года начался штурм Сирта войсками оппозиции — и только в этот день Муаммар Каддафи с приближенными попытался покинуть осажденный город. Тем не менее «гоняться» за полковником на внедорожниках не пришлось: французские самолеты быстро нанесли по колонне авиаудар, практически уничтожив ее. Раненного во время авианалета Каддафи уже не удалось ни увезти, ни унести далеко.

В дальнейшем же, совершенно очевидно, пикапы будут применяться в подобных конфликтах постоянно. Благо все условия для этого есть. И иррегулярные войска, и армии государств нашли свою идеальную машину войны — и вряд ли в ближайшее время чем-то заменят ее.

-25%
-20%
-15%
-21%
-10%
-99%
-21%
-50%
-15%
-50%
-30%
0073023